Зараз на сайті

Сейчас 150 гостей онлайн
Besucherzahler singles
счетчик посещений



Designed by:
SiteGround web hosting Joomla Templates
PDF Печать E-mail
Історія Нікопольщини - XVIII-XIX століття
15.07.2012 15:28
There are no translations available.

Богуш П.М.
Вчитель історії, краєзнавець
м. Нікополь, Україна

Біографія.

Видел Никополь и фаворитов, и поэтов...


Празднование победы России в русско-турецкой войне 1768-1774 гг. состоялось ровно через год, 10 июля 1775 г. в Москве.


Фельдмаршал Румянцев П.А. получил звание Задунайского, алмазами усыпанный жезл, лавровый венок за победы и ветвь маслины за мирный договор с Оттоманской Портой.


Генерал майор Г.А. Потемкин получил титул князя и другие награды за «споспешествование миру с Турцией добрыми советами», которые были известны только одной императрице Екатерине II.


Вскоре после Кючук-Кайнарджирского мира Потемкин получил губернаторство в трех южных областях: Астраханской, Азовской и Новороссийской. Потемкин был искусным министром и политиком с проницательным умом и быстрым соображением.


«Великий человек: велик умом, велик ростом», - отзывался о Потемкине А.В. Суворов.


Имя Потемкина тесно связано с Никополем. После ликвидации Запорожской Сечи в 1775 г. Потемкин поручил губернаторам осмотреть новоприобретенный Россией край и высказать свои соображения в отношении охраны границ и строительства крепости.

potemkin
Потемкин Г.А.


Потемкину было подано «Мнение генерал-поручика Текеллия, генерала Муромцева и Черткова о положении границ Новороссийской и Азовской губерний, о крепостях, кои в оных вновь построить, а старые уничтожить надлежит...».


В этом «Мнении» рекомендовалось на Никитском перевозе (Никополь) строительство крепости. На основании этих докладов-«мнений» Потемкин послал собственный доклад Екатерине II такого содержания (Потемкин любил литературу, стихи писал, знал наизусть «Энеиду» Вергилия): «Всемилостивейшая государыня, перепоручил я генерал-поручику Текеллию, обще с губернаторами мне подчиненными, рассмотреть границы того краю и положить число нужное крепостей для обороны пределов и в преграждение могущих быть от тамошних соседей покушений, соображая укрепления оныя с образом войны и вооружения окрестных тех народов. Получа теперь их мнение и у сего прилагая, осмеливаюсь всеподданнейше просить о утверждении на сей случай только двух, а именно 1-ю на стечении рек Буга и Днепра, 2-ю на Никитском перевозе, которыя нарещи как благоугодно Вашему императорскому величеству; о прочих же донесу, получа подробнейшее описание, для чего и отправляется господин генерал-майор и кавалер Меуер. Всемилостивейшей государыни Вашего императорского величества верно всеподданнейший раб Г. Потемкин. Сентября 6-го дня 1775 г.».


На рапорте Екатерина II собственноручно написала «Наименовать первую Херсон, а другую - Славенск. В Москве сентября 9-го 1775 г.».


«Крепость Славенск на хребте горы возле Никитинского Рога, а потом на Лысой Горе спрожектирована регулярным 5-ти угольником, должна была иметь 182 пушки: для каждой 152 снаряда, половина из которых должны быть с картечью. В ней должны находиться два батальона. В самой крепости должны быть построены: церковь, комендантский дом, школы, лазарет, казармы, погреба, дома для офицеров, инженерных гостей и медицинских чинов».


На Днепре должны быть построены гавань и вымощенный берег длиной 250 саженей. На все это по расчетам требовалось 179 112 руб. 25 коп.


А с 1778 г. крепость Славенск планируется как губернский город, с «...губернской канцелярией в самой крепости, а монастырь для архиепископии и училищным домом для академии в особом отделении...».


Но военно-политические и экономические обстоятельства помешали строительству этой крепости. Строится Херсон, а потом Екатеринослав.


Потемкин с Екатериной II разработали «греческий проект», по которому из Греции надо изгнать турков, а королем Греции поставить внука Екатерины II - Константина, специально изучавшего греческий язык.


Почти всем городам на юге давали греческие названия: Херсон, Севастополь (величественный), Симферополь (приятный город, теплый), Одесса, Никополь (город победы: Ника - богиня победы, полис - город).


