Зараз на сайті

Сейчас 168 гостей онлайн
Besucherzahler singles
счетчик посещений



Designed by:
SiteGround web hosting Joomla Templates
PDF Печать E-mail
27.10.2008 19:01
There are no translations available.

Богуш П.М.
Вчитель історії, краєзнавець
м. Нікополь, Україна

Біографія

 
  

Илья Репин на Никопольщине
(избранное)
. 
И.Е. Репин и В.А. Серов на Никопольщине (1880 г.)
 .
Возникновение замысла картины «Запорожцы»    
 .
В имении русского промышленника и мецената С.И. Мамонтова (Абрамцеве), где собирались лучшие представители русского искусства, кто-то из гостей читал широко известное ныне послание запорожских казаков турецкому султану, И.Е. Репин взял листок бумаги и быстро сделал набросок: запорожцы, надрываясь от смеха, диктуют знаменитое письмо. Сделав рисунок карандашом и растушевкой, И.Е. Репин подписал в левом углу «Абрамцево. 26 июня 1878 г.», а посредине внизу «Запорожцы пишут ответ Султану Мухаммеду IV».
       
Этот эскиз лег в основу картины «Запорожцы», над которой Репин работал до 1893 года. Илья Ефимович Репин родился на Украине, любил ее природу, знал ее героическую историю и поэтому с воодушевлением взялся за этот сюжет. Но художник понимал, что для воплощения замысла картины «Запорожцы» ему необходимо побывать на Украине в тех местах, где жили запорожцы, посетить памятники и памятные места, связанные с историей Запорожского казачества.
       
У Репина уже был опыт. Во время работы над картиной «Бурлаки» он побывал на Волге. Поэтому художник стал готовиться к поездке на Украину. Он изучает соответствующую историческую и художественную литературу. Историк Н.И. Костомаров дает ему консультацию и помогает разработать маршрут поездки по историческим местам Запорожского казачества.
       
18 марта 1880 г. из Москвы И.Е. Репин пишет конференц-секретарю Академии художеств в Петербурге П.Ф. Исееву: «...Я желал бы получить картину как можно раньше, так как намерен ранней весной отправиться на юг России для этюдов к начатым картинам». (Новое о Репине. - М. : Художник РСФСР, 1969. - С. 87).
 
Репин даже отказался от предложения И.Н. Крамского совершить путешествие на собственной лодке по Волге, мотивируя тем, что он еще не был на Днепре.
       
И.Е. Репин отправился на Украину не только для работы над этюдами для картин «Запорожцы» и «Вечорницы», но и для более широкого и глубокого изучения истории, быта, культуры украинского народа.
      
Перед самым отъездом он предложил своему ученику Валентину Серову, который в 1877-1880 гг. учился у него в Москве и был в его семье почти за сына, сопровождать его в поездке по Украине.
      
В мае 1880 г. И.Е. Репин и Валентин Серов выехали на Украину, и пробыли там пять месяцев. Они изучали историю Украины, жизнь и быт народа, рисовали везде и всюду.
.
 .
Маршрут поездки
 .
Авторы исследований о Репине по-разному указывают маршрут этой поездки. Сам же Илья Ефимович об этой поездке писал: «...Мы только что сделали большое путешествие по Днепру, по керченским солончакам; были в Одессе, Севастополе, Бахчисарае, где также ездили верхами в Чуфут-Кале...» (И. Репин. Далекое близкое. - М. : Изд-во Ак. худ. СССР, 1961. - С. 353).

Нам кажется, что маршрут этой поездки был таков: Москва - Северский Донец-Днепр-Кременчуг - Днепровские пороги - Александровск (Запорожье) - о. Хортица - Никополь - Капуловка - Покровское - Голая Грушевка (Ильинка) - Томаковка - Александровск - Бахчисарай - Керчь - Севастополь - Одесса - Киев - Кагановка - Москва.

9 мая 1880 г. в вагоне Репин зарисовал задремавшего Валентина Серова. А в селе Стрелечье (возле Харькова) Репин рисует молодых украинок.

На Северском Донце он маслом рисует «Вид Святогорского монастыря» (около 20 мая). Потом они переезжают на Днепр, где Репин рисует «Днепр возле Кременчуга», затем путешествует возле Днепровских порогов, где Репин пишет «Днепро возле Старого Кайдака», «Церковь в Старом Кайдаке».

О пребывании на о. Хортица Репин рассказывает в книге «Далекое близкое». В. Серов нарисовал там «Запорожец мордуется с конем», «Запорожцы в степи» и др. Но нас интересует более всего поездка И.Е. Репина и В.А. Серова по Никопольщине.

На территории Никопольщины, богатой памятниками истории Запорожского казачества, как раз и находились все основные Запорожские Сечи: Буцко-Томаковская, Базавлукская, Чертомлыкская или Стара Сечь на месте современного села Капуловки, Никитинская Сечь в Никополе на Никитином Роге и Новая Сечь на территории современного села Покровского.
 
Карл Маркс отмечал: «...В Южной Руси заложилось славное Запорожье и дух казачества разлился по всей Украине...» (К. Маркс. Степан Разин // Молодая Гвардия. - 1976. - № 1. - С. 107). Таким образом, Никопольщина была центром Запорожья, тем центром, о котором так образно написал Н. В. Гоголь - один из любимых писателей И.Е. Репина: «Вот то гнездо, откуда вылетают все те гордые и крепкие, как львы! Вот откуда разливается воля и казачество на всю Украину...» («Тарас Бульба»).

Никопольщина всегда привлекала художников, историков, писателей, этнографов. Здесь побывал ученик М. В. Ломоносова, академик В.Ф. Зуев (1781-1782 гг.), писатель О.Стороженко (1827 г.), Т.Г. Шевченко в 1843 г., который в селе Покровском сделал рисунок «Покровская Сечевая церковь» и хотел поместить его в альбоме «Живописная Украина».

Побывал здесь и друг Т.Г. Шевченко, писатель, поэт и этнограф А.С. Афанасьев-Чужбинский (1856 г.), побратим Репина Д.И. Яворницкий исходил Никопольщину вдоль и поперек и потом оказал большую услугу Репину в создании картины «Запорожцы» своей консультацией и коллекцией запорожской старины.

Был в Никополе писатель Иван Бунин, написавший один из лучших своих рассказов «Лирник Родион», М.Л. Кропивницкий, композитор С.С. Прокофьев и много-много других представителей русской и украинской культуры.

Именно сюда, в Никополь, 1 июня 1880 г. проездом на пароходе из Александровска (Запорожье) прибыли И.Е. Репин и В.А. Серов, чтобы продолжить поиск материалов для картины «Запорожцы».
 
.
И.Е. Репин и В.А. Серов в Никополе
 
Живописное расположение Никополя на берегу Днепра и многие запорожские памятники воодушевили Репина и Серова на творческую работу. Они совершают экскурсии по местечку, рисуют запорожские курени, иконы, переправляются на левый берег Днепра, купаются. И рисуют, рисуют, рисуют...

Нет сомнения, что с достопримечательностями Никополя Репина и Серова знакомил известный никопольчанин, историк Запорожья, действительный член Екатеринославского статистического комитета, археолог-протоирей никопольской Свято-Покровской церкви Иван Илларионович Карелин, который с  1838 по 1901 г. работал в Никополе священником. В 1866 г. в «Екатеринославских губернских ведомостях», а в 1867 г. в «Записках Одесского Общества истории и древностей» (т. VI) им напечатана большая работа «Материалы для истории Запорожья. Никополь», а в 1875 г. в IX томе «Записок Одесского общества истории и древностей» И.И. Карелин печатает статью «Запорожские городища».

В никопольской Свято-Покровской церкви он сделал описание запорожских предметов. В церкви хранились запорожские церковные и художественные книги, картины, иконы, хоругвы, посуда, кресты, предметы быта  - образцы прикладного искусства запорожцев, церковная и запорожская одежда, медали и т.д. А в церковном дворе стояли даже запорожские пушки.

В запорожской библиотеке в Никопольском соборе была знаменитая книга - Запорожское Евангелие, напечатанная в 1759 г. и художественно оформленная. Она имела 1 аршин и 2 вершка в высоту и 12 вершков в ширину, весом 1 пуд 37 фунтов, а «во всем Евангелии сребра весом 28 фунтов, 2 золотника. Рязанский мастер Анофрий Немолотов делал». Здесь хранились две серебряные чарки кошевого атамана Ивана Дмитриевича Сирко.

Привлекал внимание и иконостас, сделанный для Покровской церкви на средства бывших запорожцев, церковных старост-ктиторов братьев Якова и Ивана Шиянов.

Здесь же хранились акварельные копии запорожцев Якова и Ивана Шиянов, сделанные с портрета работы неизвестного художника в 1784 году. Оригиналы были переданы в 60-70-х гг. XIX в. в Одесский музей древностей.
 
Эти портреты-копии привлекли особое внимание Репина, и он сделал их зарисовки карандашом и акварелью, а позже дорабатывал в Одессе с оригиналов. Впервые эти рисунки Репина братьев-запорожцев Шиянов в чуть доработанном виде были опубликованы в 1888 г. в книге Д.И. Яворницкого «Запорожье в остатках старины и преданиях народа».
 
Никопольская Свято-Покровская деревянная пятиглавая церковь, построенная в 1795 г. и освященная в 1796 г., была своего рода музеем и хранилищем старины. Но об этом немного ниже.

Будет уместно напомнить, что Никополь (Никитин Рог) имеет свою 400-летнюю историю. Никитинский Рог, Никитинская переправа, Никитино урочище - это южный форпост украинского народа. Еще в 1530 г. на месте современного Никополя существовала Никитинская переправа через Днепр. Здесь с 1638 по  1652 гг. находилась Никитинская Запорожская Сечь, где в 1648 г. Богдан Хмельницкий был избран гетманом Украины. После ликвидации Запорожской Сечи с 1775 по 1780 гг. Никитино называлось Славенском, здесь предполагалось построить крепость и город, а с 30 марта 1780 г. он получил новое гордое название Никополь, то есть город победы.

В 1781 г. в Никополе было 1008 жителей. Выгодное географическое положение способствовало его росту. В 1805 г. через Никитинскую переправу прошел транзитный Чумацкий шлях для вывоза соли из Крыма. Был сооружен наплавной мост.

В 1808 г. в местечке Никополе стараниями доживающих свой век запорожцев открывается первая школа.

В 1834 г. здесь организуется общество - цех вольных матросов, для перевозки грузов по Нижнему Днепру.

Никопольские вольные матросы отличились в Синопском бою и в обороне Севастополя во время Крымской войны. 256 человек получили ордена и медали.

В самом Никополе находился временный госпиталь № 30, где процветали воровство, казнокрадство, где умерших матросов и солдат начальство выдавало за живых, чтобы получать жалование, пайки. Обо всем этом писал А.И. Герцен в «Колоколе».

В 1850 г. в Никополе было 5 999 жителей. По воскресным дням были торги. Ярмарки устраивались пять раз в год. В местечке развивались мелкие кустарные предприятия и процветала бойкая торговля.

В год приезда Репина и Серова в Никополь (1880 г.) население его составляло около 10 тыс. человек. Это было бойкое торговое местечко с небольшими кустарными предприятиями, свечными, пивоваренными, кирпичными заводами, мукомольными предприятиями, лесной пристанью.

Местоположение Никополя было прекрасное. С возвышенного берега, на котором он расположен, открывалась панорама Днепровских плавней, вид на остров Орлов, расположенный между новым и старым руслом Днепра. Никополь утопал в зелени садов.

Писатель-этнограф А.С. Афанасьев-Чужбинский отмечал, что Никополь «издали очень красивое местечко, особенность которому придают высокая пятиглавая Церковь, порядочные домики, сгруппированные возле площади».

Видимо, 1 июня 1880 г. в первый день приезда в Никополь Репин и его ученик Серов сделали небольшую прогулку-экскурсию по городу. Было жарко и они переправились на остров Орлов, который имел чистый песчаный берег - излюбленное место прогулок и купания никопольчан.

