On-line

We have 644 guests online
Besucherzahler singles
счетчик посещений


Designed by:
SiteGround web hosting Joomla Templates
PDF Print E-mail
Нікополь літературний - Полозенко Олег Миколайович
Monday, 27 September 2010 11:07

Полозенко О.М.
Поет, письменник
м. Нікополь, Україна
Біографія


Никопольские рассказы
(Из книги "Секрет бытия")

 

Замість тисячі слів

 

Вода у Каховському водосховищі позеленіла, камені, які стирчали з неї, були покриті мулякою. Тхнуло гниючими водоростями. Чутно били об каміння хвилі.

Юрко боляче ляскав картами по носі Ігорка, який програв у дурня.

- Яка нудота! - позіхнув Вова.

- Сьогодні новий Місяць. Володю, приєднуйся до нас, - проказав Слава. - Ми увечері йдемо на персики.

- Персики мене не цікавлять, Славику. Юрко каже, що у однієї старої жінки чудовий виноград. Ми всі йдемо туди. Хлопців зберемо.

Нікополь засинав у приємних літніх сутінках.

Провулок здавався глухим, але в заростях кущів, у гіллі дерев, звисаючих через паркани, ховався поворот.

- Будинок ми знайшли. Тепер треба відшукати виноград.

- Тихо! - Славик закинув ногу на паркан.

- Ну все, за діло, хлопці! Чи ви в штани напрудили? Боїшся, Ігоре?

- Та ні. Просто мені це не довподоби.

- Коли побачиш виноград, тобі сподобається.

- Не бійся, Ігоре. Ніхто ні про що не дізнається. Не думаю, що ця стара клюшка прокинеться.

- Між іншим, одна живе.

- Не треба! Це добра жінка. Вона, часом, всіх пригощає, - проказав Ігор.

Юрко обернувся та іронічно покивав головою, але даремно, бо в цю мить напружені ноги його поїхали, і він ткнувся у липке місиво. Славик над силу встиг підхопити його, і, між іншим, теж мало не зіскочив з дротяної загорожі.

- Виноград!

- Тьху! Та він же кислючий!

- Пфе! Яка гидота!

- От зараза! Ти нас надув, Юрко! - Славик зі злістю жбурнув у нього величезне гроно ягід.

Хлопчиська зі сміхом почали жбурляти одне в одного виноград, бігаючи по всьому винограднику.

- Гаразд, хлопці, гайда тоді за персиками! - запропонував Славик.

- Далеко?

- Через три вулиці звідси.

Незабаром вони вже залізли на дерево. Ігор не втримав рівновагу і його ноги спорснули з гілки. Загавкав пес. Найближче до них вікно зненацька спалахнуло електричним світлом, з будинку показалася сива голова.

- Ось я зараз пса на вас спущу!

Хлопці, як горобці, злетіли з дерева. Слідом за своїми друзями Славик останнім перемайнув через паркан. Позаду почувся голос хазяїна:

- Ну нічого, поганцю! Я дістанусь до тебе! Біжи, біжи, але від самого себе ти ніяк не втечеш...

- Ні сорому, ні совісті! Подивіться, що вони зробили з деревами! - гнівався гучний голос. - Коли все це закінчиться?

- У міліцію треба заявити! їх ціла банда.

- Вони, як зграя сарани! - несамовито закричав молодий жіночій голос.

Хлопчики пробігли кілька провулків і, вискочивши на світло вуличного ліхтаря, зупинилися, щоб віддихатися.

- Слухай, подивись на себе! У якому ти вигляді?

- А ти наче чистіший! На себе подивись!

Сорочки, обличчя, руки в усіх були замурзані і липкі від розчавлених персиків і винограду. Сміялися дуже довго.

- А що, якщо і справді в міліцію заявлять? - занепокоївся Ігор.

- Ну то й що? Ніхто достоту не знає, хто це був, - заспокоїв його Славик.

Усі розійшлися по домівках.

*  *  *

Прямуючи до школи, молоденька вчителька української мови і літератури Ніна Андріївна побачила сивочолого чоловіка, який, тяжко спираючись на палицю тремтячими від старості руками, напевно очікував саме її.

- Доброго ранку! - першим привітався він. - Я дуже прошу мене пробачити. Розмова у мене до вас.

- Що трапилось, дідусю?

- Трапилось, - кивнув він. - Якби ви тільки бачили, що ці школярі витворяють! Спустошують сади, ламають дерева, плюндрують виноградники. І це кожної ночі! Спасіння від них немає! Вони ж не тільки крадуть, вони... руйнують. Скільки ж це триватиме? Невже в них немає ніякого уявлення про совість? Чому ви їх там тільки у школі вчите? Ви що, ніколи бесід з ними не проводили? Хіба нам до міліції звертатись?

Ніна Андріївна зблідніла.

- Чи ви зможете щось зробити? - з надією запитав чоловік.

Вчителька гірко зітхнула.

