Во саду ли, в огороде...

Сейчас на сайте

На даний момент 158 гостей на сайті
Besucherzahler singles
счетчик посещений



Designed by:
SiteGround web hosting Joomla Templates
PDF Друк e-mail
История Никопольщины - Современный Никополь
Понеділок, 16 квітня 2012, 13:03

Голованов В.И.
Ветеран труда НЗФ
г. Никополь, Украина
Биография

Материал предоставлен в авторской редакции

f

Как инженер превращается в «погоняла»
или
Цена сплоченности смены
(Глава 8 из "Очерки о трудовых буднях НЗФ
или
Воспоминания старого ферросплавщика")


В советское время труд ИТР ценился и уважался меньше, чем старшего рабочего. Практически никогда заработная плата сменного «начальства» не была выше заработной платы старшего плавильщика. Поэтому никто не стремился идти в мастера. Разницу в окладе мастера и начальника смены возмещали доплатой мастеру за экономию электроэнергии. Бывало, что на должность начальника смены приходили люди «со стороны», даже с других заводов. А это опять вело к «притирке».


Лично мне пришлось стажировать четырех начальников смен. Один пришел прямо с институтской скамьи, минуя должность мастера, сразу стал возглавлять смену. Второй пришел с другого предприятия - работал сталеваром, лишь двое были заводчанами. И только один до работы в цехе имел навыки работы с диспетчерами завода и железнодорожного цеха.


В то время (особенно летом и осенью) «выпросить» крытый вагон надо было уметь. Хорошие «хлебные» вагоны не давали - шла погрузка и перевозка зерна. Вагоны похуже шли осенью под арбузы, что оставалось под погрузку флюса, судите сами. Даже выгруженные на заводе «крытые» вагоны и те часто уходили на станцию, а не ставились под погрузку флюсом.


Надо было убедить нашего заводского начальника смены ж/д цеха, что этот вагон надо ремонтировать, что лишь в нашем цехе для этого ночью приготовлены доски. Эту же историю надо было поведать и диспетчеру завода, и диспетчеру станции.


И вот диспетчер станции, отмахиваясь от заводчан, подбирает еще пару «больных» крытых (бывало даже без дверей), и к 19:00 часам выставляет их на примыкание. Заводские приезжают с примыкания, а на заводе у них пересменка. Как и когда придут в цех эти 2-3 пустых крытых вагона тоже зависит от многих вещей.


За время работы меня наградили двумя грамотами, как «лучшего пропагандиста школы основ марксизма-ленинизма». Я считаю, что как «уговаривальщик» я заслуживаю их еще с полдесятка.
 

Однажды я «украл» крытый вагон, подготовленный под экспорт для нашего же цеха. Вот, где пригодились мои способности «уговаривальщика»! Это нехорошо, но если бы я его не загрузил обычной продукцией, то придя с выходного, смена могла оказаться без плана по отгрузке. Такого риска я себе позволить не мог. А так, пока я был на выходном, экспорт погрузили.


Иногда такое «уговаривание» приводит к тому, что ты с радостью ждешь выходного, чтобы уединиться с удочкой, и даже ночевка в обществе крыс, желающих утащить твою колбасу из твоего рюкзака, тебя не пугает (кстати, крысу достаточно кончиком удочки щелкнуть по носу, как она на пару минут теряет сознание - потом добивай ее, на крючок одевай, к утру можешь сома кило на 10 вытащить).


Естественно, приезжать приходилось в любую смену первыми автобусами, в них-то и устанавливали контакты с коллегами из других цехов. После этого, в чем бы ни было загвоздки - стоило позвонить, и начальник смены цеха № 2 Н. Чепур тут же своей (цеховой) машиной присылал нам необходимое, чтобы мы не простаивали на печи.


«Нет извести для разливочных машин!», - звонит Ю. Щербак. У нас ее тоже нет, но она есть в углу щелевого бункера, куда лопастной питатель не подходит. Но для коллег «добываем» ее лопатами, выкладываем на остановленный конвейер, а затем порциями отправляем в коробку. А там, глядишь, и известь подвезли несколько вагонов, кончился «дефицит», но дружба, смычка сменных руководителей разных цехов завода стала еще крепче.


Вот идет состав с чем-то на вагоноопрокидыватель, вагоны еще в пути, а А.Л. Коваль - начальник смены АГЦ просит, чтобы его людей с «опрокида» я в столовой пропустил вне очереди. Я предупредпреждаю своих, чтобы не сильно спешили в столовую, т.к. первыми пообедают люди  с «опрокида». Сменой это воспринималось нормально.