Остров Орлов образовался в 1845-1846 гг., когда во время большого наводнения Днепр около Никополя проложил новое русло. Между старым и новым руслом возник остров, где водилось много птицы, рыбы, зверья. Росли дикие груши, осокоря, вербы. На одном высоком дереве находилось гнездо орла, поэтому так и  назывался остров.

Здесь Репин и Серов сделали несколько рисунков. Рисунок И.Е. Репина «Плавни против Никополя» имеет подпись «На самой средине. И. Репин», а справа - «Плавни против Никополя. 1 июня». Репин изобразил песчаные кучугуры, которые заросли шелюгой, кое-где камышом. На заднем плане за Днепром видно Никитин Рог.
 .
 .
Плавни напротив Никополя. Репин И.Е. 1880 г.
Фото: www.artsait.ru
.
Более выразительно виден Никополь на рисунке В. Серова, изобразившего четкими линиями песчаный берег о. Орлов, на котором густые заросли шелюги и камыша, а на заднем плане видно центральную гористую прибрежную часть Никополя. Возле берега стоит пристань-баржа. У В. Серова справа подпись: «Никополь. Май. Днепр. 1878 г. (Ошибочно, надо 1880 - П.Б.).
 
Рисунки И. Репина и В. Серова - одни из ранних графических изображений Никополя.

2 июня 1880 г. И.Е. Репин карандашом на бумаге выполнил знаменитый рисунок «Свиной проспект в Никополе» размером 12x16,5 см (хранится в Южночешском музее им. М. Алеши в г. Глубока на Влтаве).

И.Е. Репин изобразил на нем нижнюю часть Никитинского переулка, который вел к Никитинской переправе. Он разбит чумацкими и крестьянскими возами, утопает и грязи. По «проспекту», покрытому грязью, прячась в тень, шествует свинья. Слева - типичный никопольский плетень (ліса), который в некоторых местах повалился. Справа - два дерева, плетень и забор из расколотых колод. На заднем плане, на горе, видны хаты, крытые соломой, утопающие в зелени верб, акаций и садов. В центре стоит подпись художника «И.Репин. Свиной проспект в Никополе. 2-е июня», а чуть ниже «Никитин Рог».
 
Почему-то никто из исследователей не обращал внимание на эту надпись «Никитин Рог». Таким образом, подтверждается, что «Свиной проспект» находился не в центре Никополя, а на знаменитом Никитином Роге, где в 1648 г. Б. Хмельницкий был избран гетманом Украины. Правда, остатки Никитинской Запорожской Сечи (1638-1652) были смыты во время большого наводнения в 1845 г.

Нет сомнения в том, что Репин это сделал под впечатлением книги А.С. Афанасьева-Чужбинского «Поездка в Южную Россию», где автор пишет: «...Одна большая улица в Никополе похожа на улицу, прочие же плохо застроены, завалены чем попало. По ним бродят разные животные, преимущественно расхаживают четвероногие, произношение имени которых считалось еще недавно неприличным. Надо сказать, что в Никополе эти животные (Афанасьев-Чужбинский имеет в виду свиней) достаточно   больших   размеров   и   значительной   тучности...»

Характеристика, данная Никополю, относится и к никопольским обывателям. А.С. Афанасьев-Чужбинский пишет дальше: «В магазине Турбабы, где происходит возлияние Бахусу, иногда, смотря по обстоятельствам, весьма изобильное..., периодическую литературу получает соборный протоирей да отставной поручик, да еще кто-то выписывает «Сын Отечества...».
 
Хотя описание Никополя А.С. Афанасьевым-Чужбинским относится к 1856 г., но к 1880 г. мало что изменилось. Рисунок Репина «Свиной проспект в Никополе», один из блестящих рисунков художника, подтверждение этого. Как же «Свиной проспект в Никополе» попал в Южночешскую галерею имени М. Алеши?

Автору этих строк работники галереи из Чехословакии сообщили, что когда И.Е. Репин умирал, он своей служанке в «Пенатах» Еве Мюллеровой завещал рабочий стол. В столе были некоторые рисунки Репина, в том числе и «Свиной проспект в Никополе». Позже Ева Мюллерова вышла замуж за чешского консула и переехала в Чехословакию, где и подарила этот рисунок Южночешской галерее им. М. Алеши.

Но Репина прежде всего интересовали реликвии запорожских казаков, которые в Никополе были сосредоточены в Свято-Покровской церкви, в которой священником с 1838 по 1901 гг. работал историк и археолог И.И. Карелин.

Именно сюда поступили в 1783 г. из с. Покровского, где была последняя Запорожская Новая Сечь (1734-1775), многие запорожские книги, картины, иконы, одежда, хоругвы, кресты, посуда, в том числе Евангелие весом 28 фунтов и 2 золотника, два серебряных кубка кошевого атамана Ивана Дмитриевича Сирко. В церкви сохранялась икона Покрова, где изображены молящиеся запорожцы во главе с последним кошевым атаманом П.И. Калнышевским, а также акварельные копии двух запорожцев-братьев Якова и Ивана Шиянов. Будучи церковными старостами-ктиторами, братья в 1782 г. для старой церкви на Никитином Роге заказали живописцу вместо старого «увязанного на полотне» новый резной иконостас, уплатив художнику 800 рублей собственных денег. В 1783 г. Шияны сделали новое пожертвование - заказали новый иконостас в алтарь.

За эту благотворительность неизвестный, но талантливый художник нарисовал в 1784 г. почти в натуральную величину портреты Якова и Ивана Шияна в запорожском одеянии, которые были выставлены в церкви слева и справа на иконостасе. На портретах были внизу надписи «Сей портрет снят с ктитора Якова Шияна и поставлен здесь при том месте, где труды его всему обществу на иконостасе видны, 1784 года января 9 дня». Аналогичная надпись и на портрете Ивана Шияна.
 
На портрете Яков Шиян изображен с лысой головой в запорожском кунтуше и кафтане, в полный рост. В правой руке шапка на палке, О которую он опирается. Левая рука на поясе. Держится важно, с достоинством. Иван Шиян - молодой запорожец с красивым волевым лицом, с казацкими усами и «оселедцем» - чубом на темени. Одет тоже в кафтан, поверх которого кунтуш.

Портреты выражают силу воли казаков, их собственное достоинство, свободолюбие, добродушие и склонность к юмору.
 
Все исследователи портретов братьев Шиянов всегда отмечали   их   художественное   достоинство.
 .
  
 .    
Запорожец Яков Шиян, запорожец Иван Шиян. И.Е. Репин, гравюры В. Матэ  
 А профессор П.А. Белецкий называет их «лебединой песней» украинской портретной живописи XVIII ст., которые по характеру образов самые демократичные из всех украинских ктиторских портретов. Это полностью светские и глубоко психологичные произведения. Сам И.Е. Репин высоко оценил портреты братьев Шиянов. В письме к Д.И. Яворницкому от 24 декабря 1928 г. он называл их «чудесными портретами».

Для И.Е. Репина портреты запорожцев Шиянов были большой находкой. Надо отметить, что в Никопольской Покровской церкви в 1880 г. были акварельные копии, сделанные на простой бумаге в простых рамах за стеклом, повешенные в алтаре. Оригиналы взяты археологом Н.Н. Мурзакевичем для Одесского музея истории и древности, и теперь находятся в Одесском историко-краеведческом музее. Произошло это после того, как в Никополь в 60-70-х гг. XIX ст. приехал какой-то дотошный архиерей. Вошел в Никопольскую соборную церковь, приблизился к иконостасу, чтобы приложиться к иконам, как вдруг видит, вместо ликов святых на двух иконах изображение запорожцев Шиянов.
 
- Православны, кому вы молитесь? - спросил архиерей.
- Богу, ваше преосвященство!
- Кому вы молитесь?! - строго спросил архиерей.
- Богу, ваше преосвященство!
- Не богу, а запорожцам! Что это, идолопоклонство? Убрать немедленно!

Так из Никополя портреты Шиянов попали в Одессу. Для Одесского музея истории и древностей была снята копия с иконы Покрова Богородицы, на которой изображены стоящие на молитве запорожцы с кошевым атаманом Петром Калнышевским. Таким образом, в Никополе в Покровской церкви Репин видел оригиналы запорожских икон, в том числе Покрова Богородицы и копии с портретов запорожцев Шиянов. Он сделал зарисовку этих портретов в свой альбом, а пребывая в Одесском музее истории и древностей, продолжал изучать эти портреты, делая с них копии на бумаге акварелью, карандашом. Теперь эти рисунки Репина хранятся в Третьяковской галереи.

В 1790 г. братья Шияны приобрели для церкви колокол весом 45 пудов 18 фунтов, где в верхней части по всей окружности идет надпись «Сей звон сделан к Никопольской Покровской церкви фундаторами Яковом и Иваном Шиянами и всем обществом, старанием священника Григория Деева, 1790 года». Это высокохудожественное произведение литейного искусства с растительным орнаментом и прекрасным звучанием находится ныне в Никополе на  колокольне Преображенской церкви.

Яков и Иван Шияны вместе с другими ходоками получили в 1793 г. у Екатеринославского архиепископа разрешение на постройку новой церкви, для которой уже был заготовлен строительный лес и собрано 1965 руб. 15 коп. денег.

Новая деревянная пятиглавая никопольская Свято-Покровская церковь была построена в 1795 г., но служба в ней была разрешена после освящения ее в ноябре 1796 г. Эта Покровская соборная церковь стояла на берегу Днепра (где теперь скверик против гостиницы «Родина») до 1934 г., пока не была разрушена. Старая же церковь, была разобрана и перенесена в село Шолохово.

В новую Никопольскую соборную церковь были перенесены иконостасы, жертвенник, рукомойник, седалище (кресло), колокол, сделанные на средства и при участии братьев Шиянов. Сюда же перенесли и их портреты. В 1806 г. к никопольской Свято-Покровской церкви была пристроена высокая деревянная колокольня. Церковь чем-то напоминала храм Василия Блаженного в Москве и очень живописно вписывалась в местный пейзаж. Нет сомнения и в том, что ее в начале сентября 1843 г. видел Т.Г. Шевченко во время своего путешествия по Никопольщине. Среди тех рисунков, акварелей и холстов, которые выполнил И.Е. Репин в никопольской Покровской церкви, следует отметить «Запорожскую Хоругву» (акварель), где стоит подпись Репина «Никополь 1 июня 1881» (дата ошибочная) собрание Миллера в Праге, а также «Хоругвы» и «Икона» из НИ музея Академии художеств СССР (Ленинград). В Никопольской Покровской церкви сохранялся портрет Анны Николаевны Кремянской, муж которой, священник Григорий Кремянской, был переведен в Никополь из с. Покровского, где была Новая Сечь (сейчас портрет попадьи Кремянской находится в Днепропетровском художественном музее). Здесь же хранились и некоторые работы знаменитого резчика, скульптора и предпринимателя Сысоя Зотовича Шалматова, который исполнял ряд заказов кошевого атамана П.И. Калнышевского. Это, в частности, аллегорическая фигура «Лазарь, просящий подаяния» (теперь она находится в Днепропетровском художественном музее).
 
Возможно, что икона Покрова Богоматери с молящимися запорожцами во главе с кошевым атаманом П.И. Калнышевским, портреты запорожцев братьев Шиянов, портрет попадьи Кремянской, иконостасы - все это работы из мастерской С.З. Шалматова, его учеников, артельщиков.

