On-line

We have 108 guests online
Besucherzahler singles
счетчик посещений


Designed by:
SiteGround web hosting Joomla Templates
PDF Print E-mail
Pearls of Nikopol'schina - Poetry and prose
Wednesday, 24 December 2008 07:20
Стрілецька М.В.
Поетеса
м. Нікополь, Україна
Біографія

 
Матеріал надано в авторській редакції
 
 
 
Молитва

Как-будто не было...

Давным-давно, с трудом я вижу,
Держа лучину, преклонив колени,
Молилась моя бабка, согнувши спину.
В дали веков лица ее не разглядеть сейчас.
Небесный звук заставил
стоять ее  перед Живым в тот час.
Избрал наверно Бог,
и по Ему лишь ведомой причине,
кому стоять лицом к Лицу, держа лучину.
Видел Он, как посланный Им звук,
достигнул цели.
Тогда мели метели
и было трудно моей бабке разобрать, что это.
Но начала воображать,
что «Чудотворная» ее запела.
Подошла поближе, поглядела,
Как-будто все как было,
Но что-то сердце так заныло,
поправила рушник и вдруг,
опять всё тот же странный звук.
Как - будто плачет..., а сейчас смеется...,
а вот как птица на свободу рвется,
вот как ручей куда-то устремился... 
Где он? Куда?
А он комком в груди ее забился.
Заныло еще пуще, не уняться,
колени сами стали вдруг склоняться.
Не видя ничего сквозь слезы,
нашла лучину, зажгла,
и слез пучину перед вовек Живущим вылила.
Не помнит и сама о чем  просила -
звук разрывал ей сердце и она молила:
- «Великий Боже, я за род молюсь,
за тех, кто есть, а паче и за тех, что будут.
Мой Боже, Ты не допусти, что правнуки мои
веру в Всевышнего забудут.
Доколе будешь Ты в слезах печали за людей,
что знали и вдруг не захотели знать,
Того, Кто даровал им жизнь начать.
Уважь старуху, смилуйся мой Отче…»,
- глотая вопль, задыхаясь, но лишь четче,
о спасенье рода слышится  в ее стенаньи
- «…роди достойных, пусть не умрут в незнаньи.
Дай силу им идти, дай мудрости сверх меры
Мой Бог, их руки, ноги, сердце укрепи,
пусть не умрут без веры.
Пусть разрастется древо ввысь мое,
ствол-стержень - не сломать.
Корней бесчисленная рать
до вод живых достанет пусть.
Ты заберешь дыханье с моих уст,
но Духа Жизни в семени моем, не забери!!!».
...Стук в дверь: - «Старуха, на, возьми.
Господь благословил нас щедро.
За что? - Не знаю».
И ставит старик ведро, что полно рыбы,
разная такая.
Старуха подошла все понимая,
Глядит и видит...  правнуков в той рыбке,
больших и малых, и тех, что еще в зыбке.
От удивленья Божьего ответа - онемела,
попятилась обратно к образам и в небывалой
силе - звук вырвался наружу к небесам:
- Бла-го-да-рю! ! !
...И вот теперь, как-будто небыль - быль.
Преклонены колени - я пред Ним стою.
Молюсь Всевышнему, шепчу
- Бла-го-да-рю ! ! ! 
Благодарю Тебя, за все благодарю!
 
2001 г.
 
 
А я по радуге пойду...

Мне долго и упорно объясняли,
что в жизни все, как в разлинованной тетради,
которую давно и неизвестно чем разлиновали,
цветами черно-белыми, наверно шутки ради.

Вот белая пошла - лови удачу,
вздохни свободно, отдохни.
А если черная - то тут уж не до смеха,
впрягайся в лямку и тяни.

Заметила я и еще одну закономерность -
кто свято верит в черно-белую судьбу,
тот если б посчитал свои полоски, то увидел,
что черных почему-то больше, почему?

Вопросом этим я однажды задалась:
Зачем мы черно-белым судьбы мерим?
Но лишь увидела закон:
имеем то, во что мы верим.

Жила и вглядывалась в лета,
а ведь и правда, что мы видим?
Живем не поднимая головы
и ближнего до смерти судим.

Но что же делать, Боже, разве это жизнь
я жить хочу по настоящему, смеяться,
я познавать хочу, расти, любить,
хочу до бесконечности меняться.

Но разве можно изменяться в черно-белом?
Ты выживаешь в нем, а не живешь,
а если развернуть чуть-чуть листок,
вот ты уже и в кандалах бредешь.

"Охотник... каждый... знать... желает... где..." -
так красок требует мое сознанье.
Идут дорогой черно-белой те,
кто ограничен черно-белым знаньем.

Я верить не хочу в тетрадных линий опыт,
я верю, что есть лучшее начало,
я верю, что как всходит радуга в саду
так начинаюсь я у разноцветного причала.

Вот в красную вхожу я полосу -
завет я с Богом кровный заключаю.
В крови Его прощенье нахожу,
свидетельством и кровью побеждаю!

