On-line

We have 112 guests online
Besucherzahler singles
счетчик посещений


Designed by:
SiteGround web hosting Joomla Templates
PDF Print E-mail
Нікополь літературний - Агапітова Ірина Семенівна
Wednesday, 02 September 2009 13:26

Агапітова І.
Поетеса
м. Бат-Ям, Ізраїль
Біографія

Художник: Тетяна Леонова
 
Матеріал надано в авторській редакції
 
Якщо Вас зацікавила ця інформація і
Ви бажаєте ознайомитися з нею детальніше,
звертайтеся до нас

 

     Львиная долюшка

              (Стихи)

 

Мои стихи  

Мои стихи не для парада.
Они – движения души.
Мои стихи – моя отрада
Пульсирует и жжёт – пиши!
Мои стихи, как сгусток боли:
Они и плачут, и поют.
Мои стихи в моей неволе
И в книжных строчках не живут.
Всегда бессонно сердца бденье:
Они печальны и тихи.
Продлись же, дивное мгновенье,
Рождая женские стихи
        

               Из ранних стихов 

 

 


                    ***

Может, и вправду, есть в жизни страстное
Чувство чудесное, чувство прекрасное…
Только мне что-то оно не встречалось,
Или как будто не так получалось.
Может, и вправду, есть паруса
Алые – алые, словно сердца,
Словно сердца человечьи бурлят,
Что-то сказать очень-очень хотят.
Может, и вправду, ты – Грей из мечты,
Может быть, Грей – это вовсе не ты.
Может, не полиняют они:
Алые сказки, чудесные сны.
Сердцу так хочется, чтобы в мечты
Сказкой и правдой ворвался бы ты.

                    ***

Стоит, конечно, отправиться в плаванье –
Ведь не по мне век стоять в тихой гавани.
Парус тот – сказка, чуть-чуть доброты,
Капелька ласки – таким будешь ты –
Милый мой сказочник, принц из мечты.

1968 г.

                    ***

Пляжу

Какой он сейчас некрасивый –
Пляж под осенним дождём:
Какой-то притихший, бессильный –
Ни души нет живой на нём.
Песок осыпается под ногами,
Как-то жалобно тускло шуршит,
О, как море тоскливо вздыхает:
- Тяжело одному… - говорит.
А вы вспомните, вспомните раньше,
Что вы летом творили вдвоём:
Солнцем ярким нещадным, палящим
Разжигали вы страсти огнём;
Рыжий цвет, солнце жаркое рыжее –
Соучастник ваш верный во всём
Все девичьи причёски повыжгло –
Так горят рыжим буйным огнём!

                    ***

Бронзовели девичьи плечики,
У мальчишек – мускулов сталь,
Были, словно богини, девочки,
Ну-ка, мальчик, попробуй – достань!
Становились ребята Гераклами,
Им глядели богини вслед.
Скольких пляж познакомил, припомни-ка,
Сколько их здесь встречало рассвет?
Сколько тел загорелых прекраснейших,
Сколько локонов, льющихся с плеч?
Ты забыл обо всём этом, пляжище,
Иль в песок зарыл память – сберечь?
Да не плачь ты дождинками горькими –
Мне так больно смотреть на тебя,
Принакройся навесами-горками,
Подожди лета, зноя, огня.

1970 г.

                    ***

Как противно капает дождь,
Будто дразнит, что ты не придёшь.
Как противно шамкает грязь,
Говоря: - И не раз, и не раз.
Замолчите, проклятье на вас,
Как ужасно мне ваше хныканье,
Значит, или попал ты в наряд,
Или просто не вышло что с выходом.
Только знаю: в субботу придёшь
И обнимешь большими руками,
И назло тебе, подленький дождь,
Целовать я любимого стану.
Ну, а ты, дождь, поплачь, постучи,
Ворожи, грязь, как старая ведьма.
Он придёт – вихрь страстей закружит –
Не страшна ваша дряхлая песня. 

Осень 1969 г.

                    ***

Иду, дождинки ловлю губами,
Разговариваю с облаками,
Иду, загребаю ногами золото…
Молодо-зелено, зелено-молодо!

Осень 1968 г.

                    ***
Мне твердят: почему ты не пишешь
О природе – вот снег, вот ручей.
Им кричи – не кричи – не услышат
Даже самых горячих речей.
Я пишу о себе и природе,
Я с ней внутренней жизнью живу:
То ли слышу в себе непогоду,
То ль небес вижу я синеву.

                    ***

У меня дождь и плачет, и радуется
Или дразнится, шамкает грязь,
И деревья в коротеньких платьицах
Обгоняют друг друга, смеясь.
Почему не пишу о природе?
Почему я пишу о любви?
В хмуром дне и весёлой погоде
Чую думы и чувства свои.

1968 г.

                    ***

Слышишь, нежности во мне – море,
И огонь во мне горит – пламя,
А душа моя – без края поле,
Но об этом только я знаю.

1969 г.

                    ***

Спустила бригантина паруса.
Какие: голубые или алые?
Не раз её встречали чудеса,
Не раз её трепали ветры шалые.
Багряный вечер в водах отражается…
Набегалась уж, время отдохнуть,
Но алый парус в жизнь мою врывается –
И поутру нам снова в трудный путь.

9.11.1971 г.

                    ***

 «Всё проходит» - мудрость Соломонова
И через века нам всем слышна.
Всё проходит, движется природа,
За зимою вновь придёт весна.
Пролетают годы – не заметишь,
За любовью отойдёт любовь,
А за радостью печаль ты встретишь –
И мечта опять взволнует кровь.
И опять притихнешь в ожиданье.
Набираешь воздуха, чтоб вновь
Поздним вечером иль ранней ранью –
Вплавь – где жизнь, где горечь, где любовь…

11.1971 г.

                    ***

Зимние стихи

Уж эти мне наши зимы:
Декабрь, а мороза всё нет.
А мне бы самый красивый,
Самый первый пушистый снег…
А мне бы из снега, как в сказке,
Вылепить белый дом,
И пусть в нём живёт Синеглазка
И молодца ждёт под окном.
А молодец пусть вернётся,
Когда закружится снег,
Тогда пусть пурга сорвётся
И в окнах погасит свет.

8.12.1971 г.
.
                    ***

Такова моя судьбинушка,
Что с жестокой с ней поделаю?
Словно тонкая рябинушка
Принадела платье белое.
Платье белое венчальное,
Платье белое прощальное
Со шальною со головушкой,
С песней девичьей-лебёдушкой.
С мыслью буйной-неуступчивой,
С сердцем гордым да измученным.
Нынче ветер как навеется,
Поклонюсь ему я, девица,
От дождя-то от горючего
Обольюсь слезами жгучими.
Коли снегом занесёт меня,
Седину приму с отрадою.
Только вот такая складная
Уж кому-то буду нада я?

8.12.1971 г.

                    ***

Серёжки на берёзках, на клёнах серёжки,
У почек тополиных выросли рожки.
Чего-то необычного я каждый день жду:
А вдруг оно встретится в эту весну?

1972 г.

                    ***

Я слышу: «…тополевый пух…»
Несется песня из окна,
Я вижу: тополевый пух,
Как будто зимняя весна…
Летит – кружится белый пух,
В моих играет волосах,
Боюсь, что он залепит вдруг
Мои печальные глаза.

                    ***

И не увижу я тебя,
Губами рук я не коснусь,
А виновата лишь весна
Да этот тополевый пух.

Июнь 1972 г.

                    ***

         Он был, белый лорд  
                                     П.В.А.

 

 


                    ***

Что делать, если самый близкий друг
Во всём разочарован и не верит,
Что жизни у него не сомкнут круг,
И что ещё открыты в счастье двери:
Пусть даже капельку, пускай чуть-чуть
Лучится свет, сквозь щёлочку крадётся,
А я к тебе тем лучиком прольюсь,
Как Зевс к Данае, и пусть сердце встрепенётся.
Забьётся быстро радостно – бери
И не пролей, хотя меня так много,
Что через тысячи и тысячи щелей
К Большому Свету покажу тебе дорогу.

                    ***

Я – просто женщина, но я и Солнца Дочь,
И я дарю себя тебе – ведь вместе легче.
Для одного тебя – всё время ночь,
А если без меня, то, может быть, и вечно.
Бери, носи – я буду амулет,
Всегда для одного тебя дотрога.
Пусть пройдено уже немало лет –
Ну, просто без меня ты не нашёл дорогу.

                    ***

Упиться бы твоим голосом,
Ласкать бы густые белые волосы,
Встречать взгляд печальных серых глаз…
И всё бы сейчас,
                       сейчас,
                                 сейчас!
16.05.91 г.

                    ***

Люблю по астралу – что мне остаётся,
Коль сердце моё с твоим вместе не бьётся,
И волосы белые тронув рукой,
Шепнуть не могу я: - Серебряный мой…
Целую я губы, целую ресницы,
Скажи, почему ты не хочешь присниться?
Мне хочется видеть тебя, ощущать…
Ну сколько ещё телефону молчать?
Любить подсознанием очень уж сложно,
Хотя утверждают, что это возможно.
Обнять, только в памяти образ храня…
Астрал – хорошо, только не для меня.

                    ***

Ты знаешь, я жадная –
Не суди меня в жадности.
Мне нужно так много, в запасе храня:
Любви, страсти, нежности, строчек – ведь малости.
Хочу, чтобы всё это ты – для меня.

                    ***

Чтоб…

Чтобы ветер пружинил в лицо,
Чтоб сплеталось рук наших кольцо,
Чтобы Солнце взахлёб нам пить,
Чтоб, не прячась, тебя любить.

                    ***

По кругу 

Травинка так ластится, нежно щекочет,
Губами горячими солнце ловлю…
За листьями, ветками спрятаться хочет.
Его силу, щедрость всей сутью я пью.
А Лунный мой друг («совпаденье» какое)
От Солнца пытается прятать лицо.
Пои меня, Ра, чтоб помочь ему в боли,
Чтоб силы отдать. Ты придашь мне ещё.
А я передам, вот и круг наш замкнётся.
Так будет идти, радость в душах храня,
Серебряный свет, от Луны обретённый,
И золота солнечный свет – от меня.

Июнь 1991 г.

                    ***

Ты моя радость и ты моё горе,
Ты моя музыка, ты мои боли.
Мне без тебя очень трудно дышать.
Видеть и слышать, любить – и молчать.
Глупая женщина, в возрасте зрелом
Вдруг этот лорд появился весь в белом.
Взята густым серебром голова…
Вот – полюбила права – не права.

                    ***

Увы…

Я лишь на время, я женщина случая…
И осознание этого мучает.
Ноет, нещадно терзает, грызёт,
Мает, качает, дышать не даёт.
А мне бы тебя – каждый день,
А мне бы тебя – навсегда.
Нас Солнце бы грело моё весь день,
Потом бы светила Луна.
Оттого-то так редко встречаемся,
Потому-то так редко и видимся:
Разные душ наших начальники,
Разные покровители.

                    ***

Шутка

А утром был сигнал – взывало тело…
Оно гореть и умирать хотело.
Сигнал был от тебя – я это знала.
И – под холодный душ тело послала.

Лето 1971 г.

                    ***

Ты меня погасил.
Я теперь не горю.
Душу вынул – забыл…
Очень больно – люблю.

                    ***

Глупый ответ

- Любишь?
- Почти ничего не осталось.
Сердце горело, огнём плескалось…
Пепел у ног…Феникса нет…
Сладко любить…
- Глупый ответ!

                    ***

Потеряли Любовь,
Потеряли сознательно.
Просто выстыла кровь -
Вроде, были внимательны.
Ту потерю несут –
Плачут-хмурятся тучи –
А они всё живут
Ну, не хуже, не лучше.
О потере кричат,
Горько стонут деревья…
Они просто молчат,
Ни во что уж не веря.

                    ***

Кружева не сплести
Из остатков-колечек,
Всё узлами в пути
Будет путь их отмечен.
Ведь Любовь не простит
Этой трусости-лени.
Перед силой любви
Преклоняют колени.

                    ***

Молодая любовь – зелёная,
То ли сладкая, то ли солёная,
И колючая, и опасная,
Потому что ЛЮБОВЬ – прекрасная.
Любовь красная – повзрослевшая,
Огнём в теле моём горевшая,
Детей Солнцу и миру давшая,
Почему-то меня предавшая.
И зачем-то вот эта – зрелая.
Голова почти стала белая.
Что несёшь ты? Боль и страдания.
Доброты хочу. Нежности. Понимания.

16.09.1991 г.