Во время пребывания И.Е. Репина и В.А. Серова в Никополе там еще стояли запорожские жилища. Стоял рубленый дом 18 аршин длины, 8 аршин ширины и 3 высоты, принадлежащий некогда двум запорожским старшинам. Он сохранился в том же виде, как и при запорожцах, кроме квадратных окон, которыми заменены круглые окна, да небольшой пристройки к задней части. Он разделялся большими сенями на две половины: светлую и черную, из коих каждая в свою очередь разделялась на две: светлая имела комнату с кафельной печью и спальню (опочивальню), отделенную от комнаты стеною из лампача (блоков из необожженной глины), обе с выходом в сени. Черная половина разделена также на два помещения: кухню и кладовую, которые отгорожены одна от другой глухой стеной и также имеют выходы в сени. Принадлежность дома запорожским старшинам засвидетельствована следующей надписью, сделанной на сволоке: (потолочной балке) «создался дом сей рабом божиим Онуфрием Назаровичем куренным васюринским да куренным переяславским Гаврилом Игнатовичем 1751 года июля 12 дня». На самой средине надпись эта разделена высеченным изображением креста с обычными при нем деталями: копьем, перначом, растительным орнаментом. Именно эту часть зарисовал И. Е. Репин, которая потом была помещена в книге Д.И. Яворницкого «Запорожье в остатках старины и преданиях народа».

В Никополе был и второй такой же дом с подобным же сволоком. Он принадлежал жене купца Шмагайла, которая продала его еврею Тиссену. Тиссен часть дома обратил в кухню, часть, разобрав, сжег, а сволок вделал в северную часть стены кухни. На нем была надпись: «Изволением бога Отца Иисуса Христа и совершением Святого Духа Аминь создан дом сей старанием Максима Калниболоцкого, 1746 году июня».

Оба дома, как отмечает Д.И. Яворницкий, перевезены из села Покровского, где была последняя запорожская Новая Сечь (1734-1775). Кроме этих домов, в Никополе был запорожский курень во дворе купчихи Анны Степановны Гончаровой. Он весь был рублен из дерева, имея 10 аршин длины и 5 аршин с четвертью ширины. Для входа в него сделано две двери с резными лутками, окрашенными в красную и зеленую краску. На одной из луток вырезано: «1763 года июня 6 д. построен курень пол...» (ковником). К сожалению, верхняя часть лутки отрублена, а с ней уничтожена и концовка надписи. После гражданской войны этот запорожский курень был перенесен во двор Первой никопольской трудовой школы им. Т.Г. Шевченко, где был организован небольшой музей. В годы гитлеровской оккупации куреня не стало.

В книге Д.И. Яворницкого «Запорожье в остатках старины и преданиях народа» Репин поместил рисунок этой лутки на стр. 44. Следует отметить, что, безусловно, И.Е. Репин, как позже Д.И. Яворницкий в Никополе, пополнил свою коллекцию запорожской старины, которую он собирал. Пробыв 3-4 дня в Никополе, И.Е. Репин и В.А. Серов выехали в старинное село Капуловку, где на острове Базавлук находилась Старая Чертомлыкская Запорожская Сечь (1594-1709). Правда, некоторые историки датируют ее 1652-1709 гг.
.
 .
В Капуловке
 .
Из Никополя в Капуловку в то время можно было добраться по воде и суше, по рекам Лапинке и Чертомлыку, берега которых заросли многолетними вербами, осокорями, образовавшими сплошной зеленый коридор. Капуляне всегда ездили в Никополь на своих лодках и каюках, поэтому на нанятой лодке и плыли в Капуловку Репин и Серов где-то 4-5 июня 1880  г.

Чертомлыкская Сечь находилась в том месте, где в Днепр впадают три его правые притоки - Чертомлык, Пидпильна, Скарбна и протока Днепра - Павлюк. Запорожцы насыпали на острове (тогда он был полуостров) высокие земляные валы, соорудили деревянные полесады-частоколы. И все это окружили глубоким рвом. Валы и частоколы венчались сторожевыми башнями. Из бойниц выглядывали жерла пушек и самопалов. Чертомлыкская или Старая Сечь представляла собой грозное укрепление. Здесь вокруг площади в длинных низких хатах-куренях жили казаки. Тут находилась войсковая канцелярия, пушкарня, кузницы, разные мастерские, склады, хаты старшин. Возле Сечи выросла небольшая слобода, где жили ремесленники и торговый люд. В слободе был базар, на который приезжали ли купцы из Украины, России, Молдавии, Польши, Крыма, Турции.  Но это было давно...

А вот теперь Репин и Серов увидели, небольшой покатый с севера на юг, почти круглый остров Базавлук, поросший вербами и осокорами.

Классическое описание Базавлука и Чертомлыка дано в октябре 1952 г. писателем и кинодраматургом А.П. Довженко: «Я на острове. Передо мною Запорожская Сечь, против Капуловки. Против могилы Сирко. Вербы, тополя, груши, берест. Так, как дома. Речка Пидпильна в песках и Павлюк быстрый берег моет. Шелестят пожелтевшие листья, лодка плывет ко мне. Здесь когда-то была плотина, по которой ездили казаки. Сушатся большие неводы. Много гадюк и ужей. На месте Сечи кто-то вел раскопки, но что можно вырыть?.. Ничего нет. Никаких следов. Только могила Сирко да несколько крестов каменных.

Но до чего же все-таки прекрасно в Капуловке! Какие славные речки - Пидпильна, Павлюк и Скарбна, какое лирическое приволье!

Множество челнов. Женщины плывут на челнах. Я сижу на плетне у самого берега. Плещет вода. Слышны голоса и смех с того берега».

Здесь в Капуловке, недалеко от острова Базавлука, на небольшом кургане до осени 1967 г. стояла каменная плита - надмогильный памятник выдающемуся политическому и военному деятелю Украины, славному кошевому атаману Ивану Дмитриевичу Сирко, который много лет возглавлял борьбу запорожских казаков против врагов украинского народа.

На каменной плите, которая в 1967 г. перенесена на новое место и до сегодняшнего дня сохранилась надпись: «Року божого 1680 мая 4 представился раб бо(жий) Іоан Д. Серко Дмитрови(ч) атаманъ кошовий войска запорожского за его (здесь выбит кусок камня) ц. п. в. (царского пресветлого величества Федора Алексеевича). Память праведного со похвалами».

Казацкие летописи, украинские исторические думы и песни рассказывают об огромном таланте полководца Ивана Сирко, о его высоких духовных  качествах. Турки так боялись кошевого Сирка, что султан повелел в мечетях молить Аллаха о его смерти, а крымские татары пугали его именем своих детей, называя его «урус шайтаном» - русским чертом.

.


.
Первая могила кошевого атамана Ивана Сирко в с. Капуловке. Фото 1953 г.
 .

Народная легенда повествует, что Сирко родился с зубами, чтобы грызть врагов. Он вместе с Богданом Хмельницким и Салтенком в 1645 г. участвовал в освобождении французского порта-крепости Дюнкерк от испанских захватчиков.

С 1654 по 1679 г. Сирко - авторитетнейшая фигура на Запорожье. Восемь раз подряд запорожцы избирали его кошевым атаманом. Сирко возглавлял войско запорожцев в 55 битвах и походах (не считая мелких стычек), и всегда одерживал победы.

Иван Сирко и запорожцы с пренебрежением относились ко всем угрозам турецкого султана уничтожить Запорожскую Сечь. Именно с Иваном Сирко легенда связывает знаменитый ответ запорожцев турецкому султану на его письмо с требованием подчиниться Оттоманской Порте. Этот ответ проникнут украинским юмором, едким сарказмом и насмешкой над высокомерными притязаниями султана. Ответ запорожцев свидетельствует об их свободолюбии, веру в свои силы и готовность сражаться с любым врагом.

Вот текст этого письма: «Ти - шайтан турецкий, проклятого чорта брат і товариш і самого Люципера секретар! Який ти в чорта лицарь? Чорт викидає, а твоє військо пожирає. Не будеш ти годен синів християнських під собою мати; твого войска ми не боїмось, землею і водою будем битись з тобою. Вавілонський ти кухар, македонський колісник, єрусалимський броварник, александрійський козолуп, Великого і Малого Єгіпту свинар, вірменська свиня, татарський сагайдак, кам'янецький кат, подолянський злодіюка, самого гаспида внук і всього світу і підсвіту блазень, а нашого Бога дурень, свиняча морда, кобиляча срака, різницька собака, нехрещений лоб, хай би взяв тебе чорт! Отак тобі козаки відказали, плюгаюче! Невгоден єсі матері вірних християн! Числа не знаєм, бо календаря не маєм, місяць у небі, год у книзі, а день такий у нас, як і у вас, поцілуй за те ось - куди нас!..» Кошовий отаман Іван Сірко зо своїм кошем запорожським». (Яворницький Д.І.  Історія Запорізьких козаків. - Львів, 1991. -  С. 333).

Умер Сирко 1 августа 1680 г. в Голой Грушевке на своей пасеке. Запорожцы водой доставили Сирко в Чертомлыкскую Сечь и торжественно похоронили на кладбице в Капуловке. Легенды рассказывают, что запорожцы после смерти Сирко пять лет возили гроб с телом кошевого, чтобы была удача, а потом отрезали правую руку его и с ней ходили на войну, а в случае опасности выставляли ее вперед и кричали «Стой, душа и рука Сирко» с нами!».

В Капуловке И.Е. Репин и его талантливый ученик прожили, вероятно, почти неделю. Ведь это была главная цель путешествия - побывать в центре Запорожья, на Старой Чертомлыкской Сечи. Здесь местные кобзари и лирники пели песни и думы о Сирко. Репин и Серов их охотно слушали и зарисовывали коренных жителей Капуловки.

«...В Капуловці на городі
В Мазая старого
Є могила отамана
Сірка кошового...
І казали старі люди
Ще в далекі годи,
Що атаман невмирущий
Десь по світу ходить...»


Здесь же в Капуловке у Дмитрия Сукура в 1887 г. Д.И. Яворницкий записал песню о Сирко:

«Та ой як крикнув же козак Сірко
Та й. ой, на своїх козаченьків:
— Та сідлайте ж ви коней, хлопці-молодці
То поїдемо до хана в гості...»

6 июня 1880 г. И.Е. Репин акварелью и гуашью на листке бумаги размером 18,5x24 рисует прекрасный этюд: «Могила атамана Ивана Сирко в селе Капуловке» (собрание И.С. Зильберштейна в Москве), где рукою художника написано внизу в левой стороне «Капулівка 6 июня. Серко», а посредине пером «Илья Репин».

Репин рисует во дворе крестьянина Николая Алексеевича Мазая могилу кошевого атамана Ивана Сирко на небольшом холме, насыпанном запорожцами, где стоит каменная плита, несколько утонченная кверху. Она высечена из песчаника и поставлена на небольшой, в виде пьедестала, также песчаниковый саркофаг.

На плите, обращенной на восток, небольшое углубление для бывшего некогда на нем креста, а на западной стороне вверху высечен четырехконечный крест и ниже его надпись, о которой уже говорилось.

Холм был обсажен шелковицей и серебристыми тополями.

Свидетельствуем документально, что И. Е. Репин рисовал «Могилу атамана Ивана Сирко» с западной стороны, где высечена надпись, сообщающая, что здесь похоронен И. Д. Сирко.

Отсюда с кургана-могилы И.Д. Сирко открывалась величественная панорама Днепровских плавней, на реки Чертомлык. Пидпильную, Павлюк и Скарбну, которые омывают остров Базавлук, где находилась Старая Чертомлыкская Сечь и где 28 лет кошевым атаманом был И.Д. Сирко.

Летом 1954 г. в дни празднования 300-летия воссоединения Украины с Россией возле могилы кошевого атамана Сирко установлен гранитный обелиск, в который была вмонтирована мраморная мемориальная доска с надписью: «На цій місцевості знаходилась Запорізька Січ, яка була центром Запорізького козацтва і відіграла прогресивну роль в історії українського народу».

В 1956 г. днепропетровские художники и скульпторы Александр Сытник, Анатолий Билык, Семен Духовенко отлили чугунный бюст кошевого атамана И.Д. Сирко и установили его в Капуловке на этом обелиске. Прообразом послужила им фигура Сирко с картины Репина «Запорожцы».