- Та хіба роз'ясниш їм? Дідусю, миленький, чи ви думаєте, вони мене послухаються? Нещодавно я запропонувала їм написати у творах, що вони думають про шкідливість від паління, алкоголю, наркотиків, як ставляться до нецензурної лайки, до хамства. І що ж? Мої учні усі як один написали чудові твори. А насправді, чи знаєте ви, чим вони займаються за стінами школи? - вона замовкла і відвела погляд. Старий нахмурився.

- Підлітки живуть подвійним, навіть потрійним життям, - проказала Ніна Андріївна.

- Вони вдома і у школі поводять себе зовсім не так, як на вулиці. Чоловічки з подвійним дном. Вони хтять палити цигарки, випивати, ходити "крутими", бездумно жувати жуйку, грати в карти на гроші та на роздягання... Звиняйте, що я питаю, ви ж і самі були колись підлітком? Згадайте! - молоденька вчителька сміливо підняла очі на старого чоловіка.

- Так, я сам теж був, звісно, колись підлітком, - згодився він. - Ми пили, палили. І, до речі, теж лазили по чужих садах. Але в мене була у школі чудова вчителька. Тільки завдяки їй я не опинився за ґратами. Я - учень, і я знаю, що говорю.

Старий пильно подивився в очі тоненької дівчини.

- Їм невідомо, що таке совість. Навчи їх совісті.

- Як же совісті навчити? Є речі, яким не навчиш.

- Якщо вони достатньо дорослі для написання таких творів, то вони достатньо дорослі, аби розуміти, що саме вони пишуть.

*   *   *

Урок української літератури був останнім. Ніна Андріївна оголосила:

- Домашнє завдання - написати твір "Совість".

- Це що - виховання характеру? - не зміг утриматися від їдкого зауваження Славик Кандиба.

- Ви серйозно хочете, щоб ми написали ще один твір-сповідь?

- Деякі люди погано розуміють, - крижаним тоном відповіла вчителька.

- Щоб розуміти, треба "поняття" мати! - крикнув з останньої парти Юрко Вітренко.

Передні парти підхихикували. Ніна Андріївна зиркнула на Вітренка, але промовчала.

- І що ж ми маємо написати про совість? - запитала відмінниця Оксана.

- Все, що ви думаєте про неї, як розумієте і відчуваєте.

- Ніно Андріївно, а якщо ми усі натовпом підемо до бібліотеки, попросимо філософський словник, знайдемо слово "Совість" і просто скатаємо у зошити, ви нам усім поставите однакові оцінки? - з усміхом запитав Вітренко.

- Ні, не однакові, бо ти, Вітренко, навіть при простому переписуванні тексту примудряєшся робити по дві-три помилки у кожному слові.

Клас посміхнувся.
- Доведеться вирвати сторінку із книги та наклеїти у свій зошит. Тоді буде без помилок, - продовжував розмірковувати Юрко.

- Кандиба, проконтролюй, щоб він наклеїв вирвану сторінку не догори ногами, - зауважила Ніна Андріївна.

- А чого як тільки, так Кандиба? Я взагалі принесу вам найкоротший твір: "Совість". У мене нема совісті!" - оголосив Слава.

Клас захихотів.

- Ви поставите мені відмінну оцінку за щире признання? - наполягав Кандиба.

- Минулого разу, коли всі писали твір за темою "Чому я не вживаю наркотики", ти що написав, Кандиба?

- "Я не вживаю наркотики тому, що у мене їх немає".

Клас вибухнув від сміху.

- Стильно мислиш, Кандиба! - промовила Оксана, коли вони йшли додому. - Ти, мабуть, знаєш, що таке совість?

- Якщо чесно, - Слава наморщив лоба. - Я знаю лише слово, але... хотів би його зрозуміти.

- Я згодна. Це неможливо пояснити словами.

Він зупинився і взяв її за руку:

- Та ну її, цю совість. Скажи ліпше, ми зустрінемось сьогодні?

- Надії юнаків живлять! - вона побігла до свого будинку.

- Знову злигалася з цим бандитом? - пробурчала мати, ледве Оксана увійшла у хвіртку. - Вимахала дилда вище мене зростом, а розуму досі не набралася!

- А що таке? - спалахнула дочка. - Ми просто разом ішли зі школи.

- Я тобі скільки разів казала, покинь його! - не вщухала мати. - Теж мені, знайшла кавалера!

- Ти його не знаєш. Він нормальний парубок...

- Щоб я тебе більше з ним не бачила!

Батько вийшов на ґанок.

- Ти бач, яка вона розумна? - повернулась мати до тата.

- Так, я - розумна! І взагалі: це моє життя!

- Щось ви всі такі розумні стали!

- А якими ми, по-твоєму, маємо бути? - обурилася Оксана. - Ми не такі, якими ти хотіла б нас бачити? - вона кинула свою шкільну сумку молодшому брату і хутко вискочила на вулицю.

Тато підійшов до матері і поклав руку їй на плече:

- Ти злишся тому, що вона не підкоряється тобі?

- Я боюся, як би нічого з нею не трапилося... Останнім часом вона нічого мені не розповідає, нічим не ділиться. Надто швидко хоче дорослою стати.