Перед присоединением Крыма (1783 г.) не без участия Потемкина создается «План вновь проектируемого укрепления Никополь, что прежде назывался Никитин Перевоз, для содержания воинской команды одного батальона» от 30 марта 1780 г.


Так, вместо крепости и города Славенска, который был означен на карте 1779 г., появляется Никополь, хотя Славенская провинция, куда входили Славенский (Никопольский), Саксаганский, Ингульский уезды, существовала до конца 1783 года.


В 1782-1783 гг. Славенский уезд называется Никопольским.


Князь прислал в 1777 г. курьера и из Покровской церкви, где была Новая Сечь, было «взято денег разного золотого и серебрянного монетного свыше 9-ти тыс. рублей», а 18 мая 1784 г. через «присланный-де от его светлости Григория Александровича Потемкина курьера... секунд-майором Борзенковым забрать церковных вещей, как-то сосуды, чаши все, царские врага, серебряные евангелии,... подсвешники, кадильницы, лампады и все серебряные до остатка, почему церковь без божьего служения остается...».


Еще в 1785 г. Потемкин разработал проект «Пути Екатерины», «О способах встретения императрицы». Это был подробнейший план дорог и маршрут путешествия Екатерины в 1787 г.


По обеим сторонам дороги высаживались деревья, ставили каменные обелиски - мили, строили дворцы, дома и беседки, разбивали цветники. Везде заготовляли продукты на обед или завтрак: баранов, телят, птицу домашнюю, окорока, соления, всевозможные угощения.


Было предписано: «Отступая десять сажен около больших дорог земли распахать и засеять. Жителям кланяться, водить хороводы, петь песни со славою и величанием», чтоб все крестьяне мужеска и женска пола были в пристойной крестьянской чистой одежде..., чтобы между самими поселянами не было больных и увечных.


Строжайше запрещено под страхом плети и каторжных работ кидаться к императрице с просьбами. Везде показывать спокойствие, изобилие и довольство.


Путешествие Екатерины II - «Путь на пользу» в «полуденный край» началось 2 января, 1787 г. из Царского Села, через Лугу, Великие Луки, Смоленск, Чернигов, Киев. От Киева до Новых Кайдак на галерах - до Екатеринослава, через пороги - до Хортицы.


В понедельник, 10 мая 1787 г., от Хортицы через подстанцию Томаковку в 10 часов утра Екатерина II и ее свита приехали в Никополь. Ее встречали за шесть верст от города новопоселенные тут отставные военные и никопольчане с хлебом и солью. Свыше 120 карет, колясок и 550 лошадей везли этот царский поезд с многочисленной свитой.


Карета Екатерины II на 6-8 персон была маленьким дворцом на колесах. В карете была канцелярия, библиотека... и отхожее место. Карета императрицы остановилась в Никополе возле соборной церкви и провинциальной канцелярии, которые стояли на высоком берегу реки Подпольной (с 1845 г. Днепр изменил русло, стал протекать под городом), а пространное поле до домиков и хат заполнили остальные кареты и коляски.


Из царской кареты вышла Екатерина II, поддерживаемая молодым фаворитом А.Д. Дмитриевым-Мамоновым, племянница Потемкина графиня Браницкая, австрийский император Иосиф II, принц Шарль Жозеф де Линь, французский посол граф Сегюр, австрийский посол Кобенцаль. Были тут многочисленные сановники и военные.


Екатерина II полюбовалась величественными просторами днепровских плавней и могучим Днепром. Осмотрела церковь. Осталась недовольна тем, что на иконостасе, сделанном на «кошты и старанием церковных старост ктиторов Якова и Ивана Шиянов», рядом с ликами святых справа и слева висели во весь рост портреты Якова и Ивана Шиянов в запорожском одеянии. А недалеко, в правом углу, стояли и сами запорожцы, еще живые Яков и Иван Шияны, бывшие кошевые атаманы Иван Белецкий, Иван Фомич Черевко, бывший войсковой писарь Антон Головатый, есаул Коленко, бывший кухарь-повар у кошевого атамана Ивана Белецкого Семен Похил и его брат.


Потом был грандиозный обед...


После обеда, перед отъездом из Никополя, князь Потемкин представил императрице, которая стояла на ступеньках Свято-Покровской церкви, переселенцев из Польши, Белоруссии, почетных жителей города Никополя - чиновников уездной канцелярии и уездного суда.