Ступаю я в оранжевую реку
и вижу, как спасают Моисея.
Здесь открывает Бог истории мне строки
и корни, без которых жить бы не сумела.

А желтая огнем спадает с неба,
в ней мощь и крепость разуму не властны,
Любовью эта силища зовется,
в ней Бога Всемогущего контрасты.

Зеленая стезя - душе моей отрада,
в ней обновленья светлый луч,
несет мне исцеленье и награду
и разгоняет стаи черных туч.

Мне голубое небо благодати
дает надежду, упованье на Творца.
И крепнет вера, что в стыде я не останусь,
исполню волю и дойду с Ним до конца.

Вот, Боже, и до синей я дошла.
Кто хочет знать Тебя - тот чашу пьет до дна.
Не откажу я сердцу своему познать
боль сердца Твоего и вместе с ним страдать.

- О, Боже, дай мне все преодолеть -
долготерпения и прощенья фиолет -
когда нет человеческих усилий,
тогда есть посвященье Богу Силы.

Где пот кровавый,  плети без числа,
где есть кресты, шипы тернового венца,
где отвержение, позор и стыд,                     
где неизбежность, боль от множества обид.

Но где кровавую полоску снова оставляя,
Ты на руках меня из ада... вносишь в двери рая.

2002 г.     
                
                     
Ветер Перемен или 
воспоминания старого города

Старый город и старые камни,
тихий шепот стареньких ставен.
Веет ветер давние звуки,
и никак те дни не забудет.

Он свидетель многих событий,
он свидетель жизни и смерти.
Этот город хотел бы забыться,
но кто заставит умолкнуть ветер?

Вновь и вновь он обходит владенья,
прислоняется к замшевым стенам.
И одним своим появленьем
возвращает к событиям древним.

Вот на башню седую оперся:
- «А ты помнишь пощечин звуки?»
Башня тихо слезу пустила:
- «Разве можно забыть эти муки?»

Ветер дальше поплелся устало,
лбом наткнулся на Плача Стену,
что хранит Его голоса песню,
хоть храма давно уж и нету.

Под стеной нарыдался вволю.
Лег росою на камни мутной.
Еще долго прикладывал ухо
и ловил чудных слов Его эхо.

Но вот эхо затихло, умолкло...
И раздался серебряный грохот.
Это смерти цена разбросана,
а еще... священников хохот.

Ветер наш, затыкая уши,
вдруг помчался в долину, к морю,
чтобы в шуме его не слышать
как пришло на народ Его горе.

Море, глядя на старого друга,
пеной фыркнуло еле слышно:
- «Мы пытались помочь - подняли бурю...
Ну и что из этого вышло?»

Как никто море помнит окрик.
Это грозное предупрежденье.
До сих пор холодок по волнам,
вот, что значит Божье веленье.

Ветер, только вздохнул легким бризом
и побрел по дороге в гору.
Это Лобное место доныне -
символ смерти, страданий и горя.

Ветер знает здесь каждую ямку,
знает самый маленький камень,
но лишь несколько самых заветных,
на которых крови Его пламень.

Здесь не надо спрашивать: «Помнишь?»
Все кричит здесь о том, что было.
Ветер, полную грудь набирая,
возглашает о том, что свершилось.

И как - будто собравшись  духом,
забывая о том, что лишь ветер,
он не в силах молчать о минувшем,
поднимается Слово сеять.

Он несется в долины и горы.
Он несется в деревни и город.
Вновь и вновь рассевает семя -
Семя Правды так нужное людям.

Он взирает на поле людское,
на огонь, что в сердцах потухает
и бросает в огонь этот семя,
и что силы его раздувает.

Нет, совсем не забыта Правда!
Перемены неся как торнадо,
Ветер, мощно расправив крылья,
Силу Правды высвобождает.

Не нарушив закон, но исполнив
Возвеличена Правда навеки
Исполненьем Закона Правды,
Будет жив человек вовеки!

2003 г.
 
               

Как даются имена

Вот небосклон покров поднимая,
открывал нам картину...
 
Как ангел крылами могучими взмахивал,
словно небо звездное вспахивал.
Видно далек был путь, видно тяжел полет,
был он не прочь отдохнуть, но не мог.

Слово Владыки дало, мощным крылам его,
силу, какою из смертных не обладал никто.
Словно алмазы и жемчуг он сохранял у груди
послание к маленькой женщине, что вот-вот должна бы родить.

Вот почему не мог он,
крылам своим отдых дать,
не должен был Божий посланник
на роды сии опоздать.

У Бога порядок строгий -
всему свое время и срок.
Не ты выбираешь дорогу,
не ты избираешь рок.

...Вот время, минуты, мгновенья...
И вот полнота пришла -
и нет уже больше терпенья -
скорее бы боль прошла.

Ах, руки б сейчас заломила,
повыла б, рыдала, вопила...
- «Ну, что Ты Господь придумал,
чтоб в муках жена родила».

И ходит она, и стонет,
на темное небо глядя.
И думает - как назвать-то дитя ее -
Саша? Наташа? Надя?