- Гаразд, заспокойся. Це ми, дорослі, намагаємося не приймати спонтанні рішення.

А для дітей усе в житті трапляється вперше.

- Нехай тільки-но не з'явиться додому до сутінок, я їй випишу березової каші.

*  *  *

Хлопці скупчилися під кручею. Мовчки слухали набігаючу на берег хвилю.

Юрко задивився на дівочу постать, що майоріла вдалині.

- Оксана?

- Авжеж!

- Подобається вона тобі? - усміхнувся Ігор Юркові, - гарна дівчина.

Оксана підійшла й присіла на камінь поруч зі Славиком.

- Щось трапилось? - відразу помітив лихе Слава.

- Вся річ в дорослих... Мені настогидло, що вони вказують, що нам робити. Вони гадають, що все знають краще.

- До речі, куди ми сьогодні ідемо? - запитав Юрко.

- Персиків хочу, - зажадав Славик. - Таких, як учора. Сьогодні ми сходимо туди знову.

- Невже ви туди підете після вчорашнього? - здивувався Ігор.

- А що, є ще якісь геніальні ідеї?

- Оксано, може і ти з нами?

- Та ви з глузду з'їхали! - спалахнула дівчина.

- Гадаєш, що потрапиш до пекла за те, що вкрадеш кілька персиків? - усміхався Юрко.

- До нас хтось наближається! - проказала Оксана, відсовуючись від Славика.

Славик оторопів, коли побачив під стіною кручі зігнуту постать. Це була бабуся, худа і маленька.

- Це та сама старенька, у якої ми вчора увесь виноградник поламали!

Усій компанії хотілося розсипатися, але ноги їм не корилися. Як в жахливому сновидді, прикуті до місця моторошною та незрозумілою силою, вони стояли, дивлячись на велике відро у висхлій руці старої жінки, повне винограду та усіляких фруктів.

- Добридень, діти! - всміхнулася старенька.

Славик був впевнений, що вона занудствуватиме про свою тяжку працю по господарству, про те, що вони, підлітки, не тільки нічого не роблять самі, а й крадуть урожай інших…

Але бабуся сказала:

- Я принесла вам фрукти, діти. У вас у кожного вдома росте виноград. Але в мене не такий. Дуже рідкісний сорт. Я вирішила принести вам спробувати. Пригощайтеся, дітки!

Вона охайно виклала фрукти на великий і плаский, як стіл, камінь. Були тут і медові груші, і величезні сливи, і ніжні персики, і золотаві яблука. А виноград - шикарний, з величезними довгастими ягодами; кожне гроно ледве вміщувалося на двох долонях.

- Ви, мабуть, переплутали. Цей сорт винограду росте біля моєї літньої кухні. Треба було вам вдень прийти і погукати мене. У мене навіть собаки немає... Та що ж це я? Ось, візьміть... Може морозиво собі купите... - вона простягла Славику десять гривень.

- Ні-і-і, бабусю! Не треба!

Ігор та Володимир відсахнулися від неї. Славик сховав руки за спину.

Хлопчики з жахом дивилися на стареньку. Вони не вірили своїм очам.

- Нема в мене нікого. Дочка єдина була... Померла від раку молодою зовсім! - стара витерла сльозу. - Ви приходьте через два тижні. У мене дозріє виноград Плевен. Сміливо у хвіртку заходьте і стукайте в хату. Я зовсім глуха. Приходьте, я вас пригощу. Тільки, будь ласка, нічого не ламайте. Ліпше попросіть... Я сама вам нарву. Обов'язково приходьте...

Вони невпевнено перезиралися. Славик стояв і дивився на чорну, зігнуту в три погибелі, кволу постать старої, яка повільно віддалялася стежкою.

Хлопчики оторопіло дивилися на купку чудового винограду на камені. Шелестіли від подуву вітру притиснуті яблуком десять гривень.

Впродовж того часу, що стара важко долала крутий підйом обривистого берегу, ніхто з них не зронив жодного слова.

Вова мовчки дивився на виноград.

- Хлопці, коли вона до нас підійшла... Ви знаєте, чесне слово, мені хотілося крізь землю провалитися від сорому, - нарешті промовив Ігор.

- Мабуть, вона бачила нас тої ночі, - сказав Юрко.

Володимир ледве поворушив устами:

- Ця стара, все-таки, якась дивна.

Оксану душила грудка в горлі.

- Які ви все ж таки скоти, - скрикнула вона. - Ця бабуся ледве ноги переставляє, мабуть, вибивається з останніх сил... Випестила цей виноград... Та невже вам її ні крапельки не жаль? Ви самі не розумієте, що робите? Ви... ви... покидьки!

Вона підвелася і кинулася геть.

Чомусь ніхто жодного разу не доторкнувся до дармового винограду, до фруктів. На гроші старої намагалися не дивитися.

- Треба повернути гроші назад бабусі. Хто піде зі мною? - Славик дивився на своїх приятелів.

- Що? Боязко?

- Зараз і підемо!