И если очень спешил «перекусить» замурзанный работник ЦЭМа - его пропускали, если даже в очереди были наши, цеховые: машинист э/м крана и плавильщики. Такое было во всех бригадах, выручка и взаимопомощь между сменными коллективами были нормой.


Перед тем, как пройти по участкам, заходишь к старшим мастерам, узнаешь, что сегодня особенного в работе, кроме сменного задания. Тут же узнаешь, что вчера грузчик с твоей смены, когда смена была на выходном, был задержан «выпимши» на проходной. Какой злой дух его туда принес в выходной, если зарплату получили до выходного?


Настроение резко падает. Пришлось начальнику охраны нести табеля всех смен, чтобы доказать, что этот рабочий был на выходном, и по собственной инициативе пришел на завод. В ходе разговора выясняется, что кто-то из охраны нуждается в углеродистых отходах (их выписывали, но для этого их надо было отделить от мусора и собрать). Вот так и решили - мы обеспечим углеродистые отходы их работнику, а они не придадут огласке в масштабах завода этот случай.


Но все же распоряжение по цеху было, случай проработали во всех сменах и службах и он стал чуть ли не анекдотом в других цехах завода. 


Я в смене обязан собрать, побить на куски огарки электродов, собрать с отработанной ванны куски углеродистой футеровки. И это все сверхзадание. Часть этой работы мог бы сделать «виновник», но на СГП под погрузкой стоит два вагона, и его не оторвать. За него это сделают другие. Тут есть угроза, что «виновник» поставит им «бутылек» или его какую-то часть, т.е. будет очередное «вождение козы» после последней смены. И закончится это, когда люди будут уже идти утром на работу.


Я уверен, что многие, кто идет на смену спозаранку, неоднократно встречались с этими шатунами-одиночками.


Но, слава Богу, большинство все же было другим, знали когда и сколько пить. Мы в коллективе разобрали этот случай с задержанным на проходной. Оказалось, что он, будучи выходным, посетил магазин и купил себе рабочие туфли за 4 руб. 50 коп. Вообще-то, грузчикам полагались ботинки. Но, когда в них приходилось работать на упаковке (т.е. стоя на поддоне поворачиваться, укладывая мешок, то влево, то вправо, тут ботинки (особенно каблуки), цеплялись за ранее уложенные мешки).


Поэтому было «соглашение» между мастером СГП и рабочими, что когда они будут работать на погрузке вагона, тогда будут одевать ботинки.


В советское время на туфли по такой цене упаковочной коробки не полагалось, они попарно связанные шнурками, лежали в ящике. Наш «герой», купив туфли, взял их в руки и вышел из магазина. Встретил коллегу, находящегося в отпуске, выпили по кружке-две пива. За разговором выяснилось, что «отпускник», живущий на Северном, только вчера раскупорил прошлогоднее вино, и приглашает нашего «героя» попить винца у себя дома.


Жил «отпускник» то ли на улице Луговой, то ли Степной, в общем, это 200 метров от остановок автобусов №№ 3,15, 22. Осушили ребята 3-х литровый графин и расстались. Наш «герой» подходит к остановке, чтобы ехать на свою улицу Шевченко, но перед самым его носом отходит автобус.


Надо ждать следующего, а пока можно и перекурить. Цап-лап по карманам - сигареты оставил там, где гостил. На противоположной стороне улицы также была остановка для автобусов, которые шли на ферросплавный завод. Там стояли несколько мужчин и курили. Пока он к ним переходил попросить сигареты, к этой остановке подъехал автобус, идущий на завод, и наш «герой» зашел в него. Доехал до конечной остановки, вышел, купил сигарет и, нащупав пропуск, решил (раз уже на заводе) отнести туфли в цеховую бытовку, где был его ящик.


Повесив туфли через плечо, с сигаретой во рту, он зашел в проходную. Если бы он шел в кучке приехавших, он бы благополучно миновал охранника, но пока он покупал сигареты, люди прошли через проходную, и он с туфлями, перекинутыми через плечо, и «Примой» во рту, сразу возбудил подозрение у охранников. У него забрали пропуск, и на завод не пропустили.


Что-либо доказывать он не стал, хотел оставить туфли в камере хранения на проходной, но ящика свободного не нашлось. Так с туфлями он и уехал домой. Как понимаете, утром перед сменой тут же провели оперативку-собрание, и постановили отдать его «на усмотрение руководства». Коллектив решил не лишать его 50% 13-й зарплаты, премии за месяц, т.к. он не принес ущерба производству, а так пострадает его семья. Со смехом смена разошлась, но настроение было совсем не рабочим.