Протоиерей Покровской церкви Григорий Кремянский, который 29 мая 1780 г. переселился в Никополь вместе с настоятелем Якимовым и священником Петром Терпилом, поднес Екатерине II хлеб-соль, а хор и весь причт спели «Многая лета».


Екатерина взяла с подноса горсть монет и стала бросать собравшимся. Потом все стали рассаживаться по каретам, коляскам, повозкам.


Восьмерка свежих светлых коней в богатой упряжи свободно везла шестиместную карету царицы, а сто двадцать экипажей, множество верховых, согласно расписанию и рангам, потянулись за императрицей.


Музыканты заиграли веселые мелодии, а никопольчане кланялись и падали на колени.


По прямой Крымской улице выехали на Екатеринославскую гору.


В Свято-Покровской церкви с переборами зазвенели колокола, а вслед за ними - и на старой церквушке на Никитином Роге.


Вся эта музыка и колокольные звоны широко неслись над днепровскими просторами.


Через Чертомлыкские хутора быстро доехали до подставы Базавлук (Перевозкие хутора), где сменили лошадей и, слегка закусив, поехали в слободу Грушевку (ныне - Ленинское) на ночлег.


В Грушевке, принадлежавшей генерал-прокурору князю А.А. Вяземскому, был специально выстроен для этого просторный дом. Крестьяне и деревенский священник встретили императрицу хлебом-солью. Ночью, во время высочайшего пребывания ее величества, вся слобода и дома были иллюминированы плошками.


11 мая 1787 г. в 10 часов утра императрица и ее свита выехали из Грушевки в сторону Херсона.


Напомним, что после ликвидации Запорожской Сечи земли вокруг сел Грушевки, Покровского, Капуловки, Александровки, в то время густо заселенные, были отданы генерал-прокурору князю Вяземскому П.А., к оторому тут принадлежали 45 922 десятины и 1 430 крепостных.

vyazemsky
Вяземский П.А.

В 1802 г. вдова Вяземского продала эти земли придворному банкиру, ростовщику барону Штиглицу (Стиглицу), который особенно разбогател на продаже крымской соли и имел уже 3 000 крепостных крестьян.


В 1861 г. Штиглиц продал эти земли и земли в Таврии великому князю Романову (106 365 десятин земли, 3 275 мужчин и 3 390 женщин «временно обязанных» со всем движимым и недвижимым имуществом) за 1 600 000 рублей.


Рядом с Грушевской экономией находились с 1779 г. владения поэта Гавриила Романовича Державина.

3

Портрет Г.Р.  Державина
Фотокопия с картины В. Боровиковского, 1811 г.


Село Гавриловка, бывшее запорожское селение Еремино (10 000 десятин), после смерти Державина перешло к родственникам, детям поэта В. Капниста. Земли эти для Державина купил его родственник, первый строитель Славенска (Никополя) - Иван Максимович Синельников, который в это время жил в Никополе.

002
Синельников И.М.


Имя Державина связано с именем Пушкина и косвенно с Никополем. Стихотворение «Воспоминания о Царском Селе» было написано лицеистом Пушкиным в октябре-ноябре 1814 г. для чтения на публичном экзамене 8 января 1815 г. при переходе с младшего трехлетнего курса лицея на старший. Среди многочисленных гостей присутствовал и Г.Р. Державин, который «был в восхищении». Сам Пушкин не раз вспоминал об этом триумфе:
«Старик Державин нас заметил,
И, в гроб сходя, благословил...».


Немного предыстории. Князь Потемкин, который бывал в Новой Запорожской Сечи, был записан в Кущевский курень и носил кличку «Григорий Нечоса» (Грицко Нечоса), был одним из инициаторов проекта, что с помощью войск, которые после русско-турецкой войны 1768-1774 гг. будут переведены с Дуная на подавление крестьянской войны под руководством Пугачева, можно уничтожить Запорожскую Сечь. 23 апреля 1775 г. на заседании совета при высочайшем дворе проект Потемкина был принят. А в мае 1775 г., то есть вскоре после казни Пугачева и подавления крестьянского восстания, совет при высочайшем дворе постановил: «Истребить кошевых казаков, как гнездо их своевольства».


«Екатерина II поручила командующему армии генералу П. Текеллию занять своими войсками «без кровопролития» Сечь, уничтожить Кош и установить над казаками «начальство». Войска генерала П. Текеллия 4 июня 1775 г. окружили Сечь, а на следующий день, 5 июня, заняли ее. Запорожское казачество, как войско, перестало существовать.