Тепер вже не ховаючись за кущами, наблизились вони до подвір'я старої. Стиснувши в кулаці десять гривень, Славик рішуче штовхнув хвіртку. Хлопчики зайшли слідом за ним на подвір'я. Володя, уважно огледівшись на всі боки, промовив:

- Треба прийти у суботу бабусі паркан виправити. Вона ж зовсім одна-однісінька. Більш нема кому.

 

 

*  *  *

 

...Оксана прийшла додому, замкнулася у своїй кімнаті, відкрила зошит і, після недовгого роздуму, написала перший рядок твору: "Всі ми робимо в житті помилки, про які потім жаліємо."



Страшная месть

 

Юра, молодой длинноволосый парень, возвращался поздно ночью домой после интенсивной пьянки. Когда он шагнул из автобуса на серый асфальт и неторопливой, но уверенной походкой пошел в сторону своего дома, неожиданно из подворотни на дорогу выскочила небольшая темно-рыжая собачонка. Она метнулась под ноги Юры, лая от злости. Была видна только ее открытая пасть, большие белые клыки и розовый язык.

Любому человеку было бы неприятно, если бы какая-нибудь коварная Моська норовила грызнуть его за щиколотку, к тому же совершенно ни за что, просто из вредности!

Обеспокоенный Юра шел, постоянно оглядываясь, чтобы злобная маленькая тварь не смогла незаметно подкрасться к нему сзади, слишком близко. Он пробовал угрожающе топать ногой и криками пытался отогнать от себя противную собачонку. Но псина останавливалась лишь на минутку, но потом вновь настигала его, не отставая и не покидая злобного намерения вцепиться челюстями в его ногу.

Таким образом, преследуемый психически неуравновешенной бездомной собакой, Юра добрел до своего дома. Желание проучить каким-либо необычным способом взбесившуюся собаку появилось у парня почти мгновенно. Заскочив за угол дома, он быстро растрепал свою гриву, стал на четвереньках на асфальте и, затаив дыхание, принялся ждать. Ничего не подозревающая псина выбежала из-за угла и от внезапно охватившего ее ужаса опрокинулась на спину и беспомощно задергала лапами, жалобно повизгивая, когда Юра, изображая одновременно крокодила, льва и дракона, поднял руки над головой и, войдя в образ Демона, летящего на крыльях ночи, издал настолько леденящий душу жуткий нечеловеческий вопль, что собаку от страха прошиб понос. Не веря глазам своим, все еще стоя на четвереньках, Юра смотрел на результаты своей страшной мести. Собачонка не только напудила под себя, она беспомощно тихонько скулила, не в силах сделать хоть какое-нибудь движение. Молодой человек даже не ожидал, что у бедного животного может случиться нервный шок и парализует конечности. Ужаснувшись от содеянного, Юра заспешил домой, опасаясь, что кто-нибудь из жильцов выглянет из окна и застанет его на месте совершения "запрещенного" приема мести.



Дурацкая история

 

Налакавшись в изрядном количестве самогона в гостях у кума, Петро попытался приударить за кумой. Видя такой оборот дела, жена вытащила мужа на улицу и погнала его пинками домой. Петру было чрезвычайно весело. Он приставал к прохожим, беззаботно орал на всю улицу: "А где это моя родная милиция? Почему она не забирает меня в угомонитель?"

- Да угомонись ты! - шипела жена. - На нас же все люди оборачиваются!

Она разворачивала Петра в сторону родного дома и извинялась перед окружающими за безобразия, чинимые своей сильной половиной. Путь домой предстоял неблизкий: нужно было топать пешком до Новопавловки. За время увлекательного путешествия Петро успел основательно измерить глубину придорожной канавы, еще раз подтвердив известную поговорку: "Пьяному море по колено, а лужи по уши".

- Вставай, скотина! Не позорь меня и себя! На нас же люди смотрят! - вскрикивала супруга.

Наконец, с горем пополам, они добрались до своего двора. Жена, закрыв изнутри калитку, вошла в дом, а Петро решил, что вечерняя прогулка еще не окончена.

- Здорово, шашлык! - Петро заглянул к своему кабанчику.

- Хрю! - с готовностью отозвался кнур.

- Сам такой! - Петро захлопнул дверь и стал разглядывать свой двор: душа не сидела, искала неприятностей.

- А где это наш бдительный сторож? - он, пьяно раскачиваясь, направился к собаке. - Ты что же это не встречаешь хозяев?

Недовольно загремев цепью, дворняжка отодвинулась от своего господина, немного вильнув хвостом для почтительности.

- Нет, я не понял! - топнул ногой хозяин. - Жучка, ты что - оглохла? Я с кем разговариваю? А ну подай голос! Ну? Голос!

Отличавшаяся умом и сообразительностью Жучка, понимая, что ее хозяин наверняка, опять, сбрендил от какого-нибудь бренди, на всякий случай спряталась в свою тесную конуру.

- Жучка!? В чем дело? Обнаглела? Я тебя за что кормлю? Голос подай! Давай вспоминай, как надо лаять, тебе же самой когда-нибудь пригодится! - не унимался Петро. - А ну голос? Ты, что, забыла, как я тебя дрессировал?