Осенью 1967 г., вследствие того, что Каховское водохранилище своими волнами усиленно размывало берег в Капуловке, могилу И.Д. Сирко было решено перенести на новое место. Под руководством научного работника Днепропетровского исторического музея им. Д.И. Яворницкого Л.П. Крыловой и представителей общественности могила кошевого атамана была раскопана и его останки и каменная плита с надписью были перенесены на новое место - на так называемую Девичью могилу, скифский курган, который служил запорожцам сторожевым постом, заставой, далее которой женщин на Сечь не пускали. Это в 5-6 км от прежней могилы.

Могила кошевого атамана Ивана Сирко
возле с. Капуловки на Сторожевой
(Бабиной, Девичьей) могиле,
куда были перезахоронены останки атамана в наше время

.

Обелиск и бюст на нем были также установлены на новом месте. У подножия кургана - каменная плита с трехсотлетней надписью, под которой и похоронены останки И.Д. Сирко в отдельно сделанном саркофаге. У подножия саркофага на розовом граните высечены слова: «Здесь похоронен кошевой атаман войска Запорожского Иван Сирко 4 мая 1680 г.».

В 1978 г. в лаборатории пластической реконструкции Института этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая АН СССР зав. лабораторией кандидатом биологических наук, ученицей М.М. Герасимова Г.В. Лебединской был воссоздан по черепу И.Д. Сирко подлинный облик легендарного кошевого. А в 1980 г. по инициативе Никопольского районного и решением областного управления Общества охраны памятников истории и культуры вместо прежнего изображения Сирко по картине Репина «Запорожцы» установлен бюст по образу, воссозданному Г.В. Лебединской, изготовленный местными умельцами.

Памятник республиканского значения «Могила кошевого атамана И.Д. Сирко» теперь благоустроен: асфальтирована дорожка, лестница, посажены цветы и деревья. Тополя и рябины украшают этот уголок степи. Курган с памятником огорожен. Рядом была установлена ветряная мельница - памятник середины XIX ст - (В начале августа 1992 г. ее сожгли).

11 июня 1880 г. в Капуловке И.Е. Репин рисует маслом портрет украинского крестьянина. (Государственный музей латышского и русского искусства находится в Риге). В лице этого неизвестного капуловского крестьянина привлекло Репина не столько мудрость и доброжелательность, сколько лукавство и природный юмор. Он изображен в украинской шапке и свитке. С левой стороны художник подписал: «Капуловка 11 июня».

В тот же день 11 июня 1880 г. Репин пишет портрет этого крестьянина без шапки с повязкой на шее и правой рукой, вынутой из рукава свитки. Тут же профиль крестьянина, похожего на запорожца. Работа «Два украинских крестьянина» выполнена карандашом и маслом на бумаге размером 29,5x38,2. Карандашом слева подпись «Репин» и еще ниже «Капуловка 11 июня», а справа вверху карандашом «Александровск 23 июня». Хранится она в Национальной галерее в Праге.

 

 
 Два украинских крестьянина.
И.Е. Репин. с. Капуловка.
11 июня 1880 г.

 

Безусловно, что находясь в Капуловке, Репин и Серов ездили на остров Базавлук, где когда-то находилась Чертомлыкская Сечь. Остров возвышался на 8-10 метров над уровнем воды и утопал в зелени верб и тополей. Вокруг него сходились речки Чертомлык, Пидпильна, Скарбна, Павлюк. Репин и Серов купались в Чертомлыке, собирали разные предметы запорожской старины.

В октябре 1926 г. в письме к писателю С.Н. Сергееву-Ценскому Репин вспоминал об этой поездке: «...Верст пять дальше по Днепру стоит Капуловка. Чертомлык тут слился с Днепром. Бурлили, бурлили Днепр с Чертомлыком, кладбище запорожское размыли пополам (островок) и там еще много подков с казацких каблуков, вон и череп казацкой головы без нижней челюсти. Я взял и подарил его Яворницкому: он удостоился быть принятым Екатеринославским музеем (Яворницкий там - директор).

В старину тут... оживленное было место. Некогда тут стояли галеры, была и верфь корабельная. Выстраивались лодки, фелюги и по Днепру сплавлялись и отплывали до Черного моря. Красивое место, не умолкли песни, песни казацкие, а под вечер - непременно пляс гопака с прыганием на спицах высоко...

А верховые «наввипередки» носятся тут же. Веселое место. А и теперь местами небольшой кружок твердо убивается подборами, збуджуют воздух голосистые девчата. Всю ночь поют и когда они спят? Ведь встают на работу рано...».

О том, что И.Е. Репин и В.А. Серов купались в р. Чертомлык, ездили на остров, искали запорожские предметы старины, и их называли искателями сокровищ, И.Е. Репин вспоминает и в письме к Д.И. Яворницкому 30 декабря 1926 г.

Побывав в старинном украинском селе Капуловке, И.Е. Репин и В.А. Серов выехали в село Покровское, которое стоит от Капуловки на расстоянии 5-6 км. На территории села находилась в 1734-1775 гг. последняя запорожская, так называемая Новая Сечь.

 

И.Е. Репин и В.А. Серов в селе Покровском
.

В старинном украинском селе Покровском Репин и Серов прожили около месяца. В письме к Д.И. Яворницкому от 30 ноября 1926 г. Репин писал: «...Все эти места мне очень хорошо помнятся. В Покровском мы с Серовым (он тогда был в качестве джуры малого) купались в Днепре. Особенно в Чертомлыке. Переплывали до Запорожского кладбища, искали черепа благородных героев, подковки к сапогам и все, что уцелело.

В Покровском мы прожили более месяца. О нас уже ходила легенда, что мы ищем клад...».

В период Новой Сечи здесь было внутреннее и внешнее укрепление Коша. Во внутреннем укреплении стояла деревянная церковь, крытая тесом с деревянной колокольней, дом кошевого, дом, где хранились сокровища  - войсковая канцелярия, дома старшины и 38 куреней. В центре куреней - площадь для войсковых собраний - рад. Внутреннее укрепление Коша отделялось от внешнего валом, на севере, были ворота, тут размещался Новосеченский ретраншемент (укрепление), где стоял батальон русских войск с комендантом. С внешней стороны Новая Сечь была обведена общим валом, который обеими концами упирался в речку Пидпильную.

После ликвидации Запорожской Сечи была ограблена Покровская сечевая церковь. По указанию князя Потемкина в 1 777 году с нее было «взято денег разного золотою и серебряною монетою свыше 9 000 рублей» (Ф. Макаревский. Материалы для историко-статистического описания Екатеринославской епархии. -  Екатеринослав, 1880).

А в 1784 г. специальный курьер от князя Потемкина забрал «сосуды, чаши, царские врата серебряные, евангелие, потиры, дискосы, звезды, копия, кресты нашестны, иконы с окладами, и со всех других образов серебряные, блюда для благословения хлебов, подсвечники, лампады и все серебряное до остатка, почему церковь без божьего служения остается». (Там же.)

После ревизии 1782 г. Покровское уже значится помещичьим селом генерал-прокурора А.А. Вяземского, которому досталась Капуловка и Александрова и около 100 тыс. десятин земли. В 1802 г. вдова князя Вяземского продала эти земли ростовщику Штиглицу, а в 1861 г. они перешли в руки великого князя из дома Романовых, до самой революции здесь была большая экономия   Романовых.

В 1798 г. в Покровском на месте старой запорожской церкви была построена и освящена «Новоустроенная каменная Свято-Покровская церковь». Именно эту Свято-Покровскую церковь в начале сентября 1843 г. рисовал великий украинский поэт и художник Т.Г. Шевченко. Рисунок «Покровская Сечевая церковь» Шевченко имел намерение поместить в альбоме «Живописная Украина» в 1845 г.

 .

. 
Покровская Сечевая церковь в с. Покровском Никопольского района,
которую рисовали Т.Г. Шевченко в 1843 г. и И.Е. Репин в 1880 г.
Ныне затоплена водами Каховского водохранилища. Рисунок  П.М. Богуша с «погасшего» фото

 . 

В 1880 г., когда сюда приехали И.Е. Репин и В.А. Серов, еще много было запорожских памятников, вот почему тут дольше всего и задержались путешественники.

Село было богато своими запорожскими традициями.

Известный писатель и этнограф А.С. Афанасьев-Чужбинский, друг Т.Г. Шевченко, который, описывая нижнее течение Днепра, в 1856 г. побывал в Никополе и Покровском, писал в своих очерках «Поездка в южную Россию»: «...и что за славный народ покровцы! Какие веселые лица! Какое сложение и что за щегольство в костюме!».

Благородство и достоинство покровчан отмечал в своих записках украинский писатель и кинорежиссер А.П. Довженко, который был здесь во время съемок кинофильма «Поэма про море».

В Покровском Репин рисует маслом «Внутренний вид Запорожской церкви». Но прежде всего уясним, что Т.Г. Шевченко, И.Е. Репин и А.П. Довженко церковь в Покровском, которая была построена в 1798 г.  - на месте старой настоящей сечевой церкви, ошибочно называют запорожской.

Репин нарисовал часть внутреннего интерьера Покровской церкви, лестницу, которая вела на хоры - клирос и угол, где стояли на подставке запорожские хоругви, дискосы, звезды, копья. Четко видно каменные плиты, часть окна и стол, тут же висела икона со срезанными углами. Это было почетное место для стариков. Слева под полукруглыми сводами просматривается окно, сундук и три висящих иконы или картины. В левом углу внизу подпись: «И.Е. Репин. Покровское, 1880 июнь». Местонахождение этого этюда неизвестно. Фоторепродукция этюда помещена в книге «Новое о Репине».

Это об этом этюде пишет И.Е. Репин в октябре 1926 г- писателю С.Н. Сергееву-Ценскому: «...Покровское - еще цел храм каменный во имя Покрова пресвятой богородицы. Как выбиты плиты пола чоботами! Но еще цело место добрых (т.е. славных) почетных казаков: тут они стояли в церкви, - как умно я сделал, что написал этюд их с этого места!».

Еще раз напомним, что после построения церкви в 1798 г. там могли стоять еще живые тогда запорожцы. Ибо настоящая сечевая Свято-Покровская церковь была закрыта по указанию митрополита Гавриила в 1794 г., так как она окончательно обветшала.

«Покровская церковь так до крайности ветхая, что даже и служение иметь в ней крайне опасно: подвалы совсем сгнили и церковь вошла в землю на полтора аршина, вверху, в приделах, бревна раздвоились и совсем к падению наклонены».

Именно в Покровской церкви Репин нарисовал маслом нз холсте икону (Покрову) и хоругви, дискос, которые сохраняются в музее Академии художеств СССР в Ленинграде.

 .

 .
Икона Покрова Богоматери из Покровской Сечевой церкви,
на которой среди казаков изображен последний кошевой
Запорожской Сечи Петр Калнышевский.
Погибла во время эвакуации в начале Великой Отечественной войны

 .

В Покровском тогда еще было много запорожских могил и крестов на них. И.Е. Репин акварелью рисует могилу куренного атамана Ивана Каписа в с. Покровском, где ошибочно написал «Могила Сирка», а левее внизу «Покровское 4 июня, 80, Илья Репин» (находится в собрании Дурханска в Прага).

Этот рисунок «Могила атамана Ивана Каписа в с. Покровском» впервые был опубликован в книге Д.И. Яворницкого «Запорожье в остатках старины и преданиях народа»  как «Надмогильный крест атамана Каписа». На каменном кресте надпись: «Здесь опочивает раб божий Іоан Капис, куреня Сергеевского атаман,   представился   1779   месяца   декабря   9».

 .

. 
Надмогильний крест куренного атамана Ивана Каписа в
с. Покровском Никопольского  района,
где была расположена Новая Сечь. И.Е. Репин. 1880 г.
.

В 1954 г. в Покровском еще находилась могила Ивана Каписа, но с большим деревянным крестом, а потом была затоплена водой   Каховского   водохранилища.