3 августа 1775 г. Екатерина II издала манифест, который официально сообщал о ликвидации Запорожского казачества. «Сечь Запорожская, - гласил манифест, - в конец разрушена с истреблением на будущее время и самого названия Запорожских казаков». В Сечи (с. Покровское) и в крепостях Запорожья разместились царские гарнизоны.


Большая часть казаков и крестьян, которые остались на местах, была отнесена к разряду государственных военных поселенцев. Казацкая сирома и крестьяне-беглые попали в крепостные к новым землевладельцам.


Большинство казацких старшин сохранило свои земли и хозяйства и получило офицерские чины, что давало им право на дворянство.


Около 5 000 запорожцев ушли в турецкие владения и организовали там Задунайскую Сечь, чтобы избежать закрепощения.


Земли бывшей Запорожской Сечи вошли в состав Новороссийской и Азовской губерний, объединенных в Екатеринославское наместничество. Эти земли, обильно политые потом и кровью запорожского казачества, дворянское правительство Екатерины II стало щедрой рукой раздавать русским и украинским помещикам.


Казацкая верхушка, не сумевшая подавить классовые выступления на Запорожье, ставшем районом концентрации недовольных жестоким феодальным гнетом, подвергалась репрессиям. Последний кошевой атаман Петр Иванович Калнышевский был сослан на Соловецкие острова, где прожил еще 27 лет, сидя в казематах. Писаря Ивана Яковлевича Глобу сослали в г. Турханск, а судью Павла Фроловича Головатого в Тобольск.


В архиве Соловецкого монастыря в ведомости № 14 за 1780 г. против фамилии Калнышевского записано: «1776 года, июля 24 дня по указу светлейшего правительствующего Синода во исполнение величайшей Ея императорского величества на всеподданнейшем генерал аншефа Военной Коллегии вице-президента Астраханской, Азовской и Новороссийской губерний генерала-губернатора и кавалера Григория Александровича Потемкина докладе конфирмации велено бывшего Сечи Запорожской кошевого Петра Калнышевского содержать безвыпускно из монастыря и удалить не только от переписок, но и от всякого с посторонними людьми общения за неослабным караулом обретающихся в Соловецком монастыре солдат».


Прожив 112 лет, П.И. Калнышевский скончался 31 октября 1803 г.

 Kalnyshevsky

 Калнышевский П.И.

В 1820 г. на Соловецкие острова собиралось царское правительство сослать молодого поэта Александра Пушкина за «возмутительные стихи» и эпиграммы, но благодаря заступничеству друзей - Ф.Н. Глинки, Н.М. Карамзина, А.И. Тургенева, В.А. Жуковского, Н.И. Гнедича, П.Я. Чаадаева, Е.А. Энгельгардта Пушкин был всего лишь сослан в Екатеринослав, а потом и в Молдавию.


Находясь в Екатеринославе, А.С. Пушкин мог знать про архив Коша Запорожского, который был при уездном суде, а потом был вытребован генерал-губернатором Новороссии князем Воронцовым в Одессу, где канцелярист, выпускник Московского университета Аполлон Скальковский будет четыре года разбирать этот архив и напишет впоследствии трехтомный, далеко не объективный, но ценный по фактажу труд «История Новой Сечи и последнего Коша Запорожского» (1846 г.). Некоторые труды А.С. Скальковского были в библиотеке А.С. Пушкина.


Напомним, что, готовясь к войне с Турцией, царское правительство, нуждаясь в военной силе, осенью 1787 г. начало формировать из бывших запорожцев и казаков Задунайской Сечи (куда ушло более 10 000 запорожцев после разорения Новой Сечи в 1775 г.) так называемое Войско верных казаков или Кош верных казаков, которое в 1788 г. было переименовано в Черноморское казачье войско.


Формирование и комплектование Коша верных казаков - Черноморского казачьего войска было поручено А.В. Суворову и М.И. Кутузову. Первым атаманом войска верных казаков был назначен Сидор Игнатьевич Белый (жил в Никополе). Месторасположение войска при его формировании было за Днепровским лиманом с кинбурнской стороны.


Все конные казаки (2 820 человек) поступили под команду Захария Алексеевича Чапеги. Пешие (9 681 человек) - под команду Антона Андреевича Головатого. Из пеших казаков была укомплектована и гребная флотилия.