- Иди в дом, укротитель! - выглянула из дверей жена. - Ночь на дворе. Завтра утром рано вставать!

- Нет! Я ее заставлю все-таки подать голос! - Петро наклонился над конурой и заглянул внутрь.

Жучка виновато замерла, глядя на лохматую голову своего господина.

- Даже собака умнее тебя, не хочет с тобой, придурком, связываться! Иди спать, дикий охотник на домашних животных.

- Я ее, значит, кормлю, а она не хочет выполнять мои команды! - рассвирепевший Петро ударил ногой по конуре, едва не завалив ее на бок. Собака жалобно взвизгнула.

- Голос! - закричал Петро.

- Оставь собаку в покое, кретин! - кричала жена.

- Я сказал: "Голос"! Тебя что надо учить? Неужели так трудно подать голос? - Петро, опустился на четвереньки и с педагогическим искусством гавкнул в молчавшую темноту конуры. Собака не шелохнулась.

- Перестань! Петя, ну что ты делаешь? Перед соседями стыдно! Ты уже весь костюм заелозил! - уговаривала жена, оттягивая его от собачьей конуры. - Не подавай дурной пример свиньям!

- Эй, глупая женщина! Отстань! Если она сейчас не научится лаять, я ее кормить больше не собираюсь! - Петро зарычал и громко гавкнул, засунув свою пьяную морду в конуру. Собака испуганно вжалась в угол и тихонько заскулила.

- Что, тяжело гавкнуть? Ну-ка повторяй за мной: "Гав!", - не отставал Петро от беспомощной дворняжки.

Вслед за головой Петро просунул в конуру и шею.

- Не лезь к собаке! - закричала жена, но было уже поздно: послышалось рычание, собачий взвизг и вдруг Петро отскочил от конуры с окровавленным лицом.

- О боже! - жена бросилась к мужу. Посреди его лица зияла рваная кроваво-красная дыра. Немедленно вызвали скорую медицинскую помощь, которая, к счастью, примчалась довольно быстро.

- Ну что ж, - сказал фельдшер. - Нужно обязательно найти этот кусочек носа, чтобы пришить.

Включили ночной фонарь и все вместе: дети, жена, фельдшер, санитарка, водитель "скорой помощи", принялись искать нос. Но в земле, мокрой после дождя, так ничего и не нашли, и Петра увезли в больницу без носа. Нос нашли только утром. Жена, высыпая вчерашний борщ в миску собаке, разглядела возле конуры затоптанный засохший комочек. Но врачи помертвевшую деталь отказались присобачить к живому портрету, и вмятина между глазами и ртом Петра так и осталась незаполненной. Жучка, чувствуя свою вину, почти сутки боялась выходить из своей конуры.

Одним словом - дурацкая история получилась.



Любовь слепа

 

Раздался звон бьющейся посуды, и женщина замерла с чувством вины, потому что, как доказывают ученые, посуда бьется не на счастье, а на осколки. Евгений повернул ключ в замке, вошел в квартиру и сразу же обратил внимание на растерянное лицо жены.

- Любовь моя! Тебя ни на минуту нельзя оставить одну! - сказал он, обняв ее за плечи. - Стоило мне выйти в магазин, как ты сразу же пошла мыть посуду. Что ты на этот раз разбила? Мою чашку?

Жена испуганно вздрогнула: "Его чашку? Неужели я разбила его любимую чашку?"

- Сколько раз тебе говорить: сиди, отдыхай. Я сам перемою посуду, сам постираю белье. - Евгений подхватил жену на руки и понес на диван.

- Сейчас переоденемся в сухое.

- Ну, пожалуйста! Женя! Ну, что ты возишься со мной, как с маленьким ребенком? - вырвалось у нее.

- Потому, что ты не слушаешься меня. Я скоро тебе буду руки и ноги связывать, если тебе не сидится на месте.

Он принялся помогать ей одеваться.

- Маленькая моя, ну что ты плачешь? Ты что думаешь, что я обманываю тебя?

Она замотала головой.

- Ты, наверное, сидишь здесь и воображаешь, что я тебе изменяю на каждом шагу? Брось ты эти глупости! Кому я нужен? Ты же знаешь, что я тебя люблю.

Люба не ожидала, что на глаза навернутся слезы, но это были слезы счастья.

- Нет, Женя. Ты самый лучший на свете! - прошептала она.

- Люба, я видел твоего врача. Он сказал, что посредством специальных приемов ты сможешь восстановить свое зрение, - резко изменившимся тоном, сказал Евгений.

Она напряглась.

- Да, Люба! Шансы есть! Тебе на первых порах надо будет научиться отличать свет от тени. У врача есть один пациент с полной потерей зрения на почве сахарного диабета. За два года упорных занятий он уже стал различать лица людей. Буквы он еще различать пока не может, но...

- Неужели у меня есть шанс?

Женя украдкой вытер глаза:

- Есть шанс. Любовь! Есть!