Все в голове смешалось,
от боли нету укрытия,
но что-то вроде мелькнуло,
почудились чьи-то крылья.

И не успев испугаться,
закинув голову к небу,
почувствовав чьи-то руки...
Дочь родила... и кончились родов муки.

Лежит, себя как бы слушая...
Ну вот, стало легче вроде.
Но не дает покоя -
какое же имя в моде?

Ангел в сторонке стоя,
лишь улыбнулся странно.
Подошел, наклонился к уху
и прошептал: «Та-ма-ра».

Этот посланья жемчуг,
который так долго хранил,
взял и рассыпал пред женщиной -
имя ребёнка ей подарил.

Затем помахав крылами
их над дитем сложил,
ведь давно и исправно
Ангел-хранитель у Бога служил.

- «Расти моя Пальма* высоко,
корни поглубже пускай,
сердце открыто для Бога
старайся держать, не закрывай.
 
Как маячок среди моря
дорогу укажет всегда,
девочка, ты среди горя
не унывай никогда.

Крепко держись корнями,
не пренебрегай друзьями,
детей люби, мужа чти,
Божий свет внутри сохрани.

Если хочешь кричать - кричи!
Если плачешь - то всем своим сердцем!
Если радость - то от души!
Если счастье - то чтоб мало места!

Ждет тебя дальний девочка путь,
ноги собьешь и заноет вдруг грудь...   
Ты на звездное небо смотри тогда,
знай, Владыка не дремлет,
не спит никогда, -
знает каждый твой шаг, сможет помочь...
А сейчас крепко спи, Всевышнего дочь».

*  ТАМАРА - финиковая пальма (древне-еврейское имя)

2001 г.
 
              
 
Лицо Земли

У рассвета - длани розового цвета.
Фиолетовые очи - у теплой, летней ночи.
И с румянцем алым - горящие уголья.
А у поля-полюшка - желтых кос раздолье.

Голубою кровью вены рек полны.
Гибкой черной бровью тропы пролегли.
Лучей пушистый веер - золото ресниц.
Свежее дыханье - водица из криниц.

Загаром изумрудным чуть покрыты ноздри.
Искорки во взгляде - серебряные звезды.
В каждой красной ягоде губы твои встречу.
А улыбка милая - в раковине жемчуг.
 
2003 г.
        
 
Моей дочери (Еве)

Ты спишь - я над тобой как небосклон
Зажгла тихонько свечи-звезды.
Тебя укрою я своим теплом,
Согрею этой ночью поздней.

Мой Ангелочек,  маленькая копия моя,
Похожа внешне и сопишь почти как я.
Припухли губы, точно в детстве у меня
Целую их, рискуя разбудить тебя.

Ты по постели раскидала крылья-руки,
Открыта миру, не боишься ничего,
А я припоминаю ужас, боль и муки,
Что пережили вместе до рожденья твоего.
 
Ты верным другом стала мне в тот миг,
Когда еще, не будучи рожденной,
Внутри меня стояла, в бой готовая идти,
Со мной отпор давала своре разъяренной.

Я помню, как мы чудом уцелели,
Когда раскрылись челюсти огня
И до сих пор вопрос-вопросов для меня
Как ты в живых остаться там внутри смогла?

Немного времени прошло и вновь беда -
Пробило тысячами вражьих  стрел меня.
Я видела, как жизнь рекой из ран текла
И ад, что абортировал тебя.

Ну, кто бы знал, что Богом ты дана,
Чтоб я со смертью бой преодолела.
Ты плюсовала свою жизнь к моей,
Чтоб вместе были вдвое мы сильнее.

Не зря сказала я, что ты внутри стояла
Тебя я  «ножками вперед»  рожала.
Дал не сгибающийся стержень Бог тебе,
Чтоб выстояла ты в любой борьбе.

Ты извини меня, что родила тебя на поле боя
На то видать была Господня воля.
Сказал Бог при рождении твоем, мой друг:
- «От чрева матери использую сосуд!!!»
 
2003 г.
 
 
Ода нам (красивым)