                    ***

А Лорда я всё же себе придумала:
Ему бы быть добрым, сильным, умным.
И смелым ещё. Немного поэтом.
Чтоб очень любил и жалел при этом.
А он оказался просто мужчина,
Который боится порой без причины
Быть сильным и смелым и нежно любить
Так трудно умело всё в тайне хранить.
Вот глупо, смешная, себе напридумывала,
Что Белому Лорду мелодией буду я.
Ты – просто женщина немолодая.
Наивна, странна – ты откуда – такая?

                    ***

Случай

Бесспорно, есть женщины много лучше.
…Я была близко, и так хороша…
Казалось, что я – не просто случай –
Чистой открылась тебе душа.
А это был случай – ним легче казаться,
Чтобы пройти – и не повторяться.
А это был случай – и ты поймал,
Был у нас случай, был – пропал.

20.09.1991 г.

                    ***

То, что тебе досталось – лавина.
А это много. Хотя б половина,
А лучше, если бы только треть –
Тогда бы можно было терпеть.
Проблем никаких, и в сердце нет боли.
Само собой, походя, всё проходит.
Забот почти нет – свернул и спрятал
Лотерейный билет – вдруг будет надо.
А я не хочу вдруг пригодиться,
А я не могу в трети вместиться.
Я – море хлопот, я – Солнца лавина,
Со мной не пойдёт быть наполовину.

21.09.1991 г.

                    ***

От тебя шли флюиды нежности –
так тепло было…
В этой безбрежности постоянного непонимания
Золотым дождём было внимание.
Мне сказали, что мы светились…
Мы, любимый, с тобою слились.

05.10.1991 г.

                    ***

Шуточное

Есть люди – по профессии – травильщики
У телефона – классные удильщики.
Так «травят», так слова ловко нанизывают,
Сам чёрт не брат – куда ему, замызганному.
Но это, если цензора вдруг нет,
Веленьем властным –
по всей строгости ответ.
Травильщик терпит –
что ж, профессия такая.
Порой за вредность так перепадает.

14.10.1991 г.

                    ***

Как живётся Вам с стотысячной,
Вам, познавшему Лилит ?
                                        М.Цветаева.

Как живётся тебе без меня, как дышится ?
Сердце ровно ли бьётся, стихи ли пишутся ?
Иль, спокойствие главным в жизни признав,
Ты меня отодвинул, совсем не убрав ?
Мол: - Ещё пригодится, конечно, по случаю,
Вдруг сумею явиться, не забыла чтоб, мучилась.
Серебряный мой, как тебе живётся:
Глубоко ль дышится, много ль поётся?

27.11.1991 г.

                    ***

Какое уж тут достоинство,
Если плохо до непристойности…
Если боль внутри разрывается
И во мне волной разливается,
Если кончики пальцев не слышат,
Что любимый здесь близко дышит,
Если губы мои, от желанья сведённые,
Без тебя побелели ночами, в дни-дённые.
Если ты в моей каждой бушующей клеточке,
И мне быть без тебя, что обломанной веточке.
Ты живёшь в моём каждом гулком вдохе,
Горькой болью живёшь, о, как же мне плохо…
Ну, какое уж тут, простите, достоинство,
Если я умираю от безлюбовности.

23.12.1991 г.

                    ***

Может, ты меня просто не хочешь
Не видеть, не слышать, не ждать.
Ну, а я, по наивности, впрочем,
Приучила себя мечтать.
Ты не мучаешь, не играешься,
Для тебя я – просто – никто.
Над «никем» не поиздеваешься,
Для себя ты решил, что «не то».
Только знаю: и губы, и руки
Вдруг придут однажды во сне,
Прозвучит мелодия грусти
Тихим реквиемом обо мне.
Любимый, нелюбящий, услышь сейчас:
Такое встречаешь в жизни лишь раз.

30.12.1991 г.

                    ***

Шутка

От уныния и безысходности
Есть спасенье – в грехе первородности.
Да и грех этот – вовсе не грех,
А за Закон Божий, данный для всех.
Первым людям велел он:
«Влюбляйтесь, и плодитесь,
и размножайтесь».
Не блюдящие этот Закон
И да будут изгнаны вон!

30.12.1991 г.


                    ***

Любимый серебряный мой, родной,
Мне трудно дышать без тебя одной:
Ты днём в моих мыслях не исчезаешь,
А ночью… да что там, ты знаешь, знаешь.
А сегодня вот взял – и приснился
После встречи с твоей стотысячной.
О, мой Лорд, разве ты смирился
Видеть рядом духовное нищенство?
Бесталанность и беспардонность,
К грязелитью всегда готовность?
Для тебя моё солнце светит,
Приголубит, боль снимет, приветит.
Так прими мои слёзы и силы,
Возвращайся скорее, мой милый.

20.01.1992 г.


                    ***

Спасибо тебе за то, что был,
Насколько хватило, меня любил.
За наши удачи и наши проколы:
Пришли и ушли, не ждалось, что так скоро.
И всё же спасибо, что был Белый Лорд,
Хоть он оказался слаб и не горд.

19.02.1992 г.

                    ***

Ты себе оставляешь тропку,
Ну, а мне продлеваешь мучение.
Чтоб, вернувшись, нажать кнопку,
Словно не было боли, прощения.
Я – твоя звезда и комета,
Предназначенная свыше.
Только больно уж много света -
Заболели глаза: потусклее б, потише.
Не хочу не прощать и помню
Жажду тела, полёта сладость,
Даже если уйдёшь снова,
Поцелуй твоих глаз – радость.
Ты – моё горе, моё наваждение,
Ты – моё счастье, моё возрождение.

12.03.1992 г.

                    ***

Уходит Боль, так медленно уходит…
Не лезвием, а спицей где-то бродит
По закоулкам тела моего…
Вдруг засаднит – и снова – ничего.
И только подсознание подводит:
Всё помнит, отпечатывает, водит
По лабиринту памяти…
Выходит
Не столь уж яркий образ, но Его.
- О, не забудь, не дай Бог, ничего.

21.04.1992 г.

                    ***

Написано после «Дикой орхидеи»
Люблю, да, люблю – упоение болью?
Наслаждение от страдания?
Что значит для женщины сила воли?
Покориться бы только желанию…
И сплестись, и срастись,
в невесомость войти,
Захлебнуться от счастья…
Только нет от тебя ни «прощай», ни «прости»,
И не жизнь это. Так, ненастье.

05.05.1992 г.

                    ***

Ты всё делаешь так неправильно:
Нарабатываешь карму.
Ведь убийство Любви – сродни Каинову,
И его отрабатывать надо.
Пред тобой не лгала, не ловчила,
Отдала тебе всё, что могла.
Ты ведь знаешь: кармической силой
Воздаётся нам всем по делам.
Убивать Любовь – дело страшное.
Так же, как и смеяться над ней
И носить на себе клеймо Каина,
Всех потомков ввергая в свой грех.

29.09.1994 г.

                    ***

Я не знаю, чем стала тебе придорожная роща.
Может, только сюжетом,
а, может быть, проще:
Высшей точкою страсти,
любви и трагедии,
Той, что вылилась только лишь междометием.
Для меня же она – восхождение к плахе,
Плахе, имя которой – Большая Любовь.
Не звучат здесь фанфары,
приспущены флаги,
В тень здесь сдвинуты
гордость и сон, и покой.

29.06.1995 г.

                    ***

Мимоходом

Уже увижу – и не холодею,
От голоса и взгляда не немею.
Но к твоему притронусь серебру,
И что во мне случилось – не пойму.
На улице снег, на столе подснежники.
Под снегом жили – вот вам и неженки.
И рада бы эпатировать,
Да сердце глупое сжимается - милует.
Случайный взгляд и сказанное слово –
Всегда всё это начиналось так.
И всё же каждый раз свежо и ново.
Не смотри на меня, не смотри,
Было горько и пусто внутри.
Коли вправду всё оживишь –
Не объедешь, не убежишь!

                    ***

Я пройду и не оглянусь.
Хоть увижу, но «ошибусь».
Не дразни ты меня, не мани –
Стали разными все наши дни.
Я выберусь, я поднимусь, я встану,
Хотя карабкаться и падать я устану.
Силу Микулы Селяниновича зная,
Не одолеет меня, нет, судьбина злая.
Первый, кого я вижу – ты,
Подающий мне руку и чашку чая.
Сердце саднит и жжёт: доброты…
Ты – лишь мираж и чашка пустая.

9.04.1996 г.

                    ***

Среди росных высоких трав
Схоронилась любовь запретная.
Всё ушло, под покос попав,
Моей памяти пятнышко бледное.

Июнь 1996 г.

                    ***

Тяжко мне без тебя жить:
Не целовать, в грёзах любить.
Ты – моя светлая грустная гладь,
Шью – вышиваю – не оборвать.
А тебе нравиться меня мучить:
Вот и опять подвернулся случай.
Всё заветно и тонко – ни о чём не прошу
Я тебя, как ребёнка, в себе ношу.

23.11.1996 г.

                    ***

В своей красе любовь поёт.
В несчастии своём кричит.
В надежде призрачной зовёт,
Но мёртв уже, когда молчит.

13.02.1997 г.

                    ***

После успеха

О тебе меня много спрашивали:
Мужчине седом, прикрывшем лицо.
Разве сцена важнее краше ли
Чем двери моей резное крыльцо?
Взгляды юноши восхищенные,
Предвещающие безумства.
И твоя голова склонённая…
Неужели душе так грустно?

                    ***

И ни строчки, ни слова.
Сама, мол, всё знаешь…
Я раскрыться тебе готова.
Не боишься, что опоздаешь?

28.06.1997 г.

                    ***

У каждого в жизни свои приятности .
Права всё ж теория вероятности -
Кому хорошо в лесу, а кому в будке.
Лови навесу - жизнь – предрассудки.

                    ***

Володин вечер

Ностальгическое, ностальгическое…
Настроенье почти лирическое,
Состоялся – не состоялся –
Сам собой этот вечер удался.
Почитали, попели и помечтали –
Чуть моложе, чуть мягче, добрее стали.
Кто-то спорить хотел-собирался,
А кто-то на это не поймался.
Поглядели, послушали, пообщались,
Чуть-чуть счастливей –
на время – расстались.

Ноябрь 1997 г.

                    ***

Сонет

Моя любовь тиха и бескорыстна:
Уже прибыв в далёкие края,
Тепло и грустно вспоминаю я,
Что было так прекрасно и так чисто.
И весточка твоя ненарочито
Мгновения продлевает, обратя,
Но нет колес, что жизни возвратят –
Всё доброе живёт и не забыто.
И пусть Судьба нам не даёт прожить
( Две жизни не идут одновременно)
Без неудач, ошибок, шишек, слёз.

                    ***

- В грядущем всё исправлю – заявить…
А память пролистает непременно
Страницы те, что прожиты всерьёз.

14.02.2001 г., Бат-Ям, Израиль.

                    ***

Встреча

Эта встреча была не случайной –
Вот и свиделись вновь – я и ты.
Только взгляды безмолвно кричали
В изголовье истлевшей мечты.
Ты не Лорд и, как прежде, седой
Весь изглодан заботой насущной,
Ты такой же до боли родной,
Но уже ничего не несущий :
Ни любви, ни надежды, ни света.
Мы в предъзимье – плохая примета.

10.05.2004 г., Бат-Ям, Израиль.

                    ***

Солоноватый запах твоей кожи
И поцелуй, терпещущий в устах...
На юность это вовсе не похоже -
Всё глубже, всё нежнее, всё не так.
Глаза и руки, клетки в напряженьи,
Которые запели в унисон,
Волненье, радость и прикосновенье,
И забытьё, глубокое, как сон.
Но улетит прекрасное мгновенье.
Ты здесь, а я - в жару, в забвенье.

27.09.2006 г., Никополь.   

                    ***

              Ценности    

 

       

Сундук человеческих ценностей
Нафталином пропах.
И в мире душевной небрежности
Место ему - чердак.
А я его - вниз – перетряхну,
Может, по-новому что пойму.


                    ***

Совесть

Бессовестным быть, увы, удобно,
Да в этом никто себе не признается.
«Великие мира» на сегодня
Так крупно грешат и так мелко каются.
И в церковь идут, и свечку держат
А нужно кого, не дрогнув, прирежут
Конечно, не сами – распорядятся,
И совесть чиста, если не разбираться.
А как же быть с совестью, если есть.
Так трудно: порою не пить, не есть
Не хочется, глядя на всё кругом,
С муками совести кто знаком.

                    ***

Категория совести обязательна
Для тех, кто считает себя людьми.
Усилием разума очень внимательно
В зеркало совести посмотри.
Не будем судимы, коль не осудим.
Пусть совесть велением каждого будет.
Совесть, порядочность, участье –
Корни, питающие счастье.

6.02.1998 г.