Вот как описывает это место А.П. Довженко, который в октябре   1952   г.   посетил   Покровское: «...Вон там и крест стоит куренного Каписа. Посреди улицы стоит крест на памятной плите и, видать, здорово мешает шоферам... слава богу, через два года исчезнет под водой...».

На полотне размером 35x53 маслом И.Е. Репин в Покровском делает этюд «Украинская хата», где рукою художника в левом углу написано «Покровское 1880 И. Репин». Посредине внизу «Всеволоду Михайловичу Гаршину 1884». Сейчас, этот этюд находится в Киевском государственном музее русского искусства. На этюде с очаровательной непосредственностью Репин передает типичный уголок старого украинского села: двор, освещенный яркими лучами летнего солнца, белая хата, крытая соломой, с небольшими окошечками и ставнями. Серебристые листья трех молодых тополей, блещет изумрудом трава. Возле открытых дверей сидит ребенок. На заднем плане сарай-клуня со старым возом. В тени лежит рябая собака и невдалеке шествует   петух.

И.Е. Репин и В.М. Гаршин очень любили друг друга. В.М. Гаршин позировал Репину для картины «Иван Грозный». Потом Репин рисовал портрет Гаршина. Вот почему в 1884 г. в период их особого сближения И.Е. Репин подарил Гаршину этюд «Украинская хата». Он сохранялся в семье писателя, а после его трагической смерти попал к киевскому коллекционеру П.Г. Шлейферу, и в 1922 г. его передали в организованный тогда музей.

Украинская хата.
И.Е. Репин.
с. Покровское. 1880 г.

.

Возможно, это хата Митрофана Черного - «Пампуші», что стояла возле церкви и в которой по народным пересказам часто проводились совещания запорожцев. Ведь именно с хаты Митрофана Черного И.Е. Репин срисовал сволок, на котором была надпись «Благословением отца изволением сына и содействием святого духа, аминь, создавался дом сей, а коштом пана Василия Григорьевича, знатного товарища куреня Менского. 1747 года месяца августа 13». Рисунок этого сволока помещен в книге Д.И. Яворницкого «Запорожье в остатках старины и преданиях   народа».

В Покровском у крестьянина Корнея Забары в хате на сволоке была надпись «Благословением отца и поспешенством святого духа создавался сей курень Васюринского войска весюринским обществом за атамана Антона Головка 1710 года мая 24 дня».

Один из запорожских сволоков сохранился в Никопольском историко-краеведческом музее.

На здании колхозного Дворца культуры им. М. Горького в Покровском установлены три мемориальные доски с такими текстами: «В 1843 году село Покровское посетил великий украинский народный поэт-революционер Т.Г. Шевченко», «В 1880 году выдающийся русский художник И.Е. Репин с В.А. Серовым, собирая материалы к картине «Запорожцы», посетили село Покровское», «В октябре 1952 года в с. Покровском побывал выдающийся украинский кинорежиссер и писатель Александр Петрович Довженко».

А.П. Довженко неоднократно подымал вопрос об архитектурном украшении новых гидросооружений, о создании памятников Святославу, Богдану Хмельницкому, запорожцам, атаману Сирко: «И быть может, когда-нибудь... по-новому вспомнят люди ваши имена, и встанете вы на бронзовых конях на кручах Днепровских конным строем навеки от Святослава до Сирко, камню на могиле которого я поклонился сегодня!

.
И.Е. Репин и В.А. Серов на Томаковщине
.

Репину непременно хотелось побывать в селе Голой Грушевке (Ильинке), где в урочище Сиркивка на своей пасеке 1 августа 1680 г. умер кошевой атаман И.Д. Сирко. Летописец Самуил Величко писал об этом: «Того же лета 1680 1 августа преставился от жизни сей через некоторое время от болезни в Грушевке, в своей пасеке, славный кошевой атаман Иван Сирко. Препровожденный водой до Запорожской Сечи, он погребен честно всем войском Низовым Запорожским в поле за Сичью против Московского окопа, где погребались и другое запорожское товарищество. Погребен он знаменито 2 августа со многою гарматною и мушкетною стрельбою и с великой от всего Низового войска жалостью как следует справному и счастливому вождю. Поховали же его в Капуловке, как выше сказали, с жалостью знатною, высыпали над ним могилу и на ней каменный крест поставили с надлежащим именем и с надписью его деяний».

Когда в 1709 г. старая Чертомлыцкая Запорожская Сечь по приказу Петра I была разрушена, на могилах запорожцев кресты были тоже уничтожены. Позже вместо креста на могиле И.Д. Сирко установили каменную плиту, которая сохранилась до наших дней. На ней ошибочно высечены день смерти Сирко: вместо 1 августа 1680 высекли 4 мая 1680. Казаки шапками наносили землю на могилу своего батька-атамана. Пролежал прах Сирко в этой могиле 287 лет. И когда Каховское море начало угрожать могиле, то по постановлению Днепропетровского областного Совета от 23 ноября 1967 г. специальная комиссия раскопала могилу кошевого атамана Сирко. Там были найдены кости, остатки одежды и червоной китайки. Останки атамана Сирко были перенесены в новый сооруженный склеп на курган возле Капуловки. Специалисты установили, что Сирко умер в возрасте   75  лет,   имел   рост   174-175  см.

Село Голая Грушевка (Ильинка) Томаковского района расположено на возвышенном месте у степной речушки Грушевки. У запорожцев по речке Грушевке было много зимовников и хуторов. Здесь у них был «курортный район», где они отдыхали и лечили свои раны. После ликвидации Запорожской Сечи Голая Грушевка попала во владения графа Толстого (1777 г.), а потом оспаривалась у него всесильным князем Потемкиным. В 1781 г. здесь был 101 двор, где проживало 338 мужчин и 186 женщин. В 1786 г. в селе построена деревянная церковь архангела Михаила и для церкви было выделено 120 десятин земли по реке Томаковке. Уже в 1793 г. Голая Грушевка (Ильинка) стала владением коллежского ассесора Фалеева, строителя канала вдоль днепровских порогов. В 1793 г. в селе было уже 129 дворов, где проживало 578 человек, четыре ветряные мельницы и одна мельница для обработки проса.

Церковь архангела Михаила простояла в селе до 1882 г. Позже на ее месте была выстроена новая каменная церковь. Недалеко от села находилось урочище Сиркивка, где умер в 1680 г. атаман И.Д. Сирко.

Репин, направляясь в Голую Грушевку и переезжая неглубокую реку Томаковку в селе Томаковке или где-то неподалече, 16 июня 1880 г- на листке бумаги, размером 11,8x16,5 нарисовал карандашом и растушевкой речку Томаковку. На рисунке изображена река, которая делает крутой поворот, а к самому невысокому берегу подступили хаты и деревья. В левой стороне рисунка просматривается верхушка белой церкви и плетень. На рисунке показано, что река неглубокая и пять людей, видимо, ловят рыбу или переходят ее вброд. На оригинале рисунка, который хранится в Русском музее, рукой Репина написано: «Томаковка, 16 июня 80», а в левом углу внизу «И. Репин». Чуть ниже надписи Репина стоит другая - печатными буквами: «Чертомлык». Нам кажется, что это именно речка Томаковка, так как речка Чертомлык была более глубокой и широкой, по ней до 1955 г. ходили катера до Капуловки. Капуловка расположена на более высоком берегу, а вдоль реки Чертомлык росли большие вербы и осокоры.

20 июня 1880 г. Репин и Серов в Голой Грушевке рисуют внутренний вид украинской хаты. На рисунке, видимо, изображена светлица, где три маленьких окошка. Вдоль стен скамейка, простой стол, на котором лежит какое-то шитье, на стене висят картины, картинки, полотенце, икона, под скамейкой стоят сапожки. Изображая интерьер хаты, Репин на рисунке отбрасывает все ненужное, случайное: цыплят, фигуру девушки или молодой хозяйки. А ученик Валентин Серов со старанием, почти с фотографической точностью фиксирует все, что видит: сидящую возле окошка молодую красивую девушку, которая шьет или вышивает, двух цыплят, которые клюют на полу зернышки и сапожки под лавкой. На рисунке Репина авторская подпись: «Грушевка, 20 июня». А у Валентина Серова «1880, Грушевка». Возможно, это та хата в Голой Грушевке, где Репину и Серову пришлось переночевать. В книге Ю.В. Величко «Україна в творчості І.Ю. Рєпіна» рисунок этот не помещен, и о нем нет никаких упоминаний.

На следующий день, 21 июня 1880 г. в Голой Грушевке Репин сделал два великолепных рисунка церкви архангела Михаила. Они считаются одним из лучших архитектурных рисунков Репина. Это шедевры Репина-графика. На бумаге 19x24,7 карандашом и растушевкой Репин крупным планом, четкими линиями и штрихами рисует деревянную старую одноглавую церковь, которая своим обликом напоминает изображенную на рисунке Репина «Церковь в Старом Кодаке». Художник удачно передает простую архитектуру и фактуру, характерные окошки и наличники, какую-то пристройку из грубого камня, а на заднем плане небольшие редкие деревья. Внизу рукою Репина написано: «Грушевка, 21 июня, Ил. Реп.». На обороте рисунка, который хранится в Киевском Государственном музее русского искусства, есть надпись: «Рисунок раб. проф. И.Е. Репина удостоверяет дочь Вера Ильинична Репина. Куоккола Пенаты 1933 г.».

. 

 

.

Церковь в с. Грушевке.
И.Е. Репин. 21 июня 1880 г.
(один из лучших архитектурных рисунков художника)   

.

Еще более ярким и выразительным является рисунок этой же церкви в Голой Грушевке, где на переднем плане Репин изображает деревенскую колокольню: на двух толстых деревянных столбах, к одному из которых приставлена лестница, на перекладине подвешено 5 колоколов. На заднем плане в левом углу изображена та же деревянная одноглавая церковь архангела Михаила. На церковный двор, заросший травой, ведут ветхие деревянные ворота. Вдали видны хаты и уходящий горизонт. На рисунке, который хранится в Русском музее, стоит авторская подпись: «Грушевка, 21 июня», а справа «И. Репин».

 .

. 
Церковь в с. Грушевке. И.Е. Репин. 1880 г.
Фото: www.artsait.ru 
 .

Как мы установили, впервые этот рисунок был опубликован в журнале «Нива», № 5 за 1899 г., где тогда печатался роман Л.Н. Толстого «Воскресенье» с иллюстрациями Пастернака. Под рисунком  в журналенапечатано: «Из альбома И.Е. Репина. «Колокольня в Грушевке». Автотипия «Нивы».

От пребывания Репина в Грушевке, как пишет академик Игорь Грабарь, остался еще один интересный портрет местного крестьянина Поспешного, выполненный художником 21 июня 1880 г. Очень красиво нарисована голова в верхнем левом углу альбома, где раньше был набросок фигуры задремавшего Валентина Серова, а в правом нижнем углу набросок телеги.

О посещении Репиным Грушевки свидетельствует еще один рисунок - «Ангел из церкви села Грушевки», помещенный в первой части книги Д.И. Яворницкого «Запорожье в остатках старины и преданиях народа». На рисунке изображен ангел, вырезанный из дерева или отлитый из металла, подвешенный на цепях, с распростертыми руками, в  которых держит подсвечники.

С Томаковщины Репин и Серов выехали в Александровск (Запорожье), где продолжали рисовать разные типы украинских крестьян, побывали снова на Днепровских порогах.
 
В начале июля художники гостят в усадьбе генеральши Синельниковой в Николаевке (с. Никольское на Днепре). Репин делает копию со старинного портрета гетмана Апостола, голову казака, образцы вооружения запорожцев: ружье, копья, сабли   и   т.п. Впереди было большое путешествие в Крым, Одессу, Киев, Качановку.