Черноморскому казачьему войску были утверждены запорожская номенклатура, должности, формирования по куреням, даже с такими названиями, как в бывшей Новой Сечи, традиционная одежда и т.п.


Много славных подвигов на море и при взятии Очакова, Хаджибея, Аккермана, Килии, Бендер, Измаила и других крепостей совершили бывшие запорожцы, казаки Черноморского казачьего войска в период русско-турецкой войны 1787-1791 гг.


В конце войны в 1792 г. началось переселение Черноморского казачества на Кубань от устья реки Лабы до Азовского моря по правому берегу Кубани, где им отводился земельный фонд 30 000. км2 и где кошевым атаманом Черноморского казачества стал Антон Головатый (в 90-е годы XVIII в. их насчитывалось 25 000 человек).


В 1860 г. Черноморское казачество было переименовано в Кубанское казачье войско.


В 1807 г. в начале русско-турецкой войны (1806-1812 гг.) часть запорожцев Задунайской Сечи во главе с кошевым атаманом Иваном Губою и Фомой Гучинским вернулись на Родину. Из них было образовано два полка под названием Буджакского и Усть-Дунайского казачьего войска. Сюда вошли русские и литовские поселения. Поселены они были в бывшем Аккерманском уезде. В то же время из бежавших в Бессарабию людей был сформирован отряд волонтеров.


Создание Усть-Дунайского и Буджакского казачьих войск было направлено на то, чтобы перетянуть на свою сторону казаков Задунайской Сечи и препятствовать бегству за Дунай крепостных. Около 500 человек из Дунайского казачьего войска перешло на Кубань. В связи с антифеодальными выступлениями Дунайское казачье войско было ликвидировано (1807 г.), а большинство казаков расселилось в придунайских степях.


В 1803 г. было восстановлено Бугское казачье войско в составе 3 полков по 500 человек. В 1817 г. оно было ликвидировано и казаки превращены были в военных поселян.


В пределах Турции жизнь задунайских казаков становилась невыносимо тяжелой. Все они стремились вырваться на Родину. Такой случай представился в связи с новой войной России против Турции 1828-1829 гг. Остатки задунайских запорожцев с последним кошевым Осипом Гладким в 1828 г. вернулись домой.


1 500 казаков Задунайской Сечи во главе с кошевым Осипом Гладким на 42 лодках-дубах с началом войны присоединились в Измаиле к русской армии. Из них был сформирован Дунайский казачий полк, который особенно отличился в боях за турецкую крепость Исакчи.


В 1813 г. они были переселены на земли между Бердянском и Мариуполем, стали называться Азовским казачьим войском и охраняли побережье. Это войско было ликвидировано в 1865 г.


Дунайское же казачество, переименованное в Новороссийское, использовалось для преследования беглых и существовало до 1870 г.


Мы сделали этот экскурс в историю казачьих войск для того, чтобы убедить читателя в том, что А.С. Пушкин часто встречал запорожцев, находясь в 1820 г. на Северном Кавказе, Кубани, в Тамани, Керчи, Феодосии и в Крыму, откуда через Перекоп - Чаплинку - Черную Долину - Каховку - Берислав - Херсон - Николаев - Одессу 21 сентября 1820 г. прибыл в Кишинев. Разъезжая по Молдавии, Бессарабии, Пушкин так же, как и на Кубани, встречал живых запорожцев и их наследников. По прибытии в Кишинев через три дня, 24 сентября 1820 г., он писал брату Л.С. Пушкину: «...Видел я берега Кубани и сторожевые станицы - любовался нашими казаками. Вечно верхом, вечно готовые драться, в вечной предосторожности!.. Когда-нибудь прочту тебе мои замечания на Черноморских и Донских казаков...».


Таким образом, уже в 1820 г. у Пушкина были написаны «Замечания» - наблюдения над Черноморскими казаками, среди которых еще были живы запорожцы. Литературоведы не теряют надежды найти их.


А.С. Пушкин в своих исторических статьях и в частности «О русской истории XVIII века», написанных в 1822 г., осуждал закрепощение крестьян Украины. Он писал: «Екатерина уничтожила звание (справедливое название) рабства, а раздарила около миллиона государственных крестьян (то есть свободных хлебопашцев) и закрепостила вольную Малороссию...».


Во время путешествия Пушкина с генералом Раевским Н.Н. и общения с ним на Кавказе и в Крыму, несомненно, поэт получил много сведений по истории Украины и Таврии.