                    ***

Добро

«Добро должно быть с кулаками».
И что же это за добро?
Тогда с копытами, клыками
И уж с рогами заодно.
«Добра» такого очень много,
В таком «добре» сейчас живём.
Коль не очнёмся, хоть немного,
То все мы вовсе пропадём.
Ведь без добра жить невозможно,
Всё в мире освящается добром,
Творить добро, низвергнуть ложь нам,
Быть Человеком, помня об одном:
Лишь осознав, что всё живёт добром,
Спасёмся сами и свой дом спасём.

07.02.1998 г.

                    ***

Истина

Вопрос извечный: что есть истина?
Средь тщетной суеты и мельтешенья
Ты вдруг поймёшь, что можно выстоять,
Коль обретёшь любви мгновенья.
Любви невероятного полёта
Нам данной не от дьявола – от Бога!
Внимая всеобъемлющей Любви,
Ты руку свою миру протяни.
Руку дающую, а не берущую,
Любовь несущую живому, сущему,
Не пламень жгучий, а огонь Любви
Отдай всем страждущим и с ним живи.

23.11.1997 г.

                    ***

Творчество

Я – микрокосм. Я – малая частица.
Пусть малое в большом не растворится.
Собрав в едино мириады «Я»,
Вселенная рождается МОЯ.
И то ль творенье - холст,
То ли биенье звука –
Миг восхождения не прост,
Хоть не наука.
То ли высокое горение,
То ли земное притяжение,
Так переплетено-повязано,
Жизнь – творчество –
Всё этим сказано.
Высокое и низкое –
Понятия очень близкие.
Подняться иль опуститься –
Воды бы живой напиться.

18.11.1997 г.

                    ***

Нежность

Всё нежное, что в нас живёт,
Всё, что трепещет в нас и дышит,
Чего-то доброго так ждёт
И каждой клеточкою ищет.
Чудесен полевой цветок
И шёпот первого признанья,
Крови горячечной приток,
Рождённый поцелуем знанья
И узнавания касанья
Любимых рук и губ, и глаз,
И прелестью воспоминанья,
Что было прежде, хоть сейчас
Пришла пора непониманья,
И всё же нежность вдруг случайно
Свою нам приоткроет тайну.

31.10.1997 г.

                    ***

Красота

Так что же красота? То совершенство
И линий, и сияния души,
Познав её высокое блаженство,
Ты с нею расставаться не спеши.
В познанье красоты – спасенье мира
И всё ж - не сотвори себе кумира.
Красив не тот, кто для себя живёт,
А тот, кто добродетелен. И тот,
Кто изнутри добром-красой светится,
Добром воздастся и в любви родится.
Пусть красота, разлитая кругом,
Любовью переполнит земной дом.
Так что же красота? Снаружи иль внутри?
Твой храм она – в душе есть – посмотри!

25.11.1997 г.

                    ***

Сокровенный смысл жизни

Растворись в осознании неизбежности,
Ни в чём не спеши –
Господь против поспешности.
Вечность и Фатум – единое целое,
Покорность им – жизненное безделие.
Жизнь же – в динамике и в движении,
В сопротивлении и в притяжении.
Чужие, миг судьбы поймав, его отпустят,
Любви и боли не познав,
ведь в душах – пусто.
При симбиозе душ слиянье тел –
Суть СОВЕРШЕНСТВА – избранных удел.

19.11.1997 г.

                    ***

    Полотна Виктора Хоменко

«Звезда зовущая»

 

 

Едва видна, чуть-чуть лишь брезжит
Звезда зовущая надежды.
Из тёмного полуовала
В хорошее, в добро позвала.
А что же есть полуовал?
Судьбы и жизни тёмный вал.
И хорошо, что он лишь с краю –
В пространство из себя взлетаю.

                    ***

«Распахнута настежь»

 

 

Нет, для меня не «распахнута» -
Выход из тёмного грота.
Где-то дорога накатана,
К Храму Надежды дорога.
Всё же когда-то нам выбраться
В светлое, Бог даст, получится,
Музыкой красок видится:
Добро неизбежно сбудется.

                    ***

«Покой»

 

 

Покой, коль в живом, не бывает вечным.
Бывает величественным беспечным:
Таится в энергии покоя
Потенция бури, ничто иное.
Вновь ожидание всплеска чувств,
Покоем рождённое буйство душ.

                     ***

«Старый замок»

 

 

Время – понятие нерастяжимое,
Как Жизнь и Фатум – неодолимое.
У входа в жизнь новую –
                            стрела Времени,
Ещё не вышел – уже под бременем.
А там, вдали – лес ли наметился,
Свет ли небес впереди светится.
Там, за лесом, всё будет прекрасно…
Стрела же бесом: гляди – опасно.
Состоянье надежды и тревоги,
Но ты иди, хоть стрела на пороге.

                    ***

 «Икона»
(Для кого – что)

 

 

1
Для кого – дорога, для кого – постель.
У чьего порога улеглась метель?
То ли хлопья снега поспать собрались,
То ль Любови нега после буйства – вниз…
Для кого – лампадка, для кого – ночник.
Кажется – неярко, только пойман миг.

2
Не чувствую трепет иконы –
Здесь прелесть метельной погони.
Уставшая дева-метель
Свою расстелила постель.
Это хлопья снега поспать собрались.
Нет, Любови нега после буйства – вниз…
Для кого – лампадка, для кого – ночник.
Кажется – неярко, только пойман миг.

                    ***

«Космический триптих»

 

 

 

 

Кто мы? Ошибка Вселенной?
Странный эксперимент?
Душами, что нетленны,
Ловим Судьбы момент.

Сплошное несовершенство,
Скопленье пороков и грёз.
Но мы с Твоего решенья
Живём и страдаем всерьёз.

И не пошли луч карающий,
Творец, мы же дети Твои.
Пусть он придёт, наставляющий
Заблудшие души Земли.

15.09.1999г.

                    ***

«Апокалипсис»

Апокалипсис. Затмение,
Близится мира конец.
И, будто ада видение,
Солнца пылает венец.
«Апокалипсис». Картина:
Во мраке зловещем точка светится.
Маэстро, не конец мира!
Добавьте света – чудо содеется!

10.08.1999 г.

                    ***

«Идущие»

Идущие, бредущие,
Ещё чего-то ждущие,
Туманом всё окутано,
Напутано-запутано.
То ль избранные-званые,
То ли столпы соляные,
То ли идут, то ль замерли
В пустыне серой замертво.
Нет, всё таки, идущие,
Через ничто зовущие.
Хотя с трудом, но верится –
Не зря в тумане светится.

                    ***

«Всплеск»

Что же так вырвалось изнутри?
Так страстно и больно – посмотри !
Нет, не смотри, а почувствуй всплеск
Боли без радости, без чудес.
Не заглушить, не унять импульс дива:
Всё раздирая, почти некрасиво,
Из боли и вопля гармонию создав,
Нам доказал художник,
что можно петь от ран.

                    ***

«Натюрморты»

Почему-то цветы сухие
В натюрмортах, маэстро, у Вас.
Отвечая любым стихиям,
Лепестков не закружит вальс.
Оттого, что они засохли,
В наших душах печаль родив,
Не узнали любви высокой –
На себя истратили пыл.
И грустят, осыпаясь жестью
Невостребованных нег,
И стоят одинокой песнью,
Будто жизни закончен бег.

                    ***

Что-то

Ожиданье добра и преддверие страха
Так глядят с полотна,
словно Феникс из праха.
Красный цвет и коричневый –
ярость с отчаяньем
Переходит на светлое – прелесть печали.
Полотно необычное – дань настроению –
Происходит как личное просветление.

                    ***

Горячо

Красным – по красному,
Синим – по красному,
Чувства – они у всех разные.
Мечется ярость, пылает любовь –
Всё через кровь, через кровь, через кровь.
В яростной красности – муки терзаний
Прелесть и горечь горячих лобзаний,
Красным – по красному
И чёрным – по красному,
Хоть горячо, но у всех по-разному.

31.10.1997 г.

                    ***

         Главное женское

 

 

Романс

Пускай, наивен и чуть-чуть смешон
Звучит романс, и я в благоговенье
Воспринимаю музыку как сон
И отдаюсь совсем в его владенье.
Величье чувств и безискусность слов,
Нет, это не мещанство-сладострастье.
Закрой глаза – в романсе Рыцарь – он.
Ты – Дама грёз его, мечта земная, счастье.

27.09.1994 г.

                    ***

Гришке Фудиму

- У тебя осенние руки,-
Мне когда-то друг близкий сказал.
Но вот по занятости, от скуки ль –
Стихов об этом не написал.
А мне по душе лета расцветы:
Горячее, знойное, жаркое лето.
Горю – не сгораю, гасят – живу,
Сама удивляюсь, где силы беру.
К осени веской никак не дойду –
Девчонкою дерзкой по жизни бегу.

30.10.1994 г.

                    ***

Мужчины любят женщину покорной:
« Да убоится жена мужа своего…»
Мужские привилегии бесспорны,
И ты молчи – не более того…
А я вот не от Евы, от Лилит.
И непокорность, вырвавшись, летит.

13.10.1996 г

                    ***

Я осень не люблю,
Мне лето ближе,
Я тёплый луч ловлю,
А тучи ниже
Его к земле почти остывшей пригибают,
Как будто тайну человеческую знают,
Что всё происхожденьем от земли,
И лето ей велит: пой и гори!
В безумствах сладких огненного лета
Мы часто ищем верного ответа.
Но всё напрасно – страсти жар пройдёт –
Лишь Осень свою мудрость раздаёт.
С годами я не становлюсь мудрее:
В придуманном мной лете душу грею.

14.10.1996 г.

                    ***

Самое главное

Самое главное качество –
Не глядя на жизни чудачества,
В сердце тепло сохранить,
Чтоб ближних греть-боронить.
Самая главная радость –
Если ты людям не в тягость.
Если общенье с тобою,
Как одаренье судьбою.
Самая главная смелость –
Просто быть честным во всём:
Подлость , обман да измену
Ввек не прощать нипочём.

                    ***

Самая главная музыка –
Нежность любимых глаз.
Лепет ребячий. Кружится
Листьев летящих вальс.
Самое главное счастье,
Если с тобою друзья.
В радости и напасти
Без этого жить нельзя.

19.12.1996 г.

                    ***

Мужчины, наверное, всё-таки, есть.
И общение с ними делает честь,
А меня окружают « штаны»,
И кому они «на фиг» нужны ?

28.12.1996 г.

                    ***

На острове ожидания

Я как на острове ожидания
Счастья, любви, просто признания.
Дети растут, внуки играют,
А ожидание не покидает.
Седина в голову. Бес не трогает,
Сердце спокойно стучит-работает.
Мертвая, что ли, так будто живу:
Иду, говорю, гляжу наяву.
…Вдруг заблудиться в лабиринте страсти…
Хоть ненадолго, а кусочек счастья.

22.02.1997 г.

                    ***

Ровесникам

Отёкшие лица, лысый взгляд.
Ровесники «умниками» глядят.
Где б денег добыть, чтоб жена терпела?
Какая любовь? Просто секс как дело.
Спокойно и просто. Любовь – это труд.
Опасно, тревожно. Кому же он люб?
Он душу и тело берёт целиком,
И очень уж беден, кто с ним не знаком.
Погасшие души – всему есть предел,
Любовь – это молодости удел.
Вдруг пламенем яростно обожжёт
И мимо меня стороной пройдёт.
Душа устаёт безответно трудиться –
Мне б каждою клеточкою забыться.

07.06.1997 г.

                    ***

Из автобиографии

Десять лет я была обычною:
Под кулак мужнин лоб подставляла,
Он не бил – учил. Чтоб привычною
Моя бабья покорность стала.
А затем поднялась головушка.
Рифмы в ней береглись-хранилися,
Да взыграла дерзкая кровушка –
В стук колёс вошла-обратилася.
Это дурно – гордая женщина,
Повелителя не признавшая.
Это мудро – душа без трещины
Строкам-мыслям себя отдавшая.
Да ещё любви, и до донышка
Чашу горькую пить доводится;
Всё лечу – ищу свою долюшку,
Отлетав, усну, коль захочется.
Чувствам жизнь отдать не устану,
Но рабою ничьей не стану.

22.12.1998 г.


                    ***
 
         В жизни однажды
           была отдушина         
                                 
А.О.

 

 

 

Вот-вот

«Юноша бледный со взором горящим…»
Жизнь так сложилась моя не блестяще.
Вдруг исподволь пробудились желанья,
Но не в награду, а в наказанье.

Когда ты так восторженно глядишь
И ничего совсем не говоришь –
Во мне снега почти растаяли,
Смятенья и сомнения прибавили.