Я знаю причину пришествия весны
Это я, это ты, это вы, это мы.
Хотящие добра, внимания, надежды,
Томящиеся в зимней сонливости одеждах.
Так ждущие тепла, любви и новизны,
Так не хотящие несправедливости,
Бездарности, нечистоты.
Хотящие идти, бежать и покорять,
Всходить, лететь и преодолевать.
Хотящие цвести, давать тепло и плыть,
Хотящие рождать и завоёвывать, переходить мосты,
Распространяться,
И каждый час, минуту и мгновение меняться.
Хотящие стройнеть, блестеть глазами,
Приковывать все взгляды волосами.
И ослеплять, и вдохновлять,
И наполнять благословляя,
На подвиг сильных подвигать,
За подвиг Бога прославляя.
Хотящие давать и принимать,
Всё понимать, улыбки вызывать.
Потоки нежных слов могущие излить,
В которых сердце бьется: жить, жить, жить.
Хотящие высот, долин, глубин,
Могущие выбрасывать адреналин,
Вулканы, шквалы и цунами походить,
Быть лепестков нежней,
Белее голубиных перьев быть.
Имеющие крылья и могущие взлететь.
Хотящие согреться и могущие согреть.
Упрямые, закусывающие удила,
Могущие так реагировать, что всех бы удивила.
Боль уносящие, хотящие помочь,
И для детей своих не различающие день и ночь.
Хотящие звучать и слышать звук в ответ.
Хотящие гореть и мглу сводить на нет.
Хотящие зажечь и не давать погаснуть.
Могущие светить и не могущие угаснуть.
Могущие без рук любимых умирать,
И в этих же руках мгновенно воскресать.
Хотящие взрывать, могущие взрываться,
Как ни одна другая улыбаться.
И засыпать и просыпаться,
И хохотать, грустить и поддаваться.
Могущие Плисецкой быть, и Монсерат, и Ковалевской,
Могущие быть морем, горами, пролеском.
Закатом быть и всходом долгожданным,
Лучистой молнией и встречею нежданной.
Быть лютиком и бриллиантом в золотой оправе,
Противоядием к неверности отраве.
И пробуждающим прикосновеньем быть.
Могущие кричать, а иногда повыть.
Могущие как королевы выступать,
Приказам подчиняться и приказы отдавать.
Могущие увенчанными быть короной и венцом,
И лаврами, и просто клеверным венком.
Быть грозной, хрупкой, нежной, стильной,
Капризной, своенравной, сильной.
Хотящие быть всем, и вся, и для всего
И в то же время быть «лишь для него».
Хотящие вздохнув, расправить плечи,
В покое, мире отдохнуть, зажегши свечи.
Призвать огонь, и свет, и радость, и мечту,
Поднять высоко знамя, чтобы ту,
Которая в весне живет все видели,
Чтобы людские голоса воскликнули:
- Весна идет, пришествия весны причину знаем мы.
Это те, кто достиг вершин красоты,
Они сёстры с весной и не в счет здесь года,
Им много дано и так будет всегда.

Пришествия весны причину знаю я -
Это мы, это вы, это ты, это Я !!!

2004 г.
      

Ода нам - 2

Когда весенних капель переливы
Напомнят  мне, что вот, пришла весна
Я вспоминаю, как была природа терпелива,
Спокойно ожидая пробужденья ото сна.
Как долго каждой веткой ожидала
Томленье сонных сбросить грез,
И полной грудью, как отчаянно  вдыхала
Раскатов запах первых гроз.
Зажмурилась  и  съежилась от предвкушенья
Блаженства первого  - открытых глаз
Вздохнула глубоко, до боли ожидая наслажденья
Глаза открыла широко…
И увидала нас!!!
И удивлению природы нет предела
Вопросов  множество к Творцу:
- «Когда она меня опередила ?
расцвесть успела, отогреться и ожить ?
Когда налиться силами успела ?
Как после этого мне жить ?
Послушна я Тебе была,
Когда от холодов закрыла очи,
В смиренье пред Тобой спала,
Приняв с Руки Великой негу ночи.
Я в упованье на Тебя ждала
Минуты первой пробужденья,
Чем непослушна я была,
Что ты отдал ей предпочтенье ?
Я слушать не могу, как сравнивают
Стан ее с березами,
Речь с говором ручьев,
Глаза - с озерами.
Все то мое и мне принадлежит
Луга и запахи, рассветы и закаты
Но почему же все…  у ног ее лежит,
Ведь не было ее совсем когда-то ?»
Господь в ответ Природе улыбаясь, ответил тихо!
- «Вот, смотри...»
И та  увидела, как боль превозмогая,
Рождалась женщина у жизненной черты.
Увидела Природа и такое,
Что потрясло ее до глубины души,
Как женщина рождалась… каждой ночью,
Не нарушая криком утренней тиши.
И в родах этих, полных боли
Рождалась также красота,
Которая с самой природой
Соперничать теперь могла.
- «Ты спрашиваешь мой секрет, - он прост:
От холодов и тяжести судьбы
Тебе спасенье - сон и пробужденье
Я ж умираю, если больше не могу
И воскресаю рано по утру.
И в этом ежедневном пробужденьи,
Преодолев судьбы пороги,
В величии и красоте моей уж нет  сомненья,
Передо мной открыты все дороги».
Задумалась, Природа:
- «Ежедневно? Быть в уповании перед Ним,
Что ты увидишь свет? Ну нет!
Пусть пальму первенства возьмет Она,
Которая прекрасна, грациозна и сильна
Соперничать с такою смысла нет,
Пусть поклоняется достойной свет».
…Господь кивает головою,
Ну вот,  дилемма женская разрешена.
Достойна та, кто Господом от века
Быть первой благословлена!!!!!

2005 г.
             
      
Откровение

Я стою на краю моего сознанья
Подо мной премудрости млечность
Мне не хватает слов - познанья,
Чтоб описать эту грань по имени Вечность.
      