В Одесском музее древностей И.Е. Репин заканчивает копии карандашом и акварелью (с оригиналов) портретов запорожцев Якова и Ивана Шиянов. На Черниговщине в усадьба В.В. Тарновского в Качановке, где в свое время бывали Н.В. Гоголь, Т.Г. Шевченко, М.И. Глинка и др., Репин прожил почти месяц. В Качановке была большая коллекция запорожской старины, насчитывающая более 900 предметов: пушек, сабель, пистолетов, ружей, копий, казацкой одежды, музыкальных инструментов, портретов и т.п. Репин здесь много рисует.

Закончив портрет С.В. Тарновской 16 сентября 1880 г. Репин и Серов выехали в Москву. Так закончилось это длинное творческое путешествие Репина и Серова по Украине, которое навсегда оставило в их памяти светлое и радостное впечатление.

В то время Валентину Серову не хватало нескольких месяцев до 16 лет и он был принят в Петербургскую Академию художеств как вольный слушатель. Репин позаботился, чтобы его ученик попал к лучшему преподавателю П.П. Чистякову.
 
Следует обратить внимание на то, что во время путешествия по Украине Валентин Серов, рисуя рядом со своим учителем, многому научился у Репина. Он наблюдал, как великий художник начинал рисунок, продолжал и успешно заканчивал его.
 
Хотя в то время Серов и был под влиянием Репина, но уже в его ранних рисунках чувствовалось что-то свое, серовское, талантливое и своеобразное.

Академик Игорь Грабарь отмечает: «Исключительной яркости серовский стиль достигает в альбомных зарисовках в Никополе и в его окрестностях».

Вернувшись в Москву, И.Е. Репин с большим воодушевлением принялся рисовать своих «Запорожцев». В октябре его мастерскую посетил Л.Н. Толстой и сделал ряд замечаний. Художник в этот период работал только над «Запорожцами». Он жил ими.

Для Репина впереди были десятилетия творческого поиска и огромная работа над картиной «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» (1878-1891 гг.). В 1891 г. Репин заканчивает основной вариант картины и выставляет ее на персональной выставке в ноябре 1891 г. вместе с рядом своих картин, этюдов, рисунков. Картина «Запорожцы» и 30 этюдов к ней были в центре внимания посетителей, которые высоко ее оценили. Эта картина завершает период наивысшего расцвета репинского творчества. Персональная выставка 1891г. была как бы подведением итогов творчества Репина той поры, когда художник создал лучшие произведения, знаменовавшие собой вершину русского искусства второй половины XIX века.

Было бы уместно напомнить, что в Петербургской Академии художеств в 80-90-х годах XIX ст. учились никопольские художники М.И. Таран и В.К. Педенко. Среди тех, кто подписал свидетельство В.К. Педенко, был и Репин.

Художники В. Педенко, М. Ющенко, Я. Волошин по решению Никопольского Совета рабочих и крестьянских депутатов в трудные годы гражданской войны организовали в Никополе музей изящных искусств, торжественное открытие которого состоялось 18 мая 1919 г. Основу этого старейшего художественного музея Украины составила коллекция картин, скульптур, мебели, посуды, конфискованная Советской властью в Лукиевской экономии помещика Нечаева. Первым директором Никопольского музея изящных искусств был художник В.К. Педенко.

Благодарные никопольчане осенью 1991 г. на одном из домов Никитинской улицы, где в июне 1880 г. И.Е. Репин выполнил свой рисунок «Свиной проспект в Никополе. Никитин Рог», установили мемориальную доску с рельефным портретом художника, работы местного художника-умельца Ивана Дмитриевича Зайцева, где написано: «В червні 1880 року в м. Нікополі, збираючи матеріали до картини «Запорожці», побував видатний художник  Ілля Юхимович Рєпін».

Надеемся, что со временем будет и памятник великому художнику - И.Е. Репину.
 .
.
Никопольчане и предметы их быта в картинах и рисунках И.Е. Репина
 .
И наше Запорожье меня восхищает этой свободой,
этим подъемом рыцарского духа...
Удалые силы русского народа отреклись от житейских благ
и основали равноправное братство
на защиту лучших своих принципов,
веры православной и личности человеческой.
И.Е. Репин.
 .
«Запорожцы»
. 
В ноябре 1891 г. Репин совместно с Шишкиным в залах Академии художеств устроил персональную выставку. Здесь появились «Запорожцы», над которыми И.Е. Репин работал с 1878 по 1891 г., «Явленная икона», «По следу» (молодой запорожец в степи преследует врага). Кроме картин, было выставлено 34 портрета, 23 эскиза, 12 этюдов к «Парижскому кафе», 28 этюдов к «Явленной иконе», 21 этюд к «Проводам новобранца», 12 этюдов к «Речи Александра III волостным старшинам», 31 этюд к «Запорожцам». Сверх этого было здесь еще 22 этюда исторических вещей для различных картин, 38 разных других этюдов и 72 пейзажных этюда. Всего на выставке было 298 работ.
 
Картину «Запорожцы» купил Александр III за 35 000 рублей - наивысшая сумма, выпадавшая до того на долю русского художника. «Запорожцы» и 31 этюд к ней были в центре внимания выставки. Картина получила высокую оценку со стороны передовых художников и критиков - Н.И. Мурашко, В.В. Стасова, П.П. Чистякова, В.И. Сурикова и др.
 
«Запорожцы» - таких картин всегда и везде не бывает много» - писал Н.И. Мурашко.
 
«Мало художников найдется в Европе, которые так совершенно и выразительно чувствуют экспрессию», - вторит П.П. Чистяков.
 
«Запорожцев» В.В. Стасов назвал «...вещью капитальною на всю Европу», «...что это просто первая из русских картин».
 
«Запорожцы» ни на копейку не уступают... лучшим историческим страницам «Тараса Бульбы». «Запорожцы»  -  великое произведение русской художественной школы» - заявляет он.
 
Академик И.Э. Грабарь в своей лекции, прочитанной 26 октября 1944 г. в Доме ученых, говорил: «Запорожцы» - захватывающий гимн свободолюбия и непоколебимой воли украинского народа, его здорового, могущественного духа, его завзятого юмора...».
 .
 
Запорожцы. И.Е. Репин
 . 
Большую помощь в написании картины «Запорожцы» оказал Репину историк Дмитрий Иванович Яворницкий своими советами и коллекцией запорожской старины.
 
В августе 1885 г. Д.И. Яворницкий переехал в Петербурга в феврале 1886 г. в 25-летие со дня смерти Т.Г. Шевченко Репин и Яворницкий познакомились, «Илья Ефимович сам подошел ко мне, мы познакомились»,  - вспоминал Д.И. Яворницкий. Началась братская творческая дружба и взаимопомощь между русским великим художником и выдающимся историком Украины. Д.И. Яворницкий давал И.Е. Репину консультации о жизни и обычаях запорожцев, отдавал художнику в полное распоряжение свою коллекцию запорожского оружия и предметов быта запорожцев.
 
Д.И. Яворницкий к 1884 г. уже несколько раз побывал в запорожских краях и имел большую коллекцию казацких «старожитностей». 3 первую очередь среди них следует назвать два запорожских, кафтана, найденные Д.И. Яворницким на Никопольщине. Вот как он описывает этот случай в книге «Запорожье востатках старины и преданиях народа»: «...Из Никополя мне предстояло ехать прямо на запад к месту бывшей, пятой по счету Запорожской Сечи, Чертомлыцкой. По пути я завернул в деревню Лапинку, чтобы видеть здесь крестьянина Мокия Лося, потомка одного из запорожских казаков, у которого хранилось, как об этом сообщили мне раньше, запорожское платье. Мокия Лося я сыскал скоро, но только не скоро сошелся с ним по вопросу уступки мне запорожского платья. И то сказать, запорожское платье в настоящее время считается такою редкостью, за которую можно было бы дать огромные деньги, чтобы только посмотреть на него.
 
По крайней мере, что касается лично меня, то я шесть лет ездил по Запорожью, шесть лет упорно искал случая увидеть запорожское платье и только у Мокия Лося впервые увидел его, но и все-таки не сполна. Мокий Лось сохранил два кафтана и пояс запорожский. Оба кафтана одинакового покроя, разница только в величине: один сделан для казака высокого роста, другой - для казака среднего роста. Оба сшиты из красного сукна, буракового цвета на клетчатой, персидского изделья подкладке, оба очень просторны в плечах и очень узки в перехватах, оба застегиваются на груди при помощи шелковых петелей и шелковых же гудзыков. Рукава в кафтанах вообще довольно узкие, к концу еще более сужаются в самом конце с нижней стороны против ладоней, каждый из рукавов имеет разрез в четверть длины оттого-то и эти концы легко отворачиваются назад (называются «лакавраши»). Они обложены темно-голубым бархатом и застегиваются в разрезах стальными гаплычками. С каждого бока кафтана между швов вделано по одному карману. Покрой кафтанов до некоторой степени напоминает кафтаны, которые теперь в употреблении у черноморских казаков. Из двух кафтанов больший сохранился лучше, меньший хуже: он весь почти изъеден молью. Это те кафтаны, которые носились запорожцами под так называемой черкесской или под кунтушем, длинного и широкого платья, с откидными рукавами или вылетами…
 
Кроме двух кафтанов, у того же Лося я нашел запорожский пояс, вытканный из шелкового сырца, шириной две с половиной четверти, длины одиннадцать аршин, темно- буракового цвета с позолоченными концами, в три четверти каждый и с шелковыми плетеными шнурками длины в аршин, прикрепленными к каждому из концов пояса. Из других запорожских вещей, найденных мною в деревне Лапинка, достойны внимания запорожская сабля и запорожский графин…
 
Запорожский графин, найденный мною в той же Лапинке, сохранился также от времен казаков. Он сделан из тонкого зеленого стекла с ручкой и с мережками в виде правильных кругов с наружной стороны. Вместимость его - шесть стаканов...»
 
В книге Д.И. Яворницкого «Запорожье в остатках старины и преданиях народа», напечатанной в 1888 г., помещено два рисунка с использованием запорожских кафтанов, найденных в Лапинке у Мокия Лося под названием «Запорожское платье» (рисунок 22 и 23). Оба рисунка выполнены Репиным.
 
На первом рисунке изображен казак, который левой рукой держит большое ружье. Фигура казака поставлена так, чтобы лучше было видно все детали, кафтана. На казаке описанный Яворницким одиннадцатиаршинный пояс с плетеными шелковыми шнурками. За поясом пистоль (пистолет). На иллюстрации слева видно подпись «И.Репин. 1887», а справа подпись известного русского гравера В.В. Матэ (1856-1917). На втором рисунке изображен тоже казак в том же одеянии, а поставлено фигуру натурщика так, чтобы было видно всю заднюю часть кафтана. Левая рука казака на поясе, а в правой на поводу он держит лошадь. Если сравнить эту иллюстрацию с оригиналом, который хранится в Киевском музее русского искусства «Казак с конем на поводу», то можно установить, что рисунок исполнен карандашом (32,7x21,5), где в правом углу внизу подпись «И.Репин, 1887». На обратной стороне вверху пером написано: «От И.Е. Репина Д.И. Яворницкому, СПБ...» и карандашом «написано по моей просьбе и с подлинных костюмов запорожских моего собрания. ДИЭ». (Д.И. Яворницкий).
 
Таким образом, крестьянин с Лапинки Мокий Лось оказал добрую услугу Д.И. Яворницкому и его побратиму И.Е. Репину.
 
 .
 
. 
 Потомок запорожцев Мокей Лось
 .
Запорожский графин И.Е. Репин поместил в центре картины «Запорожцы» на столе, где он сияет словно изумруд. Этот графин с Лапинки помещен и в книге Д.И. Яворницкого «Запорожье в остатках старины и преданиях народа».
 
Никопольчанам приятно еще и то, что на картине «Запорожцы» изображен первый почетный житель Никополя - церковный староста-ктитор, бывший запорожец Яков Шиян. Это они - братья Яков и Иван Шияны - сделали для никопольской Свято-Покровской церкви новый иконостас вместо писаного на полотне, рукомойник, седалище-кресло, жертвенник, колокол весом 45 пудов 18 фунтов, за что благодарные никопольчане заказали неизвестному художнику в 1784 г. портреты Шиянов в запорожском одеянии, в натуральную величину, которые висели в никопольской церкви справа и слева иконостаса рядом со святыми до 60-70-х гг. XIX в., а после были взяты в Одесский музей древностей, в Никополе же остались акварельные копии.
 