Раевский в юности служил под начальством Потемкина и хорошо знал его. Путешествие по Новороссии (совместно с Пушкиным) вызвало его на разговоры о светлейшем князе Потемкине Таврическом.

Rajevskij N N
Раевский Н.Н.

Раевский писал дочери в Гурзуф о том, что укоренилось ложное мнение, будто Потемкин «все начинал, ничего не кончил. Потемкин заселил обширные степи, распространил границу до Днестра, сотворил Екатеринослав, Херсон, Николаев, флот Черного моря, уничтожил опасное гнездо неприятельское внутри России приобретением Крыма..., а не докончил только круга человеческой жизни...».


Пушкин резко осудил Екатерину II за попустительства своим фаворитам и любимцам. Лишь одного Потемкина выделил из их толпы, как человека большого размаха ума и своеобразного характера.


Пушкин тогда, в 1822 г., в духе Раевского писал: «... Но в длинном списке ее любимцев, обреченных презрением потомства, имя странного Потемкина будет отмечено рукой истории..., ибо ему обязаны мы Черным морем...».


В 30-х гг. Пушкин особенно интересовался Потемкиным и был знатоком его автографов. В это время он работал над «Историей Украины». Тогда же Пушкин и записал несколько анекдотов со слов Н.К. Загряжской - дочери гетмана Украины графа Разумовского (она по мужу приходилась теткой теще Пушкина Н.И. Гончаровой) и по воспоминаниям генерала Раевского.


Эти анекдоты вошли в так называемые «Застольные разговоры» и содержат яркую характеристику Потемкина со всеми его отрицательными и привлекательными чертами. Он у Пушкина и самодур без стыда и совести, и человек справедливый. Он прозорлив и легковерен в одно и то же время. «Надменный в отношении своем с вельможами, Потемкин был снисходителен к низшим».


Некоторые рассказы о Потемкине Пушкин записывает и по-украински. Вот они: «Однажды Потемкин, недовольный запорожцами, сказал одному из них: «Знаете ли вы, хохлачи, что у меня в Николаеве строится такая колокольня, что как станут на ней звонить, так в Сече будет слышно?». «То не диво, - отвечал запорожец, - у нас в Запорожчине е такие кобзари, що як заграют, то аж у Петербурзи затанцують».


Пребывание на Никопольщине и в Никополе выдающихся деятелей культуры русского и украинского народов, таких как: Олекса Стороженко (1827 г.), В.А. Жуковский (1837 г.), Т.Г. Шевченко (1843 г.), А.С. Афанасьев-Чужбинский (1856 г.), И.Е. Репин и В.А. Серов (1880 г.), Д.И. Яворницкий, И.А. Бунин (1892-1894 гг.), М.А. Кропивницкий (1895 г.), С.С. Прокофьев (1909 г., 1910 г., 1913 г.) и других способствовали знакомству никопольчан с творчеством А.С. Пушкина.


17 декабря 1906 г. в Никополе была открыта общественная библиотека. Согласно отчету библиотеки за 1907 г., 1908 г. и 1909 г. в ней выдавалось соответственно книг Пушкина 101 раз, 94 и 89 раз. Книги Пушкина были и читались в школах Никополя, в гимназиях и коммерческом училище.


В 1937 г. отмечалось 100-летие со дня гибели поэта. Очень активно и разнообразно это было и в Никополе. Проводились литературные вечера на заводах, в учреждениях, школах. В городском саду, который переименован в парк имени А.С. Пушкина, был восстановлен скульптурный портрет поэта. Новой двухэтажной школе № 9 в 1937 г. было присвоено имя А.С. Пушкина. Никопольская трудовая школа № 1 носила имя Т.Г. Шевченко сразу после гражданской войны. Эти имена - Т.Г. Шевченко и А.С. Пушкина - школы носили до самой Великой Отечественной войны. Сейчас почему-то они забыты.


К. Рылеев за месяц до восстания декабристов писал Пушкину в Михайловское: «На тебя устремлены глаза России; тебя любят, тебе верят, тебе подражают».

.

.

Джерело: Богуш П.М. Бачив Нікополь... Нікополь : «Південна зоря», 1998. - С. 5-16.

.

Переведення в електронний вигляд: Десятникова Є.П.


На нашому сайті Ви можете дізнатися більше про історію Нікопольщини:

.
Обновлено 27.02.2018 17:15
 
Нікополь Nikopol, Powered by Joomla! and designed by SiteGround web hosting