Я стою на краю, едва лишь чувствуя опору
Мне не стоять, взлететь сейчас бы в пору.
Но в то последнее, едва заметное мгновенье,
Улавливаю Вечности движенье.

Там на краю, на грани моего и Твоего сознанья
Есть торжество движенья Духа Твоего.
А почему? Да потому, что добивается познанья
На тёмном, мрачном небосводе разуменья моего.
      
Неутомимый труженик, Он носится доселе,
Вдыхает жизнь в сознание мое,
Я отодвинулась, дышу я еле,
Чтоб не вспугнуть дыхание Твое.

Я с замиранием сознанья своего слежу,
Как прикасается сознанье Божье,
Зовет и манит: «Ну, перешагни черту!
Увидишь глубже, дальше, больше».
      
Но стопы вроде приросли к черте:
- «Дала и так Тебе я много места!»
Потоками, как паруса, Ты наполняешь крыла мне
И свету Твоему во мне вдруг стало тесно.

Как описать мне откровение Твое -
Сознанья грань, неисследимости границу?
Смотри на небо, видишь звезды, вот оно
Еще могу сравнить с полётом птицы.

И вновь, и вновь стою я на краю
Я не боюсь уже, расправив крылья, жду
В одно мгновенье отрываюсь и лечу,
Все понимаю, надышаться не могу.

Вот Истина Твоя, что новая звезда,
Вдруг вспыхивает у меня в мозгу.
Ты радуешься новому творенью Своему,
А я от радости кричу: «Я ПОНЯЛА! Теперь я ВСЕ смогу!»
 
2002 г.
 
 
Свидетель

Звучит приговор: - «Свидетеля убрать!»
И исполнителей бесчисленная рать
С оскалом злобным собралась - не удержать.
Готовы растерзать, сожрать и растоптать,
Развеять даже память в прах
О том, кто видел,  слышал и в впотьмах кричит:
- «Я  видел, видел этот свет, он есть
И то, что его нет, такая ложь, что силы нет терпеть!
Пусть я умру, но я не соглашусь смотреть и видеть тьму!
Я понял, выход есть из вечной мглы
И нужно лишь взорвать мосты, что в мглу ведут!
- Эй вы, сидящие во тьме, вы тут?
Нам шанс дают!»
И наглости такой не может тьма стерпеть -
Скорей, скорей с лица земли стереть
Свидетеля  явленья света,
Ведь на прозренье вето наложила тьма.
И думает она:
- «Как мог увидеть он, как мог понять,
Сквозь пелену интриг, контроля, лжи, лукавства,
Как мог нарушить он уставы царства?»
А этот деятель кричит опять:
- «Ну, хватит, хватит спать, пора вставать!»
Не долго и вообще так царство потерять.
Поэтому суд строг: - «Свидетеля убрать!»
И все бы ничего, что стоит рот закрыть,
Не первый он и не последний тоже,
Сколь их легло добычей лжи,
Что им ни что уж не поможет.
Но вопль будоражащий сознанье,
Приковывает Божие вниманье.
И над судом мирским встает Господня милость
И за Свидетеля в борьбу вступают Божьи силы.
И приговор другой приходит в исполненье
- «Свидетеля спасти! Он ценен без сомненья
и на Суде Вселенском обязан он предстать!»
И неприятельская рать мгновенно отступила,
Свидетелю дорогу уступила.
И клацанье зубов напоминало лишь
О том, кто ты и где стоишь.

Кричи Свидетель и не умолкай,
Из бездны естества дух истины высвобождай,
Кричи всем вопреки, кричи хоть до небес,
Чтоб не посмел и голову поднять вонючий бес.
Кричи из духа своего, чтоб слышала земля,
ЧТО БОГ ЖИВОЙ!!! И нам молчать нельзя!

2004 г.
 
        

Тайна Рождества

Рождественская ночь - гремят колокола,
Густою темнотой одетая земля,
Покрою голову, колени преклоню возле окна,
Чтобы узнать, о чем гремят колокола.
 
Вот главный колокол набат вбивает в землю,
Как-будто метит каждый дюйм земли
И разворачивает он к себе,
Тебе в лицо кричит: «Внемли!»
 
Бой небольших колоколов,
Что коклюшки у кружевницы
Плетут невидимую звона пелену
Скрывают от недобрых глаз, хранят и отведут беду.
 
А вот и зазвонили те, что колоколами, лишь зовутся
Звенят, пищат и на свободу рвутся
И расшивают бисером, сплетенный звоном полог,
И детского веселья их так много.
 
Остаться безразличным к звону невозможно,
Когда все оживает и сердце вторит в такт.
Как-будто тоже колокол и братьев отыскало
И бьется, рвется и колотит невпопад.
 
Кто остановится послушать это действо,
Рождественской, священной ночи,
Тот непременно увидит и семейство -
От радости светящиеся очи.
 