Будучи в 1880 г. в Никополе и Одессе, Репин акварелью и карандашом сделал два чудесных рисунка «Запорожец Яков Шиян» и «Запорожец Иван Шиян», которые хранятся ныне в Третьяковской галерее.
 
Нами еще в 1958 г. было высказано мнение, что Репин на картине «Запорожцы» как и в основном варианте, находящемся в Русском государственном музее, так и в Харьковском музее поместил Якова Шияна, правда, немного в переработанном виде. Это же мнение высказывает и Ю. Величко в своей книге «Україна в творчості І.Ю. Рєпіна». Речь идет о фигуре старого запорожца в левом углу на втором плане, с палкой в левой руке, а также на варианте «Запорожцев» 1893 г., который хранится в Харьковском музее, где Яков Шиян изображен в вышитой рубахе с поднятой головой.
 
И.Е. Репин высоко ценил портреты Шиянов, называл их «чудесными» и дорожил своими копиями, сделанными с этих портретов. «И так мне не везет: потерял братьев Шиянов: акварелью сделаны были с тех икон, которые стояли в Никопольской церкви...» (Письмо Репина Д.И. Яворницкому 24 октября 1928).
 
82-летний И.Е. Репин, работая над картиной «Гопак», посвященной памяти композитора М.П. Мусоргского, обращается за помощью к Д.И. Яворницкому, который высылает из Днепропетровска ему в Пенаты в Финляндию фотографии порогов, украинских парней, лоцманов, книги и фотокопии портретов братьев Шиянов.
 
14 декабря 1928 г. И. Репин пишет Д.И. Яворницкому: «Как Вы меня осчастливили посылкою фотографических портретов братьев Шиянов-ктиторей Никопольской церкви. Надо сказать, что это чудесные портреты. Конечно, и в Вашем «Запорожье» (книга) помещены два контура этих великолепных казаков, но все это не в красках, как были мои акварели...».
 
Напомним, что акварельные копии, снятые неизвестным художником с портретов братьев Шиянов сохраняются в фондах Никопольского краеведческого музея имени М.В. Ломоносова, а оригиналы находятся в Одессе.
 
Хотелось отметить интересную деталь: на картине «Запорожцы» присутствует казак с выразительными чертами татарина. Репину для образа этого казака позировал студент-татарин. Этому казаку-татарину Репин «одолжил» белые густые крепкие зубы с запорожского черепа, найденного художником на размытом запорожском кладбище в Капуловке.
 
Безусловно, что оружие, одежда, предметы быта запорожцев, изображенные на картине, писались не только с коллекции Д.И. Яворницкого, но и с собраний других коллекционеров, разных музеев и личной коллекции И.Е. Репина. Многие из них были найдены на Никопольщине - бывшем центре Запорожской Сечи у таких крестьян  - потомков запорожцев, как и Мокий Лось.
 
В заключение надо отметить, что в беседе с внуками Мокия Лося, мы установили, что он имел хату и леваду возле р. Пидпильной (Лапинки)... Он имел ряд запорожских предметов. Ездил верхом в казацком седле в Капуловку. Был немного грамотным, сохранял старые книги. Рыбачил. У Мокия Васильевича Лося было четыре сына: Василий, Иван, Борис, Иван Великий и дочь Марина.
 
Василий и Борис служили во флоте. До сих пор у наследников сохранился морской сундук. Сестра Мокия Васильевича Лося была матерью потемкинца Василия Даниловича Гринченко - одногодка и сослуживца Г.Н. Вакуленчука, одного из руководителей вооруженного восстания на броненосце «Потемкин». Сохранилась и фотография, где запечатлен В.Д. Гринченко, обедающий на палубе «Потемкина» вместе с группой матросов.
 
В Никополе теперь проживает много внуков и правнуков Мокия Лося. Как и положено, казацкому роду нету переводу!

 

 *    *    *

И.Е. Репин в июне 1880 г. сделал много рисунков и этюдов на Никопольщине, многие из них неизвестны теперь. Но те, которые сохранились в разных музеях и галереях, частных собраниях, свидетельствуют, что Репин рисовал на Никопольщине очень много. Вот перечень рисунков, сделанных только в Никополе: «Запорожская хоругва» (Никополь), «Плавни против Никополя», «Свиной проспект в Никополе. Никитин Рог», «Сволок и лутки запорожского куреня» (в Никополе), «Запорожец Яков Шиян», «Запорожец Иван Шиян».

В Капуловке: «Могила атамана Ивана Сирко в селе Капуловке», «Украинский крестьянин», «Два украинских крестьянина», «Чертомлык».

В Покровском: «Украинская хата», «Могила атамана Ивана Каписа в с. Покровском», «Внутренний вид запорожской церкви в селе Покровском».

В Голой Грушевке (Ильинке) Томаковского района: «Церковь в Грушевке», «В Грушевке» (правильней бы было назвать этот второй рисунок «Колокольня в селе Грушевке»), «Внутренний вид хаты в селе Грушевке», «Ангел из церкви с.Грушевки» и другие рисунки.

Репин всегда помнил о своей поездке по местам Запорожских Сечей на Никопольщине: «И даже нет-нет да сама рука и начинает нечто набрасывать - непременно побольше и непременно нечто виденное мною... Последние места последней Запорожской Сечи...» (Из письма Репина 19-5/Х. 1926 С. Н. Сергееву-Ценскому).

«Вы будете фотографировать Днепр и в местах последнего Запорожья! Я готов скакать и радоваться... О! Вот время поехать бы к Вам!» - писал Репин Д.И. Яворницкому 22 мая 1927 года.

Как радовался Репин, когда Д.И. Яворницкий прислал ему фотоснимки днепровских лоцманов  - потомков запорожцев: братьев Якова и Григория Шрама, Петра Носика, Федота Хотича и также некоторых стариков села Капуловки для работы над картиной «Гопак».

«Гляжу, не нагляжусь на запорожских героев, присланных Вами. Благодарю, благодарю! Что за чудеса! Какая статность фигуры! Живость лица!» - писал Репин Д.И. Яворницкому 8 марта 1926 года.

Никопольщина своими историческими событиями и памятниками, красотой днепровских пейзажей оказала значительное влияние на творчество И.Е. Репина, на создание такого замечательного полотна, как «Запорожцы».

 
*    *    *

Никопольчане всегда любили искусство. Уже в 80-90-е гг. прошлого столетия в Петербурге в Академии художеств учились никопольчане Михаил Иванович Таран, Василий Карпович Педенко, многие учились в Одессе, Киеве, Харькове.

В 1919 г. по инициативе и по решению Никопольского исполкома Совета рабочих и крестьянских депутатов никопольские художники В.К. Педенко, М. Ющенко, Я.П. Волошин принимали активное участие в организации в Никополе музея изящных искусств, торжественное открытие которого состоялось 18 мая 1919 года в дни боев с отрядами атамана Григорьева. Первым заведующим музея стал воспитанник Академии художеств В.К. Педенко. Свидетельство ему об окончании Академии в числе других подписал и И.Е. Репин. В основу этого музея была положена коллекция картин, скульптур, посуды, мебели, конфискованных Советской властью в Лукиевской экономии помещика   Нечаева.

Советская власть дала полную возможность для расцвета культурных   и   духовных   сил   никопольчан.

 .

.

Генерал Драгомиров, художник Репин и Никопольский учитель рисования Д.И. Ильченко
. 
После Великой Отечественной войны на традиционных учительских конференциях и совещаниях в Никополе их участники любили слушать выступления старых учителей - «трех богатырей», как шутливо называли Николая Николаевича Колдаева, Якова Петровича Волошина и Дмитрия Ильича Ильченко. Все они  говорили   резко  и  немного  «старомодно».

Я.П. Волошин, сын иконописца и старый холостяк, был талантливым художником. Это он вместе с живописцами В.К. Педенко и М. Юшенко был одним из активных организаторов в Никополе музея изящных искусств. Угнанный в фашистскую Германию, Я.П. Волошин вернулся болезненным человеком, но продолжал работать в школе и в Доме пионеров.

Н.Н. Колдаев был «вечным» казначеем Никопольского горкома профсоюза учителей.

Д.И. Ильченко - маленький подвижный старичок с пышной седой шевелюрой, с бородкой и усами, был чем-то похож на Репина. Он любил книги и часто заходил в книжный магазин, иногда выступал с лекциями о русских художниках.
 .
 
 .
Ученик Ильи Репина, никопольский художник
Дмитрий Иванович Ильченко. Фото 1913 г.
 
 .
Я тогда увлекался творчеством Репина. Работая над темой «Пребывание И.Е. Репина на Никополщине в 1950 г.», прочитал у местного художника И.Г. Гузя две книги «Репин» из серии «Художественное наследство», выпущенных в 1948 г. под редакцией И.Э. Грабаря и И.С. Зильбернштейна. Мое внимание привлекла статья И.С. Зильбернштейна «Генерал М.И. Драгомиров в изображении Репина 1889-1898», особенно то место, где генерал Драгомиров просил Репина обратить внимание на ученика Киевской рисовальной школы Дмитрия Ильченко.

«А не наш ли это учитель рисования Дмитрий Ильич Ильченко?» - подумал я и вскоре отправился к нему на Лапинку, где он жил, занимая небольшую времянку.

Все жилище его было заставлено ящиками, коробками, снопиками разных трав, узелками, подрамниками, картинами... На стенах висели этюды Днепровских порогов, зарисовки, портреты. На столе лежал альбом с рисунками, много книг. А на мольберте незаконченный портрет недавно умершей жены...

Когда я прочитал рекомендательное письмо генерала Драгомирова к Репину, Дмитрий Ильич заплакал...

Известно, что генерал М.И. Драгомиров был прообразом кошевого атамана Ивана Сирко на картине «Запорожцы», хотя, кроме Драгомирова, прототипом атамана Сирко послужили казак Василь Олешко, портрет которого был сделан Репиным в 1888 г., как и глаза писателя Д.Н. Мамина-Сибиряка, портрет В.В. Тарновского.

Михаил Иванович Драгомиров (1830-1905) родился в небольшой усадьбе родителей под Конотопом. Начальное образование получил в Конотопском уездном училище. Служил в армии, окончил Петербургскую Академию генерального штаба с золотой медалью. Во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. командовал дивизией, которая первой с боем форсировала Дунай возле Свиштова, за что его избрали почетным гражданином этого   города. Был тяжело ранен на Шипке.

В І889 г. М.И. Драгомиров был назначен командующим Киевским военным округом, а в 1898 еще и Киевским, Подольским и Волынским генералом-губернатором.

Драгомиров принадлежал к числу тех, кто достигнув высокого положения в царской России, не порывал связей с украинским народом, придерживался его обычаев, дорожил его культурой. Он любил песни и ввел пение украинских песен в войсках Киевского военного округа, содействовал печатанию книг на украинском языке, хорошо знал русскую и западно-европейскую литературу, философию, интересовался развитием украинского искусства, помогал художникам. Ему очень нравились работы Н.Е. Пимоненко. По просьбе Драгомирова Пимоненко нарисовал картину «В   поход» (1902 г.).

Драгомиров поддержал обращение композитора Н.В. Лысенко к министру внутренних дел о разрешении открыть в Киеве музыкальную школу, он был почетным членом Московского и Киевского университетов, почетным вице-президентом академии генерального штаба, почетным членом шведско-норвежской военной   академии   в   Стокгольме.

М.И. Драгомиров выступал против косности царской армии, отстаивал лучшие традиции русского военного искусства. Он в свое время  против ошибочных военных идей Л.Н. Толстого и романе «Война и мир».