Я этого мальчика просто боюсь.
Из глаз его звёздных пью – не напьюсь.

Боюсь я твоего прикосновенья,
Чтоб вдруг не подтвердить предположенья.

Здесь взлёты и паденья невозможны –
Судьбу свою слагаю осторожно.

Суметь призыв сей властный одолеть
И латы постараться бы надеть.
Как в галограмме –
                          иллюзорность страсти,
Ступай, мой друг, это совсем не счастье.

01.04.1997 г.

                    ***

Раздумья

Похоть, разврат, гримаса усталости?
Кто виноват? Нежелание старости?
Мне не напиться, а напоить,
Сосуд, что искрится, чуть пригубить.
Десятая молодость – это верно.
Лечу и боюсь, как во сне – суеверно.
Стыдно? Нисколько, чего стыдиться,
Если в тебя ещё могут влюбиться?

07.04.1997 г.

                    ***

Ты улыбаешься – я просыпаюсь,
Не сплю и мучаюсь, но не каюсь.
Ты – сеть из множества ячеек
И смотришь прямо, без смущенья.
В твоих очах огонь горит –
Мне обо мне всё говорит.
Вот приголубить и поцеловать,
Да только где на это смелость взять…
Странно и больно – откуда напасть?
Дитя и любовник: упасть – не упасть.
Мальчик-паж, рисунок ладоней…
Мир не наш. Кто время догонит?

14.04.1997 г.

                    ***

Мне много или малость –
Ночами правит плоть.
В сознании не шалость -
Стыдливости ломоть.
Не прикасаться – это тоже выход.
А вход куда? Волнующая прихоть.

                    ***

Беру губами розы лепестки,
Они, как шёлк, нежны и так тонки.
И ничего не значит, что опала.
А прелесть не пропала, не пропала.
Нисколько горечи, приятно-сладко.
Как детский поцелуй, чуть слышно пахнут.
Прими из рук волненье дивных струй –
Это мой самый нежный поцелуй.

08.04.1997 г.

                    ***

Стихи по случаю

Игра в «кошки-мышки»:
То дальше, то ближе.
И я бы хотела
Идти по Парижу.
Бинокль на двоих,
Дуновение жара…
Рукав не оплавился?
Ох, быть пожару!..
И – руки в руках,
Электрический ток.
Спасите! Без врак:
Не хочу, чтоб помог.
Игра в «кошки-мышки»
Опасна, поверь.
Кто – кошка, кто – мышка…
Не вырвался б зверь.

06.04.1997 г.

                    ***

Свершилось

Для меня ты – воздуха глоток,
Им, увы, не надышаться впрок.

Как хорошо быть оптимистом,
Смотреть на всё, как бы, со свистом,
Маску солидности носить
И тайно страстью исходить.

Не малость, нужно «Славься!»
Ночами правит плоть.
И где-то затерялся
Стыдливости ломоть.

И почему-то не звонишь,
Хотя я знаю, что не спишь.
Сумасшедшая женщина – это точно,
Напою и напьюсь, потом – заморочу.

Ты испугался меня и себя.
Голос разума: вдруг не любя?
Глаза в желании огне…
Да прикоснись скорей ко мне!

                    ***

Ты воздух мне, ты мне глоток воды,
Ты талисман мне от любой беды,
Ты нежная и девственная гладь _
Не кануть бы в неё, не изорвать

                    ***

Если любовь убивает - это уже не любовь.
Любовь волнует, ласкает и будоражит кровь.
Действуют тайные силы, и вне законов закон:
Страстность и дух едины там, где живёт Любовь.

                    ***

Как-то пронзенно звенит комар…
Даже прихлопнуть его не хочется.
Будто бы это – любви угар,
Имя которому – одиночество.

29.04.1997 г.

                    ***

О, как перед рассветом всё поёт!
Так грудь порой теснит в порыве страсти…
И только перед солнцем вдруг замрёт,
Жизнь новую создав в порыве счастья.

10.05.1997 г.

                    ***

Нежности, трепетности, касания –
Мучительно-сладостно ожидание.

Когда ты вдали – побеждает рассудок,
Но тело горит в унисон пересудам.

И глупая женщина, и смешная:
Чего возжелала: ада иль рая?

Слова «с любовью» и «нельзя»
Живут лишь только для меня.
А «помешалась» и «совсем»
Для утешения им всем.

Замру. Затаюсь. Не буду рядить.
Дам Высшему Разуму нас судить.

27.07.1997 г.

                    ***

Слезами умылась, причёску поправила,
Себя, чтоб приснилось,
                          любимой представила.
Куда-то и царственность, и величавость
Бесследно исчезли,
                          лишь горечь осталась.
Стеная, ответа как милости просит.
Когда среди лета вдруг окнами в осень.
И мысли в неволе:
                           мне быть иль не быть…
Судьба моя, доля – слезами любить.

21.06.1997 г.

                    ***

Не бойся

Солнышко скрылось за горизонтом,
А чайка парит, зажжённая солнцем.
Мы рядышком – в руке рука.
…Я от тебя так далека…
Знаю, что я – заходящее солнце,
Тебя не сожгу – сберегу – не бойся,
Лучами-руками тебя согрею,
Мой жар на закате – мягче, нежнее.
И это прекрасно: любишь – живёшь,
Восхода, как счастья, поутру ждёшь.

12.07.1997 г.

                    ***

О, эти глаза! Эти чёрные звёзды,
Глядящие так леденяще непросто.
И бег по шоссе на открытой ладони.
Как точен прицел. Неужели догонят?
Звёзды-глаза превращаются в фары,
Фары – в выстрелы-прожектора,
Мечусь между ними и жду удара…
Кошмар закончился. Ночь прошла.

26.07.1997 г.

                    ***

В жизни однажды была отдушина:
Не паж, не любовник –
дитя непослушное.
Мысли-стихи я ему слагала,
Чего желала – сама не знала.
Сердцу уж очень тоскливо было –
Я от печали его любила.

14.08.1997 г.

                    ***

Обаяние, очарование,
Околдована обниманием
От обмана опять очнусь,
Оторвавшись от облака, опущусь.
Пусть пред памятью, полной приятного,
Проплывут пульсации полупонятные:
Ощутить округлости отчаянно,
Перейти поле плюсовости полуприкаянно,
И на время опять умереть,
И, в себе растворившись, в тебе замереть.

11.10.1997 г.

                    ***

Немного озорства  
на два голоса
  
(Стихоколлаж. 1 – Он; 2 – Она )

1. Как-то странно в жизни всё получается:
И грешить не грешишь –
только каешься, каешься…
2. «По осени цыплят считают…»
Дождалась осени, сочла.
Грёз моих замки тают, тают…
И нет уж. Глубока вода была.
1. Метёт осенняя метель,
Срывая листья, словно даты.
Мягка, но холодна постель
Листвы опавшей. А когда-то…
2. Замело-замуровало всё кругом,
Душу нежную сковало, добрый дом.

                    ***

Это зимняя погода, не спеши –
Оживёт ещё осколочек души.
1. Протянулась струна, еле слышно звучит.
И душа так, едва, но уже не молчит.
2. Не сплю спокойно и глубоко
Почти как в юности далёкой.
1. Так нежно-лунно, так прозрачно
Стоит предлюбье, как удача.
2. То – в жар, то – в холод –
Как привет из юности
Соединенье мудрости
И глупости.
1. Есть поцелуи – мотыльки,
Они спокойно так порхают.
А есть другие – как замки.
Что за собой они скрывают?
2. Загуляла, залюбила, забрела…
Прежде не было, иль было – ожила.

                    ***

1. Губы – в губы
Глаза – в глаза
Знаем – любим
Думать нельзя !

1991 – 1997 г.г.

                    ***

У разбитого…

Солидность, серьёзность – это возможно,
Коль не шагать, а ступать осторожно.
Делать как можно меньше ошибок,
А я – вся в ссадинах и ушибах.
Бегу, не переводя дух –
Никто не подарит жизней двух.

                    ***

Прости меня, что не так глядела,
Прости – песни не те пела.
Прости мою кровь – так огнём пылала,
Прости, любовь, я к тебе опоздала.

                    ***

Снуют осенние дожди,
Но виноградны капли солнца.
Любви последней - жди не жди:
Блеснёт, уйдёт и не вернётся.

09.09.1997 г.

                    ***

Осень и я

Осенние листья горят-играют,
Венцом золотым меня окружают.
Вот я и в осени – грустная тема,
А думала – юности нет предела.
Красиво и грустно, густо-печально.
Осень в нагрузку дарит отчаянье.

9.10.1997 г.

                    ***

Возвращение к сущему:
о сознание возраста.
И завеса приспущена,
хоть спектакль не закончился.
Лицедеи-дарители,
только время стать зрителем,
Не активным участником,
режиссёром-проказником.

                    ***

Львиная долюшка

В этом мире надуманном
Всё себе напридумала.
Хоть играют чувствительно,
Всё из зала увидела:
по Шекспиру, бесспорно,
Мир – театр, все мы – актёры.

                    ***

И чем моложе лицедеи,
Тем больше мы от них «балдеем».
Молодость, свежесть и обаяние,
О, как ошибочно очарование!
Лицедейство иль ложь –
Тут не сразу поймёшь.

09.11.1997 г.

                    ***

Женщина

Читая Анну Ахматову.
Не монахиня, не блудница
Это женщина – смысл непростой.
То ли рай в тебе заструится,
То ль разверзнется ада огонь…
Всё любви отдашь без оглядки,
Всё, чем дышишь и дорожишь.
И вздохнёшь где-то там украдкой,
Душой бережна – не обнажишь.
В гневе тоже - царственной дланью –
Уничтожить и позабыть.
Только ночь – терзающей раной:
Без возлюбленного как жить…

12.03.1998 г.

                    ***

Губы

В тревоге тех минут:
Он любит иль не любит…
Мне правду выдают
Предательские губы.
Однажды повесне
В отчаянном молчаньи
В кромешной тишине
Они любовь вещали.
В цепи из ног ли, рук
В касаньях рай пребудет…
Да присно не солгут
Молчащие так губы.

15.03.1998 г.

                    ***

Ты – мальчик-одуванчик,
Увы, недолог век.
Не честен, не обманщик –
В поступках человек.
Надёжность – нулевая,
Чуть дунет – улетишь.
Задача непростая:
Стать мудрым не спешишь.
Порядочность и воля –
Залог грядущих дел.
Плыть за волной, не боле –
Беспечности удел.
Зерно от плевел отделить сумей,
Добру будь верен, с фальшью не робей.

                    ***

Сон

Это был сон. Как во сне бывало,
Сердце у горла где-то стучало,
Не задержавшись в положенном месте,
Томно ему, как пред свадьбой невесте.
Сон с продолжением, многосерийный:
Плавность, огонь и изящество линий,
Нежность и прелесть прикосновенья –
Ветра ли, воздуха ли движенье…
И, коль закончился сериал,
Счастлив уж тем, что во сне бывал.

19.05.1998 г.

                    ***

О любви стихи рождаются в запое…
Не зови – пришли и радости, и горе.
Как стрела навылет пронизали –
Мысли глупыми, глаза слепыми стали.
О любви стихи рождаются в угаре,
Берегись - не берегись –
сгоришь в пожаре.
Люди все такие распрекрасные,
Все тебе родные, солнце – ясное.
Всё поёт, всё светится вокруг,
Твой любимый –
самый добрый друг.
Подлости, бесчестья не бывает,
Радугой любви весь мир играет!
…А затем – горчайшее похмелье.
Пустота вокруг, а не веселье.

                    ***

С высоты разверзшихся небес –
В страшный, одичавший тёмный лес.
Горечь отрезвляет очень мудро:
Вслед за утром не приходит утро.

08.07.1998 г.

                    ***

Судьба игрушек грустною бывает:
Не новая – дитя и не играет.
Мужчина – он всегда большой ребёнок.
Всю жизнь не вырастает из пелёнок.

09.07.1998 г.

                    ***

Когда

Когда я устану тебя любить –
Точно знаю, что это случится –
Живительной влаги тебе испить –
Вот только неоткуда напиться.
Когда я устану тобой гореть,
Лучами лаская, словно солнце –
Ты вдруг почувствуешь – некому греть,
А без тепла жить, поверь, непросто.
Когда перестану тебе писать –
Свежего воздуха не хватает –
Знаешь, без воздуха – ни есть ни спать.
Просто жизни совсем не бывает.
Всё это само – в руки и в поры,
Его добиваться совсем несложно.
А ты проживи без него, попробуй,
Гляди, не лишись вдруг неосторожно.