- «Христос родился! Мальчик крепок и здоров!»
Мария не находит себе места.
Иосиф, будто сам из докторов: -
Лелеет, гладит, прижимает к сердцу.
     
Вот главный колокол - гремит Отец:
- «Смотрите люди, Я дал Сына!»
Бой небольших - плетущаяся в лоне женском жизнь,
Что семя Божье не отринет.
 
Звон маленьких - что детский смех,
Который слышим год за годом,
Гремят колокола и это отражение того,
Что скрыто за рождественским пологом.
 
2003 г.
 
               
Я выбор Твой (Причитания)

Я лежала в кровях при дороге,
всеми брошена, грязная.
Нехотящая уже ничего,
немогущая, безобразная.

Что же жизнь моя идет побоку,
а ведь я совсем молодая.  
До кровей разбивалась я
нескончаемо в грязь попадая.

Вот смотрю в разны стороны,
жизнь из дней состоящую.
Что же в ней одни вороны,
наготове уже стоящие.
    
На обочине я в крови своей,
пыль дорожная припорошила,
что же делать мне с жизнью моей,
ведь не видела в ней хорошего.

Вереница дум, миллиарды слез,
почему же нет воплощенья грез?
Была девочкой, ведь мечтала я
быть красивою да счастливою.
     
Где же бродит-то счастье вечное,
не по мне видать платье кроено.
Где же чувство-то, человечное,
где ж дворцы на любви построены?
 
И не думала, и не мыслила -
повороты есть у обочин тоже.
Оказался Ты на дороге той,
какой волею, какой силою?     
 
Что пройти Тебе мимо стоило,
грязь кругом - разглядеть нельзя,
нас ведь тысячи на обочинах,
что же Ты время-то тратишь зря.

Но не слушал Ты причитания,
от кровей омыл, подобрал с земли.
На руках носил, недостойную,
о любви Своей часто мне твердил.

Кто же вынесет муку смертную -
нету сил моих даже глаз поднять.
Ты ж не просто муж, Ты ведь Царь Царей,
где же мне любовь-то понять.

Не дойдет никак до сознанья мысль,
что избрал меня среди тысяч Ты.
Что ж увидел Ты, разглядеть что смог
и спешил ко мне не жалея ног.
     
Не проси меня заглянуть в глаза -
утону я в них, ведь еще слаба.
Перевязь мою, с ран еще не снял
всё кровят они, сколько б не менял.

Ты без устали, как за дочерью,
от зари до зари со мной носишься.
Стал Ты мне и отцом и  матерью,
за меня день и ночь молишься.
     
Не отвечу я на вопрос простой:
Почему Тебе я поверила,
и истерзанную немощью,
почему все же душу доверила.

Непонятен мне чудный выбор Твой,
но оттаивать начинаю я
И неведомый для меня покой
замечать в душе своей стала я.
     
Успокоилась, отогрелася,
улыбаться я стала солнышку.
Утро Ты мое долгожданное,
Жизнь, рекою в меня текущая.
 
2004 г.
 
     
 
Я дыханье Твое пью...
 
Я дыханье Твое пью,
Без него не смогу - умру.
Я дышу в такт с Тобой - Ты мой.
Стук сердец - перезвон колокольный.

Смотришь Ты на меня - прозреваю и я.
Простираешь крыло - я в покое.
Взмах ресниц - я слеза на щеке у Тебя.
Кто мне скажет: что это такое?

Зажигаю свечу и вижу Тебя
Твой волнующий взгляд предо мною
Водопад своих чувств Ты излил на меня
Что же будет теперь со мною?
 
Вот движение губ - столбенею любя
И лишь Ты воскресить меня можешь.
Вот звучание труб - сигнал для меня
Я раскрыла обьятья - Ты тоже.
 
Мое сердце в ответ перестало стучать
Тишину не нарушит ни звуком
Никогда не устанет Тебя ожидать
Для него сейчас вечность - минута.
 
Я дыханье Твое пью...
Проникаю в Тебя Боже.
Возвратиться обратно хочу,
Там внутри мое брачное ложе.

Говорят много люди о том,
Что есть точки соприкосновенья.
Я знаю такую одну -
Мое «Да» на Твое повеленье.

Дрожанье мое у груди,
Ты читаешь как музыки звуки.
Кто меня может спасти?
Когда нет Тебя - нестерпимые муки!

Слышу голос Твой и падаю ниц -
Я готова рыдать и смеяться.
Что за дело мне до судеб и лиц -
Бесконечно готова меняться.

Я дыханье Твое пью,
Разряжая от судорог душу.
Я Тебе шепчу, что люблю
И... «ЛЮБЛЮ!!!» в ответ слышу!!!

2003 г.
 
         
 
Я Евой рождена

Открыты Богом тайны мирозданья
Ничто не спрятано - иди, бери
Он обнажил Себя созданью
Доказывая: путь свободен, лишь твори.

Но то, что скрыл Он неподвластно летам
Наукой не доказано и людям
Досталась лишь формулировка,
А что внутри - доныне судим.