В то время я уже знал, что большинство травм происходит или в первой половине первой смены или после обеда в последней смене. В первом случае - еще на работу не настроились, обсуждают: кто, где, сколько, чего, когда, с кем «принял на грудь»; во втором случае - готовятся на выходные: на рыбалку, охоту собираются и окончательно «утрясают» все вопросы.


И в том, и в другом случае, чтобы переломить, изменить настроение на рабочее, мастеру, начальнику смены надо некоторых держать в «ежовых рукавицах». Если этого не сделать сразу, то после подсчета окажется, что за четыре смены произошло столько упущений, что в ином случае, их за месяц столько не набирается.


Идешь с мастером по плавильному пролету, и начинаешь «читать мораль» - кому за работу без куртки возле летки, кому за неправильно одетую рубашку (расплав не вытряхнуть, пока рубаху из брюк не вытащить), и еще за другие нарушения. Взяв человек 8-10 «на крючок» как нарушителей ТБ, прихожу на склад, а там глазам не верю: идет погрузка одновременно двух вагонов.


Наш «герой» и 3 «добровольца» помогают ему грузить вагон, а упаковщики уже 5 поддонов дружно упаковали, так что я со своими нравоучениями там не нужен.


Иду дальше на дозировку, чтобы «настроить» людей на работу. Но, опять прокол! Одна дозировщица набирает заранее в бункерочки флюорит, другая набрав 100 кг Мn руды на автоматике, проверяет вес гирями. Потом повторяет то же на 200 кг. Затем то же с песком.


Мне стало ясно, что не ожидая дежурного КИПа для настройки автоматики, девчата сразу учтут погрешность автоматики. Ай да молодцы, девчата!


Звонят с четвертой печи, заказывают шихту, им отвечают, что подадут только руду без песка и то после шихты для второй печи. Бригадир четвертой печи соглашается. А ведь это мастер «сработал». За «разборками» я и забыл, что первая печь плавит АН-20С, где МnО не должен быть выше 0,4%, вот дозировщицы и дают сразу на 2-ю и 4-ю печи только руду, а затем линию дважды промывают песком. Здесь люди на своем месте, мне здесь никого ни на что «настраивать» не надо.


Иду с шихтового двора через склад мимо другого загружаемого вагона. А возле него лежит моток сварочного кабеля, а оба слесаря в вагоне, добровольно помогают грузчику. Объяснили, что были на отметке -8.00 ШД, заварили пневмотрассу, а возвращаясь оттуда, решили подразмяться (за выходной добавили по килограмму).


Зашел на упаковку, а там старший обжигальщик набрал пробу флюса и вместе с контролером ОТК собираются идти сделать его рассев. Он сообщает, что они с мастером решили, что надо тонн 15 флюса взять с четвертой линии переработки, иначе по смене сдадим полную линию и полный приемный бункер,  и тогда после нас будет затор.


Переставлять с обеда упаковщиц на другую линию - это терять не менее 10 тонн упаковки, ведь им надо будет убрать две упаковочные линии. Оказывается, и мастер так думает и уже наштамповали этикеток. Нужно их клеить на мешки. Стоп! У вас и так в работе уже три погрузчика, а вдруг какой-то разрядится? Иду к электрику, а они уже заряжают две батареи. Но ведь это старые батареи, много ли они «протянут». Иметь бы хотя бы один дизельный автопогрузчик! Обещал начальник цеха в позапрошлом месяце. Когда же это обещание исполнится? А пока что стоп.


Прекращаем грузить один вагон, погрузчик на зарядку, все силы на один вагон, так и поступаем. Электрик радуется - не будет ему претензий от сменщика, что оставил все погрузчики разряженными.


Время идет к обеду, а уже один вагон загруженный сдали. Упаковщицам о переходе на другую упаковочную линию не говорю, у них все ладится, зачем им портить настроение?


Прихожу опять к вагону, оба грузчика собираются на обед, с помощниками уже перебросали 80 тонн. Нет! Один идет обедать, второй грузит. Плохо, ничего не выигрываем. Иду на печи к бригадирам с просьбой о «подмоге» на четыре поддона на каждую печь. Они довольные идут на это, только чтобы я не ругался за нарушения, обнаруженные в начале смены.
 