                    ***

Молчание

Не значащее ничего молчание.
Нет, не обида и не обещание,
Молчанье – пустота: ни сон, ни бездна –
Молчать вот так совсем неинтересно.
Так странно – в сердце голо, пусто.
Молчим без боли и без грусти.
Молчанье золото таит,
Коль сердце молча говорит.
Молчание – это беседа сердец
Молчанье – кричание, наконец.
Молчанье – отчаянье и укор,
И окончательный приговор.
Заживо замершие молчат,
Но чётко слышно, о чём стучат.
Язык сердец стал непонятен,
И не прожить, увы, без пятен.
Не дай же, Бог, ожесточиться.
Подай душе наговориться.

16.10.1998 г.

                    ***

Бывает так

Вот отверзлись уста,
Прежде рай отворявшие.
И скрежещут слова,
Будто ножик по ржавчине.
И глядит на меня,
Что очами горело,
Отлюбив без огня
Манекенное тело.
Две стекляшки – мертвец,
Обломилась пружина.
Это просто конец
Тускло тень осветила.
Не собрать, не согреть,
Не наладить всё снова.
Но не греть – пламенеть,
Грезить сердце готово.
Ниспошли же, Господь,
Три орешка в подарок:
Верность, нежность, любовь
Оживляющим даром.
Ненастный день, насмешница Судьба,
И в зеркалах-глазах чуть отражаясь,
Любовь угасла, нет, любовь ушла.
И это нам, увы, не показалось.

31.10.1998 г.

                    ***

Ты любовь моя. И в этом вся вина.
Я тобою, как коробушка, полна.
В чудо-поле дивно светятся цветы,
Каждый цветик-семицветик – это ты.
Семь желаний, семь заветных лепестков
Другу-любушке исполнить всяк готов…
…За деревьями и леса не видать,
Не слагаются любовь и благодать.
И до боли разлюбимый человек
Не лелеет, не прильнёт: - Моя навек…
Плотно сомкнуты медовые уста –
Оттого-то твоя душенька пуста.

29.08.1999 г.

                    ***

Просьба

Убери стекло
Из глубоких глаз,
Пусть дарят тепло,
Добротой лучась.
В тех очах-лучах
Непростой кажусь,
Но оправдан страх:
В зеркалах скажусь.
Мне тебя терпеть,
Чтоб в который раз
Молодеть хотеть,
В них не отразясь.
Не блести стеклом,
Душу оградив,
Памяти теплом
Руки перевив.
Не стекли очей,
Губы не сжимай,
Незабытых дней
Убывает рай.
Не стекли очей,
Не играй стеклом,
Не зажжёшь свечей
Скоро в доме том.

13.03.2000 г.

                    ***

Последняя любовь

Моя последняя печальная любовь,
Дарованная раем или адом.
Моя последняя прощальная любовь –
Ниспосланная боль – так было надо.
Моя последняя счастливая любовь
Промчалась, словно смерч, как очуменье,
Моя последняя красивая любовь
Венчала взлёт, огонь, смерть и паденье.
Моя последняя, последняя любовь
                                              уже ушла…

19.11.1999 г.

                    ***

Все

Всему своё время: безумью и страсти.
Собою владея, живи без напасти.

                    ***

                Сонеты

 

 

 

Попытка сонета

В эфире дивного сонета
Душа парила и летала,
И падала, и замирала,
И было любо ей всё это.
И от божественного света
Любовь те строки воздвигала,
Но, вознеся, вдруг низвергала,
Коль чувство было без ответа.
И, чтоб не растерять нам честь,
Чтоб не почувствовать ущербность –
Открыться сердцем, не таясь,
Смысл жизни лишь в добре обресть
И ощутить любви потребность –
Живёт поэзия, искрясь.

                    ***

Пока не выпал снег, так пахнет лист,
Остатки чувств невольно будоража.
И, что совсем уже забыто даже
Всплывает, будто памяти каприз.
Но этот оголтелый ветра свист
Смеясь, свою осуществляет кражу:
Уносит дум нелёгкую поклажу
И сумрак, что давно в душе завис.
Тоска-злодейка сердце изглодала,
Глаза погасли, мысли оскудели.
Всё замерло в груди, боль притупилась.
Цветы завяли, нет, цветов не стало.
И всё же: в этом горестном уделе
Любовь – подарок – истина открылась.

24.11.1998 г.

                    ***

Когда в ничтожных мельтешеньях
Невзрачно-тусклый день прожит
Без вдохновений и обид –
Тому не видим сожаленья.
Так, убивая постепенно,
Живую душу, что горит,
Не остывает, говорит,
Себя низводим мы до тленья.
И в сером полудиком мире
Так страшно, трепетно горя,
Стихом иль песнею излиться,
И всё же отдаёмся лире.
Проснулась робкая заря,
И пепел Фениксом искрится.

31.01.1999 г.

                    ***

Владычица

Признав Любовь владычицей своею,
Судьбу и душу ей совсем отдав,
Спокойствие, беспечность потеряв,
Явишься обнажённым перед нею.
Тогда, шутя, поставит на колени,
Иллюзии и грёзы отобрав.
Сомнамбулой её приказ приняв,
Рабом предстанет и поэт, и гений.
И, торжеством разгульным опьянённый,
Не замечая рифов и камней,
В водоворот Любви бросаешь тело…
Во власти чувств купаешься, пленённый,
Но выпотрошен – ты не нужен Ей.
Прочь выброшен – и до тебя нет дела.

22.02.1999 г.

                    ***

Трудно

На смерть Ларисы Федоровны Ященко.

В гнетущей тишине ночной
Судьбы приемлем неизбежность
Бесспорно признаём мы грешность
Души ранимой и живой.
Но свет проснувшийся дневной
Явит страстей поблекших серость,
Поступков честных неумелость,
Кто прав – тот часто не герой.
В тягучей жвачке хмурых буден
Мы брошены на выживанье
Лишь хлеб насущный добывая.
И беспросветен путь, и труден.
Но всех очистит покаянье,
Добром прощенья освещая.

03.04.1999 г.

                    ***
 

      Чертога чувств царица   

 

 

 

Скрипичное волшебство  

Струна-чародейка запела…
Казалось, что свет без предела
Струится из душ посвящённых
К высоким мирам вознесённых.
Укол нестареющей боли –
И сердце томится в неволе
Сладчайшей. Так сладостен грех,
Взращенный любовью, для тех,
Кто в струнах – антеннах Вселенной
Услышит свой Космос нетленный.
Смычок и струны – как любви начало:
Влечёт и жжёт с рожденья до причала.

20.01.1999 г.

                    ***

А скрипка пела-разговаривала,
Слова признанья выговаривала.
Слова признанья и надежды,
Когда-то слышанные прежде.
Не струны скрипки, сердца струны,
Подчас оголены и юны.
И – скрипка – нежность, величавость
Открытых душ смычком касалась.

14.05.2002 г.

                    ***

Музыке

О, музыка! Ты – чародейство:
В тебе и покой, и безумное действо.
Вот кануло всё. Умерло.
…Где-то брезжит
Звук-лучик живой и наивной надежды.
Минуты боли и печали
Величьем музыка венчает
И в радость солнечной тропою
Душе застывшей дверь откроет.
Поёт везде, звучит кругом,
Обличья претворяет в диво-лица.
Ты, музыка, - Пигмалион.
Владычица, чертога чувств царица.

16.05.1999 г.

                    ***

 Все происхожденьем от земли     

 

 

 

Осенний вальс      

Грусть уходящего лета
Дышит сквозь листьев ковёр,
Солнцем и ветром согрета
Тает, развеяв укор.
Прелесть свою отдавая,
Роскошью радуя глаз,
Медью блистает, играя,
Дарит прощальный вальс.
Вот, откружившись несмело,
Падает, словно ответ,
Лето продлив до предела,
Мелкой монетой привет.
И, уходя понемногу,
В сон, что подарен зимой,
Осенью гаснут тревоги,
Грусть плывёт светлой волной.
Летит, летит, летит листва,
И зелена ещё трава.
По осени, как во хмелю,
Но лето больше я люблю.

19.10.1998 г.

                    ***

Осеннее настроение 

Одинокая чайка прощальными
машет крылами
И над берегом грустным
завершает полёт…
Это поздняя осень пришла и
стоит между нами,
А казалось, что лето никогда не уйдёт.
Львиная долюшка
Дни погожие – отблески щедрого лета,
И деревья, окрашены охрой,
отчаясь, горят,
И не хочется думать, что песня пропета –
Незаписанной нотой уже
не вернётся назад.
Знаю: осень пришла. Не стоит,
оробев, на пороге –
Королевою властной полонила мой дом,
Ни любви не впуская, ни сердца тревоги:
Переменою масти таилась зима за углом.

22.10.1999 г.

                    ***

По осени 

Холодный осени огонь
Горит, не согревая души.
Несёт молчанье и покой,
Страстями холод не нарушит.
Живя, как будто, в полусне,
Душа пульсирует несмело.
Воспоминанья о весне
Таит, не осени метели.
Поклон тебе, царица-страсть,
С печальным сном и пробужденьем:
Осенним золотом пропасть –
Весною снова стать рожденьем.

29.10.1999 г.

                    ***

Почти серьезно

Вы, сестрицы-берёзки, не добегав, уснёте.
Редкой проседью в косах золотится листва.
Поглядите: берёза, как солидная тётя,
Красоту в поздних росах, не скупясь, отдала.
Знаю: в юности-детстве будто сон и не нужен
Вся в веселье и зелени жизнь напролёт…
За беспечность и дерзость вам спасибо, девчушки –
Так виднее, что зрелость победно цветёт.

05.11.1999 г.

                    ***

          Этюды о живом     

                    ***

Среди весны пришла зима –
Пургой-разлукою влетела.
Уже зелёная трава
Лучам чуть приоткрыла тело.
На почки нежные, бутоны
Дождя и снега давят тонны,
Надежды робкие отсветы
Суровым саваном одеты.
Но этой ложною зимою
Не стану маяться судьбою.

29.03.1995 г.

                    ***

На паутину пала роса.
И погляди – кружевная краса.
Солнышком ветер слёзы утёр –
Он вдруг исчез, волшебный шатёр.

07.09.1991 г.

                    ***

Как это дерево загорело:
С кончиков листьев сначала несмело
Жёлтый с зелёным играющий цвет
Вдруг переходит в солнечный свет.

Осень 1995 г.

                    ***

Обледенело

Не хрусталём-бриллиантом светятся –
Холодом-льдом закованы деревца.
Будто бы души живые борются –
Ветви от ветра под снегом клонятся.
И вдруг – сломалось, без рук осталось.
Тяжесть оков – боли усталость.
Душа – Венера.
Обломки рук.
И в сердце веры чуть слышен стук.

24.12.1997 г.

                    ***

Пенная полоса
Белая полоса
Сторожит берег.
А берег на старте.

22.09.1998 г.

                    ***

Утренним дождиком щедро умытое
Солнышко дарит улыбку открытую,
Робко роняя ласковый лучик…
Осень в сердцах задёрнуло тучу.

11.10.1999 г.

                    ***

Так остро запахло весной,
Как будто бы что-то случилось:
Ещё не взошедшей травой
Всё дрогнуло, переместилось…
И словно бы возраста нет,
Ещё не поставлены точки,
И грёз не пришедших привет
Вещают закрытые почки.

02.04.2000 г.

                    ***

           Родным о родном 


Доченьке

Моя доченька всё взрослеет
И меняется, выше ростом.
Взгляд теряется, я немею.
Даже куколкой звать непросто.
Стали дланями крошки-ладошки,
И в персты превратились пальчики.
Ещё чуточку, ну, немножко –
Зазвонят-забегают мальчики.
Скоро станешь ты лебедь-девица.
Помни: лебедь – царская птица.

19.02.1997 г.

                    ***

Автобиография 

Я была не очень послушный ребёнок:
Вечно в кровь разбиты коленки.
И, боясь, что я, как мальчишка-чертёнок,
Мама в косы вплетала ленты.
А потом уже выросший чёрт в юбке
Так уверенно стал на подмостки,
Хоть душою росточек хрупкий,
Но характер сломить непросто.
А как трудно быть строгой мамой,
Если чертик ещё внутри прячется.
Стареть не хочется. Хоть и мало,
Но так приятно, что годы пятятся.
Не упасть, не пластаться, не замереть.
В трудности – улыбаться, даже петь.

14.07.1997 г.

                    ***

К выпускному вечеру 

Ахматовской пройдя тропою
И Пастернака ощутив,
Уже не скажем мы с тобою:
Когда-то слышал и учил.
Поднявшись вместе с Маргаритой,
Деяньям Воланда внимали
И с Вашей помощью, Учитель,
Что есть добро и зло познали.
Любить Тургеневской любовью,
Врагов по-Лермонтовски бить,
С горячей Пушкинскою кровью –
По-русски жизнь свою прожить.