И скрыл не зря Господь и таинством назвал
То, что теперь зовем мы тайной материнства
И за Собой в далекий путь позвал Он женщин
И они пошли (наверное из любопытства).

Вопрос вопросов для меня и задаю его я Богу:
- «Ответь мне, Боже, почему Адамов не позвал в дорогу?»
Адам проверен был Тобою в этом  деле -
«Родил»  ребро - дал жизнь прекрасной Еве.

Хоть не совсем и напрягался в сем Адам
Когда творил Ты - он спокойненько так... спал.
В тендеме вашем получилось все отлично
За что благодарю, Тебя мой Боже, (лично).

И восхищаясь качеству Твоей работы
Поют доселе восхваленья стар и млад,
Так почему бы не продолжить старый опыт
Мы род Адамов  сильным называем  как ни как.

Так можно бы и дальше рассуждать нам о гармонии
Но Бог являет волю, доверив Еве чадородие.
Законам вопреки и вопреки всем мнениям,
Творя все то, что неудобно разумению.

Так женщин слабых Бог избрал для дел великих
Провозгласив однажды: - «Славы не отдам!!!
И немощное Я превознесу над сильным
Не возгордится созданный Моей рукой Адам».

И чтобы дальше не было сомнений,
Что Бог рождает, а не человек,
Сошел Он Духом на Марии светлый гений
Так был рождён Великий Богочеловек.

Но чтобы женщина все ж знала свое место
И отдавала Богу славы светлый миг
Забрал «адамов» сон, оставив родов муки
С тех пор кричит она: - «О, Боже, помоги!!!!!»

Но все ж довольна я, что Евой рождена
Твоя мне, Боже, внутренность дана
Благословение сие от века к веку
С Тобой участвую в твореньи человека!

2004 г.
 
            

Я зажигаю свечи

Я пред Тобой зажгу свечу,
настал шаббат, священный день покоя.
Твоё я Имя призову,
чтоб мою душу успокоил.

Твоё великое «Я Есмь» -
свечи колеблющейся пламя.
Ко мне приходишь Ты в огне,
что над свечой почти как знамя.

Ты знаменем огня был и тогда,
когда народ свой выводил из рабства.
Я помню это, будь и для меня
путеводителем из лжи коварства.

Под это огненное знамя я встаю,
с Твоим народом участь разделяя,
хочу я с ним единым быть и потому
хоть маленькой свечой, но присоединяюсь.

Я вновь зажгла свечу и Твой огонь
ворвался в бытие мое.
Провозглашаю этим - будет день,
когда придет спасение Твое.

Надеюсь, что мой маленький огонь
вольется в реку Божьего знаменья.
Гори светильничек души моей,
не поддавайся общему затменью.

Душой своей я плавлюсь, как свеча,
над нею плачу, еле дух переводя,
но не зальют потоки горьких слез ее,
Огонь свечи - огонь Любви из сердца Твоего.
 
2005 г.
 


              * * *

Я не отдам Тебя никому!
Все против меня,
Все хотят только Тебя.
    
Ветер рвет шторы
И нет никакой силы его отогнать.
Я закрою окно.
Спать.

Луна льёт свой свет в каждый проем.
Хамка!
Я светить буду ярче
И мы будем вдвоем.
    
О, как назойлив океан,
Прибоем своим зазывая Тебя.
Я сама, как волна, Тебя обниму
И не отдам никому.

Запах цветов пьянит
И Ты наклоняешься к ним.
А я ненавижу их, хотящих Тебя увлечь.
Что делать мне? И как Тебя уберечь?
      
Я рассыплю волосы свои, как полосы,
Ранним утром скошенной травы,
Пусть попробуют цветы
Сравниться с запахом росы - я им наполню комнату.
                                
Трель птиц - она набатный колокол,
Что приговаривает меня:
- «Уйди! Ты не пара Ему!
И вообще, кто ты?»
                                        
Что сказать мне в ответ? 
Есть во мне вопль, есть голос живой
Я творенью кричу: - «Он только мой!»
Всей вселенной воплю: «Он только мой!!!                               
Венчал меня Бог над всей красотой,
Над крепостью всей и всей силою,
Чтоб была только Ему милою!!!!»
                                           
За ту любовь Всевышнего благодарю.
За то, что я люблю,
                  люблю Тебя,  
                             Тебя люблю.
 
2001 г.
 
     
 
Я Тот, Кто спасает душу!