Самосуд

 

Весной Виктор купил машину. Много лет он возил в картонных ящиках груши, яблоки, виноград на рынки Прибалтики и России. Грушка к грушке, яблочко к яблочку, копеечка к копеечке - несколько лет он собирал на машину. Несколько лет жена жужжала ему в уши: "У всех машины есть, а мы с тобой все пешком и пешком!"

И вот теперь он сидел, наконец-то, внутри новехонькой сверкающей белой "Волги". Был яркий солнечный день. Виктор впервые сам выехал на улицу. Хотелось подержаться руками за баранку, почувствовать подневольную податливую мощь железа. По городу он ехал, соблюдая все правила движения, даже те, которыми мог бы и пренебречь.

Весеннее солнце слепило глаза. На улице торопились куда-то пешеходы. Не интересуясь окружающим миром, и друг другом, незнакомые люди отправлялись каждый по своим делам, озабоченные своими личными проблемами.

Виктор приблизился к перекрестку. Из-за угла вдруг вылетел мотоцикл. На нем паренек и обхватившая его сзади руками девчонка, оба совсем юные. Отчаянно взвизгнули тормоза. Мотоцикл, ударившись о "Волгу", подпрыгнул и отлетел. Виктор выскочил из машины. Девушка лежала в луже крови с открытыми прямо в небо глазами, словно подбитая птица. Парень тоже недвижимый лежал на бровке тротуара. Мгновенно набежала толпа.

- Молоденькие ж совсем... Детишки еще!.. - сокрушалась какая-то старушка. - Им бы еще жить и жить.


У Виктора сжалось сердце. Подъехала «скорая помощь». Парня и девушку погрузили и увезли. Появились мрачные гаишники.

- Я все видел, - вызвался свидетелем какой-то розовощекий мужчина. - Водитель «Волги» не виноват. Мотоцикл вылетел на красный свет.

- Разберемся, - невозмутимо козырнул сержант.

Снова и снова дрожащим голосом Виктор сбивчиво пересказывал случившуюся ситуацию. Гаишники с каменными лицами пристально смотрели ему в глаза. Виктору казалось, что их взгляды переворачивают его душу.

Несколько раз Виктора вызывали на допросы. Виктор названивал в больницу, чтобы узнать о пострадавших. Стало известно, что парню на всю жизнь будет обеспечена инвалидная коляска. Девушка, тоже осталась калекой. Виктор узнал, что парень с девушкой ездили в тот злополучный день на мотоцикле за обручальными кольцами. Виктор почернел. У него самого росли два сына. Оба начали уже бегать на свидания. Даже возраста они были такого же, как и эта пара на мотоцикле.

Однажды вечером гнетущую тишину нарушил телефонный звонок. Не успел Виктор сказать «Алло», как истеричный женский голос закричал:

- Убийца!
Виктор закурил. Руки его тряслись. Жена успокаивала:

- Витя, ты зря волнуешься. Все будет нормально. Тебя обязательно оправдают. Ты же ни в чем не виноват! Не переживай.

Она говорила, а он не слушал ее. С тех пор, как пришла повестка в суд, он перестал есть, спать.

Развесив белье на балконе, жена дернула ручку двери туалета и крикнула:

- Витя, ты долго еще будешь там сидеть? Витя? - нехорошее предчувствие заставило женщину заголосить: - Витя? Ты что это там задумал? Даже не думай об этом! Витя! Открой сейчас же!

Она билась всем телом о дверь и кричала, но Виктор не отвечал. Соседи помогли взломать дверь. Жена увидела свисающие вниз ноги Виктора и потеряла сознание. Теперь ей «Волга» была ни к чему.



Никопольский маньяк

 

Надежда добиралась после второй смены домой. Шла по темным безлюдным улицам, умирая от страха и, шарахаясь от каждой тени. Мелкая дрожь прямо-таки колотила все ее дородное тело. Ей приходили на память все страшные истории, где-либо вычитанные или же показанные в программе "Ситуация". И она совсем некстати вспомнила рассказы, что где-то поблизости их района завелся вроде бы какой-то сексуальный маньяк, который чуть ли не каждый месяц насиловал одиноких женщин. Ее даже как-то познакомили с одной из таких жертв этого маньяка. Надежда расспросила ее о случившемся, хоть, конечно, это и было полным свинством с ее стороны, как она сама посчитала. Но у той, вопреки ожиданиям, при упоминании о том случае как-то странно заблестели глаза. А напоследок "жертва" вдруг ляпнула: "Вот бы еще как-нибудь меня вот так изнасиловали!" - чем наповал сразила Надежду.

Когда вокруг замаячили дома родного района, Надежда начала успокаиваться. А зря. Ей еще предстояло преодолеть небольшой кусок парка. Она, конечно, могла бы его обогнуть стороной, но ведь для этого нужно было делать приличный крюк. А она так спешила поскорее оказаться дома среди своих надежных стен! Вот и рванула напрямик.

Как водится, чего ты больше всего боишься, то и происходит. Надежде оставалось преодолеть каких-то сто метров по неосвещенной аллее, как вдруг неизвестно откуда возник незнакомец. От неожиданности Надежда взвизгнула тонким пронзительным голосом. При виде мужчины в маске, лоб Надежды покрылся испариной, тело затряслось в ознобе, в глазах потемнело. "Он, маньяк!" - мелькнула суматошная мысль. Так страшно ей не было еще никогда.