Июнь 1999 г.

                    ***

Последний школьный звонок

Дочери.

Банты вязали, как в первый класс,
Но точно знали – в последний раз.
Косички-хвостики –
девчонки школьницы,
Ресницы длинные уже навощены.
Мальчишки взрослые –
пиджак топорщится,
Но детство: вот оно
глядит из взрослости.
За ручки вышли на школьный двор,
Ещё не слыша в сердцах укол.
Ещё экзамены и бал заветный –
Звучит над памятью звонок последний.

25.05.1999 г.

                    ***

Пусть всё старое в старом останется.
Не умеет лишь память стариться.

                    ***

Живу в «доставальном» режиме –
Вся жизнь припечатана шиной.
Всё в юности прячусь ушедшей,
Рискуя прослыть сумасшедшей.

30.08.1999 г.

                    ***

Не печёт и не светит,
И не плачет – молчит.
Только дрогнувший ветер
Отбылым шелестит.

28.01.2000 г.

                    ***

Сколь привлекательна порочность,
Столь же неярка добродетель.
И всё же обретаешь прочность,
Коль есть душе твоей радетель.

28.08.2000 г.

                    ***

Через вуаль в реальность погляжу:
Бездушия и фальши не увижу,
Не вспоминать былое прикажу,
Не осужу, не вздрогну, не обижу.
И будто контуры, столь чёткие, размыты,
Всё спутав, линии ладоней перевиты…
Неведомую постигая даль,
Всё силюсь снять обманную вуаль.

28.08.2000 г.

                    ***

Людмилочке

Нить пониманья обернулася струной,
Которая, вибрируя, запела,
Что жизнь – миг нашей юдоли земной –
Неразделима меж душой и телом.
- Не тщись, мой друг,
бессмысленной борьбой –
Несовместимого единству нет предела.

9.03.2000 г.

                    ***

Родному городу

В родном провинциальном городке
Я любящее сердце обронила.
И в новом непривычном далеке
Окажется желанным всё и милым.
Здесь отзвенела первая любовь,
И, отгремев грозой, ушла последняя,
Здесь гасла я и загоралась вновь,
Минуя фазы тленья и забвения.
Здесь, не скупясь, себя я раздавала
Помногу, не могла по мелочам.
И чем кусок побольше отрывала –
Теплее и уютней было вам.
И пусть ты мал, мой старый бедный город,
Ты так богат прекрасными людьми,
Они –твоё лицо, твой хлеб и порох,
Добром благословятся дни твои.

Июль 2000 г.

                    ***

Папе

Так птицы не поют, так души пиют,
Те, что родных своих порою навещают.
Прости меня, родной, за всё, что было…
Ты, папочка, простил –
душа благословляет.

29.09.2007 г.

                    ***

Доченьке      


                    ***

Любовь моя, моя надежда!
Моя роднулечка-малышка!
Пусть в мыслях-думах, как и прежде,
Дюймовочкой из сказки вышла.
Спасибо, выросла, не бросила, не бросит.
И, счастье-долю обретя, к себе попросит.
Да будет светлым и пригожим каждый день,
Печали, непогоды тебя не тронет тень.

08.04.1998 г.

                    ***

Ты родилась Дюймовочкою, дочка,
Ты Солнышком, не ведая, вошла.
И эта нераскрывшаяся почка
Цветок надежды маминой несла.
Теперь цветок раскрылся – роза ты!!!
Цветёшь, одолевая бури, драмы.
Когда своей достигнешь высоты –
Дюймовочкой останешься для мамы.

08.04.2001 г.

                    ***

Ты – мой солнечный луч,
Мой глоток и надежда,
Среди сумрачных туч
Безграничная нежность.
Этот ум и талант,
Что даны тебе свыше –
Львиная долюшка
Сто карат бриллиант –
Он сверкает и в нише.
Добрый луч осветит
Глубину мирозданья,
Космос душ возвестит,
Что свершилось слиянье.
Только б луч настоящий,
Чистоту приносящий.

08.04.2003 г.

                    ***

Шагая вдаль по жизненной дороге,
Порой сбиваем в кровь не только ноги.
Зовем любовь и ждём,
беззвучно плачем.
Но у тебя всё впереди – твоя удача
Уже недалеко где-то летает
И солнцем о себе оповещает:
Ирина Агапитова
Гляди, как много рядом и вокруг
Друзей, их добрых глаз, надёжных рук.
И Финист обовьёт своим крылом –
Знать, просто его время не пришло.

08.04.2004 г.

                    ***

Сыну

О, не давай душе разбиться –
Кусочки – как кривые зеркала,
Не склеить их! Пусть сохранится
Она единым целым – как была.
Не позволяй от зависти темниться
И не желай сплеча кому-то зла.
Пусть всё в тебе терзает и вертится,
Но только в свете искренность –
Не тьма
Жизнь продолжает. Лишь в куске едином
Кристалл пылает истинным порывом.

22.01.2002 г.

                    ***

Памяти сына

***
Ты научил меня быть терпимой
К людям, Израилю, крикам: - Ну!
Чтобы с позиций непримиримых
Мостиком стать для меня в страну.

Чтобы душа возлюбила Бога,
Чтобы, своей освежив слезой,
Глазу открылось, что тоже много
Рядом людей, отдавших покой,

Кто, прилагая к кровавой ране,
Доброй души свой целебный лист,
Пусть не залечит, но чуть ослабит
Тяжести груз, что, крича, завис.

И теперь от твоей могилы
Мне уже никуда не деться.
Значит, Богу угодно было,
Чтоб моё здесь осталось сердце.

29.10.2002 г.

                    ***

Приник Иерусалимский камень.
Лежишь ты в земле Бээр-Шевы.
И душам ушедшим внимает
Издревле библейское небо.
Оливы стоят в отдаленье,
Берёзок не видно окрест,
И в каменном произведенье
Начертан надгробный твой крест.
…Ушёл, не дожив четверть века,
Избрав путь ДУШИ ЧЕЛОВЕКА.

                    ***

Мой сын, Бог дал тебе талант
И душу добрую, и сердце золотое,
Но не учила я тебя,
Что жизнь – она ещё и злое поле боя.
Уж очень чувствуя чужую боль,
Мы о своей тот час же забывали,
Другому отдавая всё, с тобой
Ущерба для себя не замечали.
Но ты – мужчина, и в душе – боец,
А для меня ребёнок был, малец.
Я так боялась трудностей твоих –
И потому не сберегла от них.

29.10.2002 г.

                    ***

Ту – Би – Шват – 2003 г
.

В Израиле – Новый год деревьев.
Я не имею права на браху
( В Израиле я вовсе не еврейка),
Но пальму я сыновнюю сажу
В благословенный Ту-Би-Шват,
Лелею
Надежду, к Богу обратясь,
Взрастить её, частицу чувства сына
К живому и прекрасному, крестясь,
Творю молитву, чтоб росла красивой.
Чтоб всяк живущий здесь: и гой, и иудей
Плодами наслаждался от любви корней.

18.01.2003 г.

                    ***

Ты лежал молодой и красивый,
Только болью чуть-чуть искажён.
И откуда взялись только силы
Так уйти, как ты, сына, ушёл ?
Я ль головушку не лелеяла?
Я ли душу не берегла?
И в звезду твою я ли не верила?
И не справилась, не смогла…
И, когда ты, собравши силы,
Свой последний исполнил шаг. -
Завопила, заголосила
Моя, мамина, сына, душа.
А, когда тебя вглубь спускали,
Почернел, опрокинулся мир…
«Покричи», - мне люди сказали,
Я кричала, но крик застыл.
Львиная долюшка
Всяк идущий себя да отыщет…
Разговариваю с тобой
На израильском чистом кладбище
С упокоившейся душой.

20.01.2003 г.

                    ***

А, может, правду говорят,
Что рукописи не горят.
                        А. Агапитов.

Жизни лоскутное одеяло
Ты не дошил до конца.
Сердце болело, душа металась,
Нежность желала венца.
Много писал, затем уничтожил –
Очень критичен был зря.
Мудрым не зря замечено точно:
«Рукописи не горят».

21.02.2003 г.

                    ***

          В другой жизни    

 

 

 

Сионисткое  

Мой древний богоизбранный народ,
Презренный и гонимый повсеместно,
Не в храмах – моё сердце воспоёт
Тебе торжественную песню песней.
Познавший Бога, не приняв Христа,
Невежеством ты отдан на проклятье,
Но осиянная ДАВИДОВА ЗВЕЗДА
Взывает нас к Сиону, братья!
Прошедши по твоей СВЯТОЙ пыли,
Безверья не приму – ты трёх религий чаша,
Ты – правды дух, ты – совесть всей Земли,
Стеною Плача вопиют молитвы наши.
И, ощутив дыханье Вечной Иудеи,
Всей сутью ведаю, что избраны евреи.

23.12.1998 г., Никополь  

                    ***

А здесь закрытых почек не бывает,
И тополиный пух не облетает,
Весны немного, за весною лето:
Листвой играет чудо, разноцветом.
Зияет солнце беспросветным зноем,
Хамсин высушивает. И без боя
Вытряхивает души населенье –
Спокойней без тревог и без томленья.
…Без тайны ожиданья всё же грустно…
Не пишется… и в сердце как-то пусто.

01.06.2001 г., Бат-Ям     

                    ***

Так похоже

Чудится, будто акация
«Сыплет соцветья свои».
Это не дерево – нация
Просит: - Как есть, всё прими!
Цветом не те – ярко-жёлтые
Звёздами светят у ног.
Листик акации, родненький,
Ты бы привыкнуть помог!

01.06.2001 г.

                    ***

Я не могу ей говорить: «Моя страна».
При жизни сытой чуждой и богатой
Здесь щеголяют виллы и дома,
А мне б хоть краешком увидеть хату.
Да, здесь святые камни и места,
Где омовенья в миквах принимали,
А мне поют-звонят колокола,
Что в городах российских отливали.
Так Корсиканец – изгнан, обречён
О родине своей грустил когда-то.
А я рвалась сама. Был сослан он.
Что ж, родились мы в час один и дату.

03.06.2001 г.

                    ***

Там – берёзки, здесь – оливки,
Там – у нас, и здесь – у нас.
И горячие солинки
Добавляют море…час.

23.06.2001 г.

                    ***

         Иерусалимские стихи   

                    ***

О, этот город в древней Иудее –
Нет города известней и белее.
У стен твоих так громко бьётся сердце:
Глядишь, глядишь –
не можешь наглядеться.
О, Старый Город, древние кварталы:
Здесь чистота и дух совсем не старый.
Не хочется поверить, что сегодня:
Но вот компьютер, лимузинчик модный.
С хасидом, восседающим так важно,
Ребята хиппи. И базар, и башни.
На почте, что налево за углом,
Старинный камень под пушистым мхом.
Оливы, рядом молодой дубок,
И минора из золота – как шок.
Аллаху песнопенья над землёю,
И шёпот иудеев пред Стеною.
Ты – город, ожидающий Мессию,
Нет города важнее и значимей.

                    ***

У Стены Плача 

моя записка, может,
В вату превратится тоже.
А, быть может, подметут
И желанья заберут.
Только главное – поверить,
Добротою мир измерить.

                    ***

В храме Гроба Господня

Здесь не подходит слово «энергетика»,
В душе и теле словно благодать.
Здесь высшая изысканная этика –
Гробу Господню долу припадать.
И колокольный звон
всех звуков и оттенков
Слезами радости мне душу обновил.
Здесь невозможны лживость и безверье –
Челом тебе, святой Иерусалим!

18 – 19.07.2001 г.

                    ***

Осень в Иерусалиме 

Уж небо осенью дышало…
                                   А.С.Пушкин.

Как славно, что сюда приходит осень,
Которую душа давно уж просит.
Горят багряно-жёлтые узоры,
Вещая, что зима прибудет скоро.
И воздух по-осеннему прохладный,
Цветы вокруг прощально-ароматны,
И под ногами желудята-дети,
И лист акации печально-светел.
И празднично-нарядно, и привычно,
И бусами огни блестят обычно.
Ветряк не наш, но будто с Украины,
Хотя в округе горы, не равнины.
И как-то по-осеннему грустится
С надеждою весною обновиться.
И дышится легко. Приятно-сладко,
И вдохновение пришло украдкой.
О, город мира, высшее творенье,
Господен выбор и благословенье!

05.11.2001 г.

                    ***

Виа долороза 

Дорога Скорби –
последний Путь ХРИСТА.