Мир из кубка пригубил пьянящее его вино
И ничего ему, что в глазах слезы были то!
- «А что, я пьян, и хорошо!!!»
Я ж не могу пролить слезу, закрыв глаза
И не пойму - ну в чем опять моя вина???
Я распахнув объятья, сердце настежь
Дарить хочу надежду, радость, счастье...
Но разогнавшись, доверяя,
Удар смертельный получаю!
И кубки глаз опять полны слезами,
Смертельной болью, что весь мир так опьяняет.
И хохот слышу: - «Вновь я пьян...
Сейчас достану свой кальян
И докурю твое дыханье!
Ты хочешь счастья??? Что ж похвально...
Пока поймешь ты, что и почему,
Я высосу по капле жизнь твою!!!»
Все сплошь смешалось в голове, не понимаю
Зачем же жить, если не знаю,
Как лучше сделать этот мир?
А он хохочет и лишь пир
Устраивает на слезах моих.
И я решаю: - «Из нас двоих
Друзей не будет никогда!
И если все мои порывы тщетны,
и если во Вселенной нет добра,
зачем, скажи, моя душа???»
Так рассуждала я тогда
И к краю бездны подползала:
- «Я как свеча, вот догорю,
кого согрела, не пойму,
зачем светила и вообще, а был ли свет???
Сейчас мне все равно... раз счастья нет!!!»
Меня мгновенья не держала,
Черта, что бездны разделяет.
Скатилась в пропасть и уже лечу.
Кого успею, тех прощу!!!
Не различив толчок отчаянья,
В последний раз, как на прощание
Я окна сердца распахнула,
Чтоб хоть немного воздуха глотнуло
и успокоилось оно...
Но... как в кино...
Вся жизнь моя прошла перед глазами,
что непокорными слезами застилало
...Вот я упала...
Что на ноги меня подняло???
...А вот смертельно ранена...
Но смерть бежит, а я встаю!!!
...Вот на обрыве, на краю...
И все ж я силы нахожу,
Чтоб взять барьер и снова в путь...
...Мне раны не дают уснуть...
Но чьей-то нежною рукою мне перевязаны они...
...А вот не нахожу покою, и без надежды ночи, дни...
Но вопреки всему...
Не умереть, а жить хочу!!!
Вот это да-а-а!!!
Вот это откровенье!!!
В жизни последнее мгновенье!!!!
Так значит, ложью было то, что нет добра!?!?!?
Так значит, существует Сильная Рука,
Что может пьяный мира рот закрыть
И что-то в душах изменить?
Так значит, есть Спасения Судьба!?!?!?
Я в дикий крик...
- «А Я-а-а-а-а-а-а!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!»
 
Ослепнув от отчаянья и боли,
Не различая тьму и свет,
Упала я Кому-то в руки,
И поняла: смерти сказано «Нет!!!»
И вдруг, как легкое дуновенье
Я шепот на ухо слышу...
И не прозревшая еще кричу:
- «Ты  кто-о-о!?!?!?!?!?!?!?»
И в ответ... так нежно...
- «Я Тот,  Кто спасает душу...»

2006 г.
 
                                               ЛИРИКА
                                  
Смотрю в огонь 

Смотрю в огонь и вижу я знакомый лик...
Моей свечи на нем сверкает блик...
Изгиб бровей, ухмылка милых губ...
Взгляд и не ласков... и... не груб...

Играет пламя на твоем челе...
Я вся вниманье, я на стороже...
Может увижу движенье губ...
Хоть взгляд не ласков..., но ведь и не груб...

Последний луч коснулся милых глаз...
А лик как-будто бы очнулся и ожил...
Мне показалось?... Или это поцелуй слетает с губ...
Пусть взгляд не ласков... но ведь и не груб!!!!

2004 г.
 
 
Я ночь не спала, я все видела

Я ночь не спала, я все видела...
Как падали звезды и светом своим
они освещали тебя - ты был не один...
Я видела в тусклом мерцании их,
как ты улыбался, как ты прикасался,
а затем удивлялся.
Был только ты... и я!
Ах да, еще звезды - они тоже все видели.

2001 г. 
 
 
Стук времени

Тук, тук… Кроме меня никто не слышит этот звук.
Стук, стук… боюсь и я сказать об этом вслух.
Мгновенья стук, секунды стук, стучит песок,
Летят песчинки в никуда, а отдают в висок…

Неслышный шелест для кого-то этот стук…
Так мчится время без тебя - все валится из рук…
Я бы хотела закричать - да кто поймет,
Я знаю нужно ждать, ведь жизнь идет…

Я не могу закрыть глаза и все забыть,
Выстукивают дни в года - и как мне быть?
Я набираю воздуха, побольше, в грудь,
Быть может, так удастся время повернуть…

Ну, может не вернуть, а чуть замедлить ход,
Чтоб не песчинки падали, а легкий снег пошел.
Я буду тихо, тихо так дышать,
Чтобы полету белой стаи не мешать.

Я не заметила, как вдруг пришла зима,
Стучит в окно чужая - и мерит времена…
И как ни странно, мимо, пройти не тороплю,
Я подожду, душа моя, я потерплю…

Мне б только знать, что там, где все года на взлет…
Ты также ждешь, не прерывая чувств полет…
Смотрю на подающий в никуда песок -
Ты не со мной... да не-е-ет!!!
«ПОКА… ты не со мной!!!» - стучится мысль в висок…

2009 г.   
                                                 
                          
 
 
 
 
 
 
Last Updated on Tuesday, 21 December 2010 14:42
 
Нікополь Nikopol, Powered by Joomla! and designed by SiteGround web hosting