Выскочивший из темноты мужчина, ни слова, ни говоря, зажав женщине рот, с силой потащил ее в кусты, решительно развернул ее лицом к скамейке, твердым нажимом руки уложил грудью на спинку.

- Мужчина, я прошу вас, не надо... здесь! - вскрикнула она.

- А где? - растерянно произнес он.

- Можно пойти... ко мне... - она попыталась рассмотреть его, но темнота и страх не давали ей сделать это. Она лишь смогла заметить, что незнакомец худощавый, маленький. Лица его она так и не смогла рассмотреть, хоть он и снял уже свою маску.

- А-а-а... муж? - мужчина явно растерялся, он никак не ожидал такого предложения.

- Нет у меня никакого мужа... - она всматривалась в его смутно белеющее во мраке лицо.

Скажем сразу: счастливая личная жизнь у Надежды не удалась. Были у нее мужчины в жизни, но ни один из них не пожелал взять ее замуж. Последний из них, Толик, был женат, и наведывался к ней только тогда, когда его прогоняла из дому жена. Надежда была женщиной, на которую мужики не оглядывались, но, как и все одинокие женщины, истосковалась по мужской ласке.

- Извините, что я испугал вас. Как вас хоть звать? - Надежда - Надя, значит. Ну, не бойся, Надя, я тебя не обижу, - незнакомец пошел рядом с ней, и был явно доволен тем, что женщина не позвала на помощь в тот момент, когда патрульная милицейская машина проехала мимо них совсем близко. Накрапывал дождь. Надежда раскрыла зонтик, половина которого была отведена явно для него. Он взял сперва из ее рук сумку (видимо, с продуктами), а затем и зонт, и уверенно зашагал возле нее, не замечая луж. Они шли, разговаривая и прикасаясь, друг к другу плечами. И он был рад и этому грибному дождю, и этому зонтику, благодаря которому он мог быть так близко к ней. А когда они подошли к подъезду ее пятиэтажного дома, он первым вошел во мрак неосвещенного подъезда.

- Опять ребятня лампочки поразбивала, - посетовала она.

Они поднялись на четвертый этаж.

- Я пойду, зажгу газ, а вы располагайтесь пока, - сказала она, когда вошли в квартиру, и Надежда провела его в гостиную.

Он быстро осмотрелся: телефона в квартире не было. Сел в кресло, спрятав под него ноги в дырявых носках.

Через некоторое время из кухни в комнату проник аромат свежесваренного кофе. Когда Надежда вошла, его носки и одежда висели на батарее, а сам мужчина стоял у окна полутемной комнаты совершенно обнаженный. Оцепенев, она сперва уставилась на его грудь, густо покрытую завитушками волос, потом ее взгляд опустился ниже. Ноги у нее подкосились, стали ватными. Она попыталась что-то произнести, но голос пропал, язык тоже ее не слушался. Мужчина подошел, бесцеремонно поднял ее на руки и понес, почти бесчувственную, на диван.

...Она, похоже, потеряла сознание от лавины оргазмов. По крайней мере, когда очнулась, незнакомца уже не было, а Надежда лежала на диване, прикрытая одеялом. Незнакомец исчез...

Надежда вскочила и бросилась осматривать квартиру: не пропала ли что? Вроде бы все на месте.

Надежда была убеждена, что она никогда больше не увидит этого человека, и была довольна тем, что все так хорошо обошлось. Однако, когда на следующий вечер шла поздно ночью с работы, мужчина ждал ее на аллее парка. Он вышел из темноты и подошел к ней.

- Я сидел на лавочке. Вижу - вы идете. Подумал, что вам, должно быть, страшно идти в такой темноте совсем одной.

- Конечно, страшно: маньяки всякие из кустов выскакивают!

- Тогда хочу предложить себя в сопровождающие, Надя... Давай присядем вот на скамеечку, поговорим, а потом я вас до дома провожу...

Его речь, мягкая, вкрадчивая, действовала на Надежу умиротворяюще. Она тихонечко присела на лавку.

Познакомились. Он назвался Сергеем.

- Ты знаешь, Надюша, когда я утром в твоей ванне был, боялся, думал, пока буду мыться, ты милицию вызовешь... А когда вошел в комнату, смотрю, ты уже спишь...
Я не стал тебя будить.

- Вы, видно, замерзли, - сказала она, глядя на его легкую курточку. - Пойдемте, отогрею вас чаем.

- По-моему, мы с вами подходим друг другу, - сказал он.

Надежда пожала плечами.

Так дошли до дома. Женщина уже цепко держала его под руку.

Только сегодня разглядела незнакомца по-настоящему. Низенький, плюгавенький, немощный. Его можно было бы в анатомическом кабинете вместо скелета показывать. У Сергея были длинный нос с горбинкой и черные курчавые волосы.

Сидели на кухне, и пили чай.