Старые батареи на погрузчике, с сидящим на нем «героем» - не подведите, дайте другим батареям подзарядиться хотя бы еще часок. Полдевятого, столовую сейчас закроют, бегу туда сам. В голове комбинации: как и упаковщиц не снимать, и линию не остановить, да и следующей смене «подлянку» не подсунуть, заставив с самого начала работать на две упаковки.


Вновь на складе возле зарядной встречаюсь со старшим электриком смены. Он, узнав, что надо упаковать где-то тонн 15, предлагает с погрузчика новые батареи поставить на зарядку, а на его поставить «бэушные», их как раз и хватит на это время.


Пока он это делает, даю помощь на 1-ю упаковку, освободившаяся упаковщица идет на вторую линию и с помощниками клеят этикетки на 10 тонн. «Помощники» - мастер и обжигальщик. Выхода нет, становлюсь на швейную машинку и «поехали». На погрузчике - электрик, упаковка пошла!


Полдесятого? Наверное, спешат мои часы? Захожу на печь - правда, минута в минуту. Надо звонить начальнику цеха - доложить обстановку.


Чтобы он не начал мне говорить о моем «герое», доложив обстановку, завожу речь об автопогрузчике. Говорит, что его заместителю на снабженческой оперативке пообещали в ближайшие десять дней дать автопогрузчик.


Разговариваю с начальником цеха, а в голове: «Как там с упаковкой?». Быстро прощаюсь и убегаю на упаковку. Вижу: закрыли дверь и второго вагона, значит, сейчас поставят на зарядку погрузчик и освободятся сразу два «штыка», так что и я, и электрик будем заниматься своими делами.


Пол-одиннадцатого. Упаковали 12 тонн, кроме основной бригады упаковщиц. Хватит ночной смене места на линии на час-полтора, а там они сами разберутся.


Основная бригада упаковщиц упаковала 60 тонн флюса. Хорошо. Мастер погружен в анализы флюсов и шихтовки. А моя ежедневная роль сводится лишь к ежедневному затыканию дырок в производственном процессе - знать, вникать в теорию процесса мне некогда. Но, я не хочу терять квалификацию. Поэтому дома для рабочих смены написал заметки на несколько рацпредложений. Месяца на три-четыре этого хватит для «галочки» при подведении итогов соцсоревнования.


Посещаю техбиблиотеку, выписываю журнал «Сталь», но чувствую, что опускаюсь, превращаюсь в «погоняла». И почему нам не устраивают встреч с учеными? Ведь для политучебы что-то читают, проводят семинары, даже с выездом в Днепропетровск.


Было как-то партсобрание, после него домой ехать не захотел, ведь затем снова надо ехать в ночь на работу. Остался посмотреть, как работает смена, прошедшего у меня стажировку молодого начальника смены Саши Коваля (мастером у него был Юра Лощенов - выходец из нашей смены, бывший наш партгруппорг). И здесь тоже самое - только я шью (мешки с флюсом), а Саша ездит на погрузчике, отвозит поддоны от упаковки, пока два штатных грузчика грузят вагон. Ладно, у меня уже виски побелели, сын в 10-м классе, дочь в первом, но зачем же ему, окончившему стационар, умному повторять мою дорогу?


Поговорили. На то время он уже получил квартиру. Я ему посоветовал поискать что-нибудь поинтереснее, пусть даже это будет вначале выражаться в меньшем заработке. Он сослался на то, что после института надо немного финансово укрепиться.


Прошла весна, прошло лето, в августе я сходил в отпуск. Когда в сентябре вернулся, А. Коваля уже в цехе не было - ушел в аспирантуру. Я, чтобы иметь пятнадцать лет горячего стажа, перевелся в производственные мастера. И.И. Люборец ушел работать в техотдел завода. Я еще успел постажировать двух начальников смен, а потом в 50 лет ушел на пенсию.


Но это уже другие времена, другая страна, другая история…


А закончить этот рассказ хотелось бы на мажорной ноте. На мой взгляд, лучшей наградой начальнику смены за его труд является ощущение того, что ты в смене не нужен, что без тебя работа будет идти не хуже, что каждый на своем рабочем месте знает не меньше, а в иных случаях и больше тебя (своего руководителя). Твоя роль сводится к тому, чтобы дать возможность людям раскрыться, не мешать им работать, оставив себе только взаимодействие с другими подразделениями завода.

f

f

Перевод в электронный вид: Бутенко О.П.

На нашем сайте Вы можете узнать больше про историю Никопольщины:

f

f

Останнє оновлення на Понеділок, 16 квітня 2012, 13:10
 
, Powered by Joomla! and designed by SiteGround web hosting