Весной 1889 г. Репин познакомился с Драгомировым, нарисовал маслом его портрет и подарил Драгомирову, а также сделал прекрасный портрет его дочери Софьи Михайловны в украинском народном костюме («Украинка», «Малороссиянка»), когда в 1890 г. совершал путешествие по Волге и Черному морю.

Из Киева Репин на несколько дней ездил к Драгомирову в его поместье возле Конотопа. В 1899 г. Репин написал чудесный акварельный портрет генерала Драгомирова, который тоже подарил ему. Через Репина Драгомиров обычно ходатайствовал о молодых украинских художниках, приезжавших в Петербург учиться. Таким примером есть его рекомендательное письмо к Репину от 30 сентября 1905 г. об ученике Киевского художественного училища Дмитрии Ильченко.

В 1903 г. генерал Драгомиров подал в отставку и уехал в Конотоп, где и жил до кончины в своем родовом поместье.

Известный советский ученый академик Д.И. Багалей писал Репину о Драгомирове: «Михаил Иванович, безусловно, есть один из наиболее выдающихся и достойных представителей малороссийского народа...». Сам Репин называл Драгомирова «генералом философии» и восхищался его «философскими взглядами на жизнь, глубоким умом».

Земляк генерала Драгомирова восьмидесятилетний Дмитрий Ильич Ильченко оказался интересным собеседником, прекрасно знавшим искусство, литературу, историю. У него была хорошая память. Он рассказывал, а я кое-что записывал (был молод и кое-что не понимал).

Дмитрий Ильич Ильченко родился в 1878 г. в селе Сосновке возле Конотопа и, следовательно, был земляком генерала Драгомирова. Восьми лет Митя остался круглым сиротой. Началась трудная жизнь. Родственники отвезли мальчика, у которого был «дар божий» к рисованию, в ученики в иконописную мастерскую при Киево-Печерской Лавре, где он получил мизерное пропитание и угол для жилья. Познавая грамоту и азы иконописи, был мальчиком «куда пошлют». Таких будущих «богомазов» было много.

У Дмитрия Ильченко был красивый голос, и он стал петь в церковном хоре, где его заметили. Очень хорошо исполнял он церковные песни, созданные композитором П.И. Чайковским.

Дмитрий Ильич при мне своим старческим голосом пропел несколько церковных песен о херувиме. Я очень жалею теперь, что не записал их.

Кто-то из родственников П.И. Чайковского тоже был в хоре и во время приезда композитора в Киев, видимо, для постановки своих опер, рассказал, что у них в хоре есть мальчик, который хорошо поет его произведения. Петр Ильич попросил привести его. Встреча состоялась. Чайковский играл на рояле, Митя Ильченко пел.

Друзья помогли Д.И. Ильченко устроиться в Киевскую рисовальную школу, основанную украинским художником, критиком, педагогом и общественным деятелем, другом Репина Николаем Ивановичем Мурашко.

После 25-летней деятельности, в 1901 г. прекратила существование Киевская рисовальная школа. Благодаря настойчивым заботам украинских художников Мурашко, Платонова, Селезнева в Киеве открылось Киевское художественное училище. Вместо частного заведения Киевской рисовальной школы Н.И. Мурашко, Киевское художественное училище стало государственным.

Дмитрий Ильченко становится учеником Киевского художественного училища. Много работает над своим самообразованием. Знакомится со многими художниками и музыкантами Киева. Принимает участие в хоровой капелле, близок с социально демократическим кружком. Когда в России началась первая русская революция 1905-1907 гг., Д.И. Ильченко ведет революционную пропаганду среди киевских железнодорожников, присутствует на митингах.

Осенью 1905 г. Ильченко решил поступить в Академию художеств. Он много рисует. Но для поездки в Петербург и первых дней проживания в столице нужны были деньги. Поэтому друзья посоветовали ему съездить в Конотоп на родину Ильченко и по возможности выхлопотать крестьянскую стипендию или какую-либо помощь от земства и также обратиться лично к генералу Драгомирову, который всегда оказывал помощь украинским художникам, которые ехали в Петербург для обучения.

Уже больной Драгомиров принял Дмитрия Ильченко и сказал ему: «Земство вам не поможет. Денег у него нет. Все деньги ушли на войну с японцами. Но вы не теряйте надежды. Я лично побеспокоюсь о вас, напишу письмо к моему другу Репину. Вы можете спокойно готовиться ко вступлению в Академию художеств. Вот вам 50 рублей на дорогу».

Сел за стол и написал своим красивым мелким почерком «Конотоп. Сентябрь 30 дня 1905 г. Глубокоуважаемый Илья Ефимович. Предъявитель сего, ученик Киевского художественною училища Дмитрий Ильченко отправляется в Петербург для довершения своего художественного образования. Работ его я не видел, но по отзыву компетентных лиц он даровит и делу предан. Позвольте рекомендовать его Вашему благосклонному вниманию. Будьте здоровы. Искренне преданный и любящий М. Драгомиров».

Вот от этих слов и плакал через много лет рекомендуемый... Но осенью 1905 г. Дмитрий Ильченко не попал в Петербург. За участие в революционной работе среди киевских железнодорожников ему угрожал арест, и он вынужден был выехать на Урал. И только в 1906 г. Ильченко приехал в Петербург к историку искусства и археологии Андриану Викторовичу Прахову, с которым он был знаком еще по Киеву.

В это время А.В. Прахов читал лекции об искусстве в Петербургском университете и в Академии художеств.

Вскоре состоялась встреча Д.И. Ильченко с Репиным на квартире художника на втором этаже Академии художеств. К Репину Ильченко принес много рисунков и этюдов. Илья Ефимович, увидев Дмитрия Ильченко, сказал:
- Извините сударь, я вас не знаю!

Но когда Дмитрий подал Репину рекомендательное письмо генерала Драгомирова, Илья Ефимович обрадовался и пригласил «молодого человека», в гостиную.

- Ну, показывайте свои работы, - благожелательно протянув руку, сказал Репин.

Ильченко разложил свои этюды на диване, возле стенки и на полу. Репин долго рассматривал этюд, где Ильченко очень удачно передал движение молодой женщины в длинном платье и белой шляпе спиной к зрителям (этот этюд Ильченко любил показывать потом всем, кто его посещал). Действительно, этюд был написан превосходно и был близок к репинским этюдам.

Потом Репин спросил:

- Но что вы хотите от нас?

- Хочу поступить в Академию художеств и работать в вашей мастерской, - ответил Ильченко.

Репин положительно отозвался о работах Ильченко. Советовал больше работать и разрешил посещать свою мастерскую.
 
1906-1907 гг. Ильченко прожил в Петербурге, Посещая, как вольнослушатель, Академии художеств и мастерскую Репина. Но в 1907 г. у Д.И. Ильченко серьезно заболел правый глаз, и он был вынужден оставить Петербург. Так на всю жизнь он и остался с правым больным глазом. Репин и Беклемищев посоветовали Ильченко хорошо отдохнуть и принять участие в конкурсах Академии художеств, что давало определенное право на вакансию преподавателя рисования.

Ильченко приезжает в Киев, где в 1909 г. началась его педагогическая деятельность. Он преподает рисование в женской гимназии, потом в учительской семинарии, в женском педагогическом институте при Киевском Фребелевском обществе содействия делу воспитания.

В Киеве Д.И. Ильченко приобщается к культурной жизни, поет в капелле, много рисует, принимает участие в художественных выставках и посылает свои конкурсные работы в Академию художеств.

В 1911 г. Академия художеств выдала ему диплом III степени за картину «Бандурист». Участие в конкурсах ее давало ему право преподавать рисование, чистописание и черчение в учебных заведениях, и звание, «неклассного художника». В Киеве он дружит с украинским композитором Кириллом Григорьевичем Стеценко, а их знакомство, видимо, началось еще с учебы обоих в Киевской рисовальной школе И. Мурашко. Позже, как пишет Д.И. Ильченко в своих воспоминаниях, помещенных в журнале «Музыка», 1925 г. №№ 11-12, К.Г. Стеценко летом 1918 г. познакомил Ильченко с другим известным украинским композитором Николаем Дмитриевичем Леонтовичем, с которым они обсуждали связь между звуками и красками, о цветозвуковом сочетании.

Безусловно, что годы столыпинского периода, влияние декадентства отразились и на творчестве Д.И. Ильченко. Картины его того времени по своему идейному направлению слабы, хотя выполнены грамотно и колоритно. К ним относятся «Последний аккорд», «Бандурист», «Князь Святослав возле порогов», «Обнаженная». В это время написаны 13 этюдов Днепровских порогов, «Митинг возле Киевского университета в 1905 г.».

Журналы «Искусство и печатное дело», «Мир искусств» дают ряд рецензий на портреты и картины Д.И. Ильченко.
 
Когда в 1913 г. в Киеве проходила Всероссийская выставка 1913, Дмитрий Ильич Ильченко принимал активное участие в ее организации и оформлении. Ему был выдан служебный билет № 1 847 с фотографией владельца, заверенный печатью и подписью управляющего конторой Комитета.

В 1917 г. Д.И. Ильченко активно участвует в общественной жизни Киева, в организации Академии художеств в Киеве. Об этом свидетельствует выданный ему пригласительный билет.

После гражданской войны Ильченко работает на Подолье в Ржищевском педтехникуме, а в 1937 г. переезжает в Никополь, где продолжает работать учителем рисования. В одной из первых школ (СШ № 10) в новом соцгороде Никополя вместе с учениками он расписывает большое панно «Советские ученики», где большое внимание уделяет психологии каждого ученика. Оформляет вечера, посвященные М. Коцюбинскому, В. Сосюре, ведет рисовальную студию для учащихся и рабочих. Он также работает в школе рабочей молодежи, где знакомит учеников с предметом рисования. Дмитрий Ильич был страстный книголюб. Имел большую библиотеку по искусству, истории, литературе, был пропагандистом искусства, часто выступал с лекциями о жизни и творчестве того или иного художника. Его можно было услышать в школах Никополя, на детских площадках, в клубах и университете культуры.

В августе 1962 г. Дмитрий Ильич тяжело заболел и вскоре умер. Его корыстные соседи растащили ценные книги, а архив за ненадобностью сожгли. Лишь небольшая часть попала в краеведческий музей через нотариальную контору.

В конце 1958 г. автор этих строк посетил Д.И. Ильченко, видел все его рисунки, этюды, но ему так и не удалось посмотреть большую картину без подрамника, свернутую в рулон, которую сам художник не разворачивал десятки лет. По его рассказам там была картина «Музыкальный вечер». Видимо, она была написана под влиянием дружбы с композиторами Кириллом Стеценко и Николаем Леонтовичем.

Д.И. Ильченко остался в памяти его коллег и учеников как прекрасный человек и художник, ученик Репина.

 .


 .
 Автопортрет. И.Е. Репин. 1887 г.
. 

. 
И.Е. Репин с детьми. 1880–е годы
 .
 

 .
 Автопортрет. В.А. Серов. 1880-е годы
. 
 

 .
Главная улица Никополя - Екатеринославская -
такой увидели ее летом 1880 г. И. Репин и В. Серов
 
. 

 .
Запорожец. И.Е. Репин, гравюра В. Матэ.
Запорожская одежда на натурщике  найдена академиком Д.И. Яворницким
у жителя Лапинки (Никополь) Мокея Лося, который свято берег эти реликвии
 
 .

. 
 Места посещения Репиным и Серовым
 
 .

. 
Потомок запорожских казаков В.М. Олешко. И.Е. Репин
 .
 .
 .
 .
Взято: Богуш П.М. Илья Репин на Никопольщине. - Днепропетровск : Пороги», 1993. - 40 с.
 
Переведення в електронний вигляд: Волкова К.Ф., Стрілецька М.В.

На нашому сайті Ви можете дізнатися більше про козацтво:
На нашому сайті Ви можете дізнатися більше про історію Нікопольщини:
 
 
Обновлено 27.02.2018 17:25
 
Нікополь Nikopol, Powered by Joomla! and designed by SiteGround web hosting