Идём по виа долороза –
Дороге Скорби.
Ползём, хотя мы и не босы –
Устали ноги.
Тогда здесь недруги – Распни! – крича,
Терном венчали.
Сейчас изображение венца –
Символ печали.
Вот здесь, где ОН без сил упал,
Рукой коснулся,
И след для нас – персты к перстам –
Стеной вогнулся.
Здесь, слабым взглядом толпы обводя,
Увидел маму,
Здесь Вероника, пряди отведя,
Отёрла раны.
- - - - - - -
И вот Голгофа. Кровь Твоя
Скалу пронзила.
И, в череп праотца войдя,
Грех искупила.
На камень тело положив,
Так умастили,
Что запах остаётся жив,
Как души живы.
В гробницу друга помещён –
Львиная долюшка
Унёс Иосиф –
На третий день воскрес, ушёл,
Но нас не бросил.
Царь Мира, в Храме Гроба ТВОЕГО
ТВОЙ ДУХ, ТВОЙ ЛИК
И жизни торжество.

30.08.– 6.12.2003 г.

                    ***

К Благодатному Огню

26 апреля 2008 года Иерусалиме
к Храму Гроба Господня
за Благодатным Огнём пришли 50 тысяч
Человек, из 10 тысяч, которые могли
разместиться в Храме.

Мы пробирались через кордоны –
Люди жали, давили. Толкали.
Продвигались, минуя препоны,
И порою от боли кричали.
На кордонах - полиция, автоматы
Службу знают: слишком активных – гнать.
За Огнём Благодатным шли, но куда там –
Нужно гоям порядка урок преподать.
Издеваясь, толпу разделяли частично,
Под давленьем впуская душ пятьдесят.
И кордоны. Кордоны, кордоны – приличия
Позабыты, и колкости следом летят.
Вот мы в Храме – и здесь не пример благочестия.
О, народ православный, куда ты пришёл?
Толпы давят, хула и бесчестие.
Страшно. Боязно. Долго Огонь не сошёл.
Время тянется, криком Огонь вызывают.
Я стою и молюсь, ближних всех называя.
ОН не сходит, хоть блики несмело играют:
А достойны ли мы, Господь смотрит, решая.
Есть и чистые, добрые твёрдые в Вере,
Мы с открытыми душами к Богу пришли,
Господь милостлив, я в это искренне верю
Благодатный Огонь, нас простив, ниспошли!
Блики движутся, и возрастает сиянье,
Как на Севере Крайнем Отчизны моей.
На Распятии белого солнца блистанье,
И молчание тысяч стоящих людей.
И, о чудо! Уже возгорается факел,
Пронизав эти блики, пришла Благодать!
И бежит по свечам, подавая всем знаки –
Прощены – в Любви, Вере – как тут не понять?
А Огонь всё бежит и бежит за ворота,
Загораются свечи, кто в Храм не попал,
И звучит в голове, что слыхал от кого-то:
Всем по ВЕРЕ, по ВЕРЕ Господь вам воздал.

27.04.2008 г.

                    ***

                 О стихах 

                    ***

Стихи не выдуваются из трубочки –
Они не ворох мыльных пузырей,
Их не поймать чудеснейшею удочкой,
Насадкой самой жирной из червей.
Они так долго зреют и рождаются,
Когда уже нельзя не написать.
Потом худеют, тают, отрезаются,
Но всё же возвращаются опять.
Тогда из глубины печёт и снова
Заветное выплёскивает слово.

                    ***

Не стихи, а стишата,
Не идут – моросят.
Вроде: я виновата,
Или ты виноват…
Лучше в руки ромашку –
Обрывать лепестки,
И не мучить бумажку,
И не делать стихи.

                    ***

Вновь в душе не горит, только пенится.
Словно ходики, мерны стихи.
Это чувств неуёмная пленница
Застегнула любовь – не зови.

28.11.2001 г.

                    ***

Поэт

«Служенье муз не терпит суеты»,
Но в суете тоскливой повседневной
Поэт не оставляет красоты,
Живя душой внутри своей Вселенной.
Дожди метеоритов сыплют в ней
И прожигают ноющие раны,
И град не остывающих камней
Швыряют боли страшные вулканы.
Ну, а поэт по улице идёт,
Готовит есть и деньги добывает,
И что там у него кричит-зовёт
Никто не слышит и никто не знает.
Вдруг что-то заставляет взять клочок
И записать, что выплеснулось, разом.
Из глубины Вселенной шёл толчок,
Но в суете не многим был показан.
Мы и не служим – попросту горим,
Грохочет Космос – в строчках говорим.

21.02.2003 г.

                    ***

                 Разное

Расвет

Ещё темно. А птаха уж проснулась
И песенкою ранней захлебнулась.
Затем ещё неверно. И поврозье
Со светом перешло в многоголосье.
Кто громче, кто быстрее, кто красивей,
Встречая солнце, можно ль быть счастливей?
Но вот восток ладонь свою простёр
И прекратил задорный птичий хор.
И в тишине торжественной всходило
В пурпуре облака рождённое Светило.
Так женщина вошла. И пред Авророй
Досужие умолкли разговоры.

24.06.2001 г.

                    ***

Я жду, когда придут дожди,
( Поскольку снега не бывает),
Их отсыревшие плащи
Прозрачно землю прикрывают.
И не закутаться в листву,
Не захлебнуться листопадом…
Из лета – прямиком в весну,
И неба синева в награду.

                    ***

Пятна осени

Пятна осени… Пятна осени
Не случайно так скупо брошены:
Чтобы жизнь ощущалась вечностью,
Чтобы лето цвело беспечностью,
Чтобы молодость, что ушла,
Долго к зрелости нас вела.

                    ***

Подсолнух

Подсолнух, словно витязь, держится,
И голова его в огне…
Пылает солнечное сердце,
Как отраженье, в вышине.

                    ***

Леса израиля

На столетие « Керен Каеемет»
Посадила своё дерево.
Но не знаю: душа ли приемлет –
Как-то в этом я не уверена.
Изумрудные корни живые
От олим хадашим начаты,
Обряд выполнен. Дети России
Начинаем жить заново.
Пусть растёт лес в горах Иудейских,
Корни души дриад питают.
В дальних землях осталось детство –
Грусти облако сердце давит.

Январь 2002 г.

                    ***

Желание

Погляди, оживи, позови,
Пусть не штормы, а волны любви
Заколышут на водах своих
Чёлн резной, что один на двоих.
Пожалей, полелей, приголубь,
Не касаясь испуганных губ,
Чтобы нежности чуткой крыло
Нас муаром своим обвило.
Не огня я прошу, не огня,
Не готовь ты безумств для меня -
Понимающей, мудрой любви –
Погляди, позови, оживи.

22.01.2002 г.

                    ***

Там было – как бешенство:
И муки, и страсть…
Здесь тщательно взвешено –
Не в силах упасть.
И зрелость, и молодость
Уж, видно, прошли,
Не вихрь – успокоенность
Года принесли.
И чуточку страшно –
В буран не хочу.
Земное не важно –
Я душу лечу.

02.08.2003 г.

                    ***

В театре Мушкатиных

Посвящается аматорскому
Молодёжному театру.

Вошли в театр: ни вешалки, ни кресел,
Зато народ повсюду интересен.
И в свете оживающих софитов
Восходит мир, где будничность забыта.
И всё вокруг рыдает и смеётся,
И сердце каждого на сцене бьётся.
Не помнится, что это не актёры,
И что они – они забудем скоро.
В большом спектакле и миниатюре
Каждый – герой и крупная фигура.
И неудобств уже не замечаем,
Принцессе и Медведю помогаем,
И вслед летим за хрупкою Джульеттой,
И танец ощущаем, что «про это».
И аура, любовью рождена,
Взойдя над труппой, к залу поплыла.
И зала нет, и вовсе нету сцены,
На лицах, в душах – всюду перемены,
И что бы, вы, ребята, не играли,
«Эй, кто-нибудь?!». Мы вот они,
мы – с вами!

25.05.2002 г.

                    ***

Майская гроза

Тринадцатое мая,
Но дождь идёт в Израиле,
Подумайте, откуда
Такое чудо-юдо?
И молнии дугою
Чернь неба разрывают,
Дождинки дружным роем
Кусаются, летают.
Знакомцу рёву-грому
Светло я улыбаюсь,
Явлению такому
Ничуть не удивляюсь –
Ведь майская гроза,
Как радости слеза.
Олимовские души
Отчаянно скучают:
Законы все нарушив,
Погоду изменяют.

13.05.2002 г.

                    ***

Привыкаю

Сонет

Уж привыкаю к здешней красоте:
Уже не раздражают побрякушки,
И эфиопки – чёрные игрушки –
Совсем не экзотичны стали мне.
Вот крики предшабатного базара,
Который здесь смешно зовётся «шук»,
Вот русской речи песнь ласкает слух,
Язык древнейший не вонзает жало.
Сухие пальцы пальм не удручают –
Весной гиганты-почки верх взорвут.
И люди, как везде, горя, не знают,
Когда родятся точно и умрут.
Живу, сменяя муки и грехи –
Ещё прольются новые стихи.

21.02.2003 г.

                    ***

У моря

Море меня, словно мать, обнимает
Нежно и ласково, хоть точно знает,
Что я – дочь Солнца.
- Солнце здесь сильное, жгуче-палящее,
Южное жадное настоящее –
Войди в вод лоно…
Море баюкает, солнце греет,
И я, их слушая, в себя поверю –
Родится СЛОВО.
Вот так в слиянии двух стихий,
Их наслажденье
Земля возникла, явились мы,
Душ единенье.
Не ново…

03.08.2003 г.

                    ***

 «Обмен мнений»

И. Губерман:

Не могут дамы побороть
Ни коньяком, ни папиросами
Свою сентябрьскую плоть
С её апрельскими запросами.
Ответ:
Поэт известный, тело сентября
Так горячо и так налито солнцем –
Зачем, скажите, «фрукт» из декабря?
Апрельский друг приятней отзовётся.

Сентябрьская дама из города
Бат-Яма.


                    ***

О мечте

Шутка

Мечтала быть, как бронзовый подсвечник:
Такой же загорелой, стройной вечно.
Но от мечты остался лишь загар,
А всё другое – со свечи нагар.

Август 2003 г.

                    ***

Осень в Никополе

Что за осень! Не осень, а сполох…
Паутинки танцуют, звеня,
Этих листьев приглушенный шорох
Так волнует, былое храня.
Загребаю, опять загребаю
Эту золота буйную цветь…
И не знаю, не знаю, не знаю,
Когда снова смогу одуреть.
Одуреть от того, что счастлива
Средь сияния любящих глаз,
Красоту ощутить, не красивость
Обязательных выспренных фраз.
И останется, словно виденье,
Этой осени наважденье.

                    ***

По прилету

Три часа лёту – и снова лето.
Сплю или грежу: я ли, что это?
Глаза родные. Где явь? Где сон?
Снова Израиль и никайон.
Здесь не дома, но все тоже рады,
И звёзды в глазах – лучшей наградой.
Здесь моя девочка, и для неё
Будет порукою имя моё.

Начало октября 2003 г.

                    ***

Сны

Мне снился снег – он падал тихой болью,
Снежинкой плыл над призрачной ладонью,
И та снежинка, как душа живая,
В ладонях добрых пела, не растаяв.
…Мильоны звёзд пронзительно-колючих
Лавиной мощной рухнули из тучи,
Потом мело, гудело и свистело –
И я уснула под метелью белой…
И снится сон – нещадно жжётся солнце,
Ржавеют травы и земля печётся,
Висит хамсин – высушивает души,
Стуча: - Ты никому не нужен, - в уши.
И только море, что играет вдалеке,
Надеждой чудится о дружеской руке.
Так и живу: где сон – не разберусь,
Крича, молюсь и за судьбой плетусь.

25.03.2004 г.

                    ***

Еще о любви

Приговорённая к любви
Среди толпы полунагая,
И только пламя под ногами
Сжигает прожитые дни.

Из песни Лолиты Милявской.

В чём счастье женщины и в чём её страданье?
В любовном пламени. И горечь тоже в нём.
И, обречённые любовью на закланье,
Не отрекаемся, утратив, а зовём.
Молвою сорваны небесные одежды,

Толпой оболганы – уже так было прежде.
Крича и корчась, в жутком пламени горят
Те страсть и боль, что не воротятся назад.
Любовь безумна, своевольна и глуха,
Брось камень, праведник, ты, тот, кто без греха.

09.08.2004 г.

                    ***

Когда-то любила, когда-то летала,
И солнце светило, и дня не хватало,
И к счастью стремилась – взахлёб, беззаветно,
Но к жизни, любовь моя, ты безответна!