Ее рот вдруг растянулся от несдерживаемой улыбки:

- Ты, наверное, будешь смеяться, но я всегда ношу в своей сумочке пилочку для ногтей, как оружие для защиты от маньяков.

- Что же ты меня не проткнула? - хохотнул он.

- Дело в том, что я никогда бы не смогла ударить человека.

- Почему? - искренне удивился он.

- Я по натуре своей ужасная трусиха... Скажи, а ты бил кого-нибудь в своей жизни?

- Ну-у... - он наморщил лоб: - В мальчишеских драках. В молодости, после танцев.

И все... А потом женился...

- Так ты был женат? Дети есть?

Его глаза вдруг стали грустными. Он хрипло произнес после некоторой паузы:

- У меня шесть детей...

- Шестеро? - не могла поверить Надя. Она надолго замолчала, а Сергей заерзал на стуле, чувствуя, что все только начинается, а каждый его ответ будет порождать десятки новых вопросов. Но он понимал, что так или иначе ему нужно через это пройти.

- И где они сейчас? - не успокаивалась Надя.

- Здесь... В Никополе...

- Так ты бросил семью? - ее лицо исказилось от негодования.

- Когда я вернулся из тюрьмы, жена стала жить с другим, родила от него седьмого ребенка. Мои дети даже не здороваются со мной. Папой называют не меня, а другого человека.

- А сидел ты за что? - настороженно ждала Надежда ответа.

- За трубы... - Сергей откровенно поднял на нее свои серые глаза. - Трубы вагонами и машинами налево... Восемь лет отсидел. Все для семьи, для детей старался. Не для себя! Шестеро детей тяжело кормить!

- Значит, ты на Южнотрубном заводе работал?

Сергей кивнул:

- Бригадиром отделки. Взял всю вину на себя. Мастер, начальник отдела, зам. начальника цеха помочь обещали, если их не сдам в милиции. Никто не помог.

- Родственники у тебя есть?

- Родители умерли. Сестра живет в Запорожье, замуж вышла. Семья, дети...

Они надолго замолчали. Из не вполне исправного крана мерно капала в раковину вода.

- Инструменты у тебя есть? - вдруг спросил он.

- Какие инструменты? - опешила она.

Он указал на капающий кран.

...Утром Сергей с жадностью накинулся на яичницу. Заметив изумленный взгляд Надежды, пробормотал:

- Извини, я уже несколько дней ничего не ел...

Отложив вилку, Сергей посмотрел женщине прямо в глаза:

- Можно я у тебя поживу как квартирант?

- А где ты жил до сих пор?

- У друга...

- Понятно.

Толик появился во вторник. По всей видимости, жена опять выгнала его после очередного скандала, и он со своей пьяной рожей привычно притопал по знакомому адресу.

- Толя, ты не приходи больше, - твердо сказала Надежда прямо на пороге, прежде чем он попытался облапать ее.

- Это чего? Чего не приходить? - он вытаращил на нее мутные глаза. - Хахаля завела?

- Не твое дело! - вдруг обозлилась она.

В последнее время Надежда все чаще думала о том, что годы уходят и светит ей одинокая старость в уютной однокомнатной квартирке, что она хочет ребенка, но не от Толика... А больше не от кого... И хотела бы она все изменить в своей жизни.

- Банан на банан менять - только зря время терять! - с вызовом бросил ей Толик. - Да кому ты нужна, чувырла? Ни рожи, ни кожи! "Вечная невеста"! Кикимора!

- А что ж ты сюда ходишь, если я - кикимора? - почернела Надя от обиды.

Толик не нашелся, что ответить и поплелся вниз по лестнице.

- Ты еще умолять, просить будешь, чтобы я вернулся! - донесся снизу его крик, и злобно хлопнула парадная дверь подъезда.

Надя облегченно вздохнула. В тоже время на душе остался горький осадок. Она сама сожгла мосты, а Толик - мужчина видный, привлекательный. Недаром у него до десятка разных баб-временщиц.

Однажды ночью, откинувшись на подушку, Надежда спросила Сергея:

- Слушай, давай хоть раз сделаем это там, в парке, на скамейке.

- Ты что, Надюша, с ума сошла? А вдруг милиция?

- Значит кого-то из нас "заметут". Ладно, я сделаю чистосердечное признание, что это я тебя изнасиловала! - она засмеялась, а на душе у нее вдруг стало легко и радостно. Вдвойне радостно оттого, что Сергей - первый мужчина в ее жизни, предложивший ей выйти за него замуж.

Она игриво навалилась на него, жарко целуя в лицо.
- Тихо-тихо, маньячка! Задушишь еще! Вот сумасшедшая! - сонно пробормотал Сергей, ласково погладив ее свободной рукой.
 

 

Взято: Полозенко О.Н. Секрет бытия. - Дніпропетровськ : ІМА-прес. - 2010. - 142 с.

Переведення в електронний вигляд: Бутенко О.П.


На нашому сайті Ви можете дізнатися більше про письменників та поетів Нікопольщини:

 

Last Updated on Tuesday, 07 April 2020 09:47
 
Нікополь Nikopol, Powered by Joomla! and designed by SiteGround web hosting