Я после ударов, скрипя, поднимаюсь,
Поднявшись, иду иль ползу, спотыкаюсь
И знаю, что дни мои просто ушли.
Но очень болит, там, где крылья росли.

25.09.2005 г.

                    ***

Загримированная душа

Мы носим лица, меняем маски,
То сами мчимся, то по указке.
А где-то теплится, чуть дыша,
Загримированная душа.
Под слоем грима ей не светиться,
А горечь – дымом, чтоб не открыться
На поругание, на осмеяние,
На равнодушие, непонимание.
И очень страшно, безумно холодно,
Когда душа загримирована.

16.10.2005 г.

                    ***

Осень в Галилее

В лесу дышала осенью.
                                Дышала.
И прелью пахло, и листва шуршала,
И крокусы, как первые подснежники,
Уже проклюнулись вверх чашечками
                                нежными.
Такая осень лишь на севере Израиля:
Цветок весенний, а листву
                                огнём оправила.
19.11.2005 г.

                    ***

Вечер в Орджо

Вечер. Уже задремал Кара-Даг,
Замки Коктебеля солнце закрыли.
Первая звёздочка весточкой нам,
И облака распластались, как крылья.
И, повернувшись лицом на восток,
В чайничке чудо - раскрылся цветок.
Снопик на дно упал некрасиво:
Просто тяжёлый пучок травы.
Чуть приподнялся - и дивное-диво -
Стал оживать. Все загадкой полны.
Так, постепенно себя открывая,
Выпустил сердце, нам отдавая.
Красное сердце юного эльфа,
Что затаилось в белой камелии.
Он вместе с сердцем нам отдал душу,
Мы пили чай, чтоб цветок не нарушить.
Но кто от сердца себя отдаёт -
Тот никогда не устаёт.
Чуть побледнев, ароматом томим,
Он нам не раз ещё душу дарил.
Вечер в Орджо. Кара-Даг спит.
Лучик - надежда в сердце стучит.

09.09.2006 г., Орджоникидзе (Крым) 

                    ***

Зимой

Чёрный демон в море плывёт –
Рвутся жаром алые крылья...
Он босой, он Стихии Бог,
И пучина - его мантилья.
Серфингистам сегодня - улёт.
Да, зимой Средиземное - сила!
Но не даром Дьявольский Бог
Дал им чудо - парящие дива.
А доска, что скользит по волне,
Ну какая это опора?
Разноцветье характеров - вверх –
Взлёт глубин пьянящего моря.

Январь 2007г., Бат-Ям

                    ***

Ощущения

Больно. Из сердца клок - прочь.
Вязкая южная ночь.
Хлещет и воет кровь -
Вырванная любовь.
Как же теперь ему стучать,
Если - вопить, если – кричать.
Больно. А сердце в висках стучит.
Маска-лицо безучастно молчит.
Где же теперь взять эту страсть -
Падаешь, падаешь - не упасть.
Много лет муки. Желанна вновь
Факелом - огненная любовь.
Больно. Стучит. Вот обрывки сердца.
Холод. Мне никогда не согреться.

24.01.2007 г.

                    ***

Череда мыслей

О, как хорош мой глубокий сон:
Без сновидений спокоен он.
Не трогайте, так прекрасен покой...
Серо и тихо, и в жизнь - ни ногой.
Ну, не стучите, я не открою -
Лень выбираться из сна и покоя.
Кот мне на ушко мурлычет-баюкает,
Сердце, как ходики, мерно аукает.
Утром проснёшься, зевнёшь - я одна!
Чашечку чая - и силы полна.
Лорд далеко, ничего не решает,
Я же во сне, и он это знает.
Как-то всё серо было вокруг,
Но вдруг цветочки - разорван круг?
Праздники, ёлка, новый год...
И ничего не произойдёт.
Рождество, исповедь, строгий батюшка.
Правильно, незачем брать грех на душу.
Честно сказать - устала быть Львицей,
Львёночком, Львёнком,
но только не кисой.
Снова стучат - Ну кто там? Войдите,
Только тихонько и не шумите.

Ноябрь 2006 г. - январь 2007 г.

                    ***

Зима опять взгрустнула:
Слегка дождём закапала,
Тот лист перевернула,
А этот припечатала.
Кап-кап, - то дождь, то солнышко,
То ливень, как ужаленный.
Вот так на новой родине -
Висит зима в Израиле.
Сутулятся прохожие -
Все на грибы похожие.
Блестит трава, умытая,
Весёлая, открытая.
И я, тряхнувши гривою,
Живу, почти счастливая.

03.02.2007 г.

                    ***

Кактус

Под яростным, бешенным солнцем
Пустыня, пустыня и кактусы.
И мысль надоедливо бьётся:
Не акупунктура, а паузы.
Колючки по жизни, по памяти,
Как в проволоке, закручены,
Здесь это не шоу – реалити,
Я – кактус – живой и замученный.
Вот так на земле обетованной,
Где мякоть колючками скована.

31.05.2007 г.

                    ***

Почти хорошо

С лица упала обречённость,
И обновились все черты.
В добре и ласке – завершённость,
Но где-то там саднит: как ты?
- - - - - - -
Он окружает и вниманьем, и теплом,
Прощает нервы и капризы мне,
и слабости,
Но это не любовь, это вино,
Что разбавляется, как в Греции –
по старости.

31.05.2007 г.

                    ***

У моря

Гляжу на волны – бегут, встречаются
И в месте встречи сойдясь, венчаются
Единым гребнем, водою пенною,
Будто овеяны фатою белою.
И, в гребне выстояв, текут спокойненько,
А возле берега уснули ровненько.
Такие разные, и мы встречаемся,
И к гребню-празднику, но не сливаемся.

29.09.2007 г.

                    ***

Без очков

Без очков – всё туман,
Фонари – просто блики,
А большой, как луна,
Только очень уж близко.
Звёзд не видно совсем,
Просто – чёрное небо.
Не понять это тем,
Одиноким кто не был.
Навсегда ушёл сын и покинул отец.
Дорогие, я очень любила вас, очень.
Не случилась желанная встреча сердец,
Слышу птицу: свистит и утрами, и ночью.
Пой, свисти, пусть мелодия льётся сполна:
Ми-ми-фа, фа-фа-соль, фа-ми-фа, соль-соль-фа…
Под мелодию эту уношусь далеко,
Где жила беззаветно, где дышала легко.
На земле обретённой я знаю – одна…
Этот лик фонаря, словно близко луна.

                    ***

Почему-то не пишутся славословья,
Не пылаю горячей восточной любовью,
Просто воздухом жутким дышу, воду пью,
Растеряв неуёмную радость свою.
Духота, нет спасения даже вночи,
Как хронометр сердце – хоть вой, хоть кричи.

04.10.2007 год.

                    ***

Небо ночью

Вот пришли облака, накрывают
Небо чёрное цветом розовым.
Как пушистое покрывало
Всё узорами тёмными звёздными.
Обещали, что дождик покапает,
Летом здесь дождей не бывает.
Октябри где-то золотом падают…
Покрывало ветер сдувает.

20.10.2007 г.

                    ***

Приглядитесь, пятнами – осень:
Даже небо глядится в просинь,
И не видно будто бы пальмы,
Воздух тоже свежехрустальный,
И ночами уже прохладно,
Куст цветёт и желтеет нарядно.
Только вот – не летит паутина,
В алых брызгах не плачет рябина.
Эти пятна об осени знают,
Где шуршащий ковёр расстилают…
Мне б в кругах листопадного вальса
Закрывая глаза, затеряться.

22.10.2007 г.

                    ***

Акварель

Море – тёмно-сине перламутровое
Тихое, спокойное такое,
Солнце нежно облачком окутанное,
Небо – серо-жёлто-голубое.
Здесь тепло, чуть ветерок играет
Волосами, лёгкою одеждой.
И такие ноябри бывают:
С робкою весеннею надеждой.
И ничуть, ни капельки не грустно,
Пальмы дружно зеленью кивают:
- Мол, дышать у моря очень вкусно!
Не болит, не жжёт, не согревает.

27.11.2007 г.

                    ***

Птицы перелетные

Закат был жёлтым,
А птицы – клиньями,
Их в небе жёстком
Спутаны линии.
Куда-то в Африку
Стрелой нацелены.
Весной – в Болгарию,
Россию, Сербию.
Я – посерёдочке –
Живу в Израиле,
Так верить хочется –
Решила правильно.

27.11.2007 г.

                    ***

Танцуем

Вовсю танцуем – животы трясутся,
Увы, совсем не в танце живота.
Сердючкины взвывания несутся –
Колышут груди и окорока.
Мужчины же, напротив – сухопары,
Того гляди – посыплется песок.
Они сейчас на отдыхе – в ударе,
И каждый весел и не одинок.
Они танцуют – отгоняют старость.
Потуги эти вызывают жалость.
О зрелище, что Босха так достойно!
А всё как будто кажется пристойно.

27.12.2007 г.

                    ***

Одиночество

Одиночество – острая
Грань сумасшествия.
Одиночества страшные звери
Вновь мои отворяют двери
И вдоль стен так чинно садятся,
В линзы-слёзы призывно глядятся.
Не рычат и не скалят зубы
На мои застывшие губы
И тихонечко, тоненько воют
Так, что мне в голос плакать не стоит.
Лишь мокрёхонек старый платок.
Проще пулю, чтоб взбрызнул висок.
Быстро - раз! Но не сделаю это –
С чем пред НИМ я предстану к ответу?

04.02.2008 г.

                    ***

Потомки царицы Савской

Тель-Авив. Берег моря. Тамтамы. Сумерки.
Эфиопов фигурки, беснуясь, мечутся.
Этот танец красив. Но по-своему. Чутки
Их прыжки – первобытная кровь человечества.
Наблюдаю, невольно любуясь, думаю:
- И зачем ещё ехать куда-то в Африку?
Вот она, чуть прикрыта одеждой, юная,
Ох и много потомков твоих, дама Савская!
Все евреи – не русские гои презренные,
И шабат, говорят, по часам соблюдают.
Только в сумерках, около моря пенного,
В них дикарская кровь древним танцем играет.

06.05.2008 г.

                    ***

           Детские стихи

Рыбки

У меня игрушки –
Рыбки-неплавушки,
Все в воде раздулись
И перевернулись.
Я им и цветок
Ставлю в уголок,
А они лежат,
Плавать не хотят.
Не хочу игрушку –
Рыбку-неплавушку.
Я хочу блестящую
Рыбку настоящую.

                    ***

Красавцу Бонику

Клубок пушистой шерсти
волчком по полу вертится,
Клубок пушистой шерсти
вправду живой – не верите?
За ниточку потянут –
И он подпрыгнет: - Мяу!

                    ***

Умный кот

Котик на ковре лежал
И серьёзно рассуждал:
Почему все так решили,
Чтобы мы мышей ловили?
Мыши ведь невкусные
Кости у них хрусткие.
Например, я, умный кот,
Делаю наоборот:
У меня есть «Китикэт»
И сметанка на обед.

08.12.2007 г.

                    ***

Мишки

Доченьке

Мишек я всегда любила,
Ими очень дорожила.
Самый лучший хоровод –
Милый мишечный народ.
Одевала их, кормила
И постельки им стелила.
Много лет мои друзья
Дарят мишек мне не зря
Мишки есть побольше метра,
Есть поменьше сантиметра,
Мишечки, вас очень много –
Нужно строить вам берлогу.

12.12.2007 г.

                    ***

Милому Бонику

Я спать ложусь одна,
Но это не беда:
Теплом обдаст меня
Электропростыня.
А утром так светло,
Откину одеяло –
Уютно и тепло.
…Чего-то не хватало.

09.12.2007 г.

                    ***

Отличник

Мама с папой мне твердят,
Что учусь я плохо,
Что оценка «пятьдесят» -
В дворники дорога,
Что они, к примеру, лично,
Всё учили на «отлично».
Интересно стало мне:
Это сколько ж в баллах?
И так гордо, ты поверь,
Пять – они сказали.
По таким оценкам «знатным»
Я – отличник многократный.

12.12.2007 г.

                    ***

Улитка

Улитка ползёт по асфальтной дорожке -
Так смело вперёд наершила рожки.
Куда? Не спеши, быстро панцирь раздавят!
Раскройся в тени и в траве, там, где память.
И панцирь твой просто скорлупка - не латы.
Закройся и спрячься – нежна, как дитя ты.

25.01.2007 г.

 

 


 На нашому сайті Ви маєте змогу ознайомитися з творами письменників та поетів Нікопольщини:

 

 

 

 

 У разі використання матеріалів цього сайту посилання на сайт обов'язкове
Last Updated on Tuesday, 07 April 2020 10:54
 
Нікополь Nikopol, Powered by Joomla! and designed by SiteGround web hosting