Во саду ли, в огороде...

Сейчас на сайте

На даний момент 111 гостей на сайті
Besucherzahler singles
счетчик посещений


Designed by:
SiteGround web hosting Joomla Templates
PDF Друк e-mail
Понеділок, 27 жовтня 2008, 08:22
Перевод с украинского: Стрелецкая М.В.
 
 
 
О системе физического совершенствования запорожских казаков
 

Одной из самых ярких страниц летописи борьбы украинского народа за свою независимость было казацкое движение. Казаки стали той силой, которая на протяжении веков зорко стояла на страже свободы и достоинства Украины как независимого, суверенного государства. М. Грушевский справедливо замечает, что период существования Запорожской Сечи - наиболее яркий и интересный период украинской жизни. Запорожская Сечь почти непрерывно вела тяжелую вооруженную борьбу за веру и независимость своего народа. Очевидец того славного периода украинской истории Г. де Боплан писал, что, отстаивая политическую свободу, православную веру, славные украинские казаки каждую пядь своей земли поливали кровью и щедро засевали своими костями, одновременно взращивая таких богатырей-героев, которые вызывали у современников незаурядное удивление. Восстание под руководством Богдана Хмельницкого еще более прославило запорожских казаков. Они освоили все Приднепровье, установили здесь свой социальный и военный лад - стали творцами нового украинского государства. Каждый считал за честь принадлежать к «казацкой нации». Запорожское казачество - гордость украинской нации, высший взлет в ее вековое развитие.

 
 
Фото: www.hopakchicago.com
 
Запорожский казак и воин, запорожский казак и рыцарь - это такие понятия, которые никогда не отделялись друг от друга. Если говорили о казаке, то понимали, что он бесспорно воин, если имели в виду сечевика, то понимали, что он бесспорно «рыцарь». "У нас превыше всего честь и слава, военное дело, чтобы и себя на смех не отдать, и врагов под ноги топтать», - говорили казаки.

Казаки были среднего роста, плечистые, крепкие и сильные. По словам Г. де Боплана, «Запорожцы в своем большинстве были крепкого телосложения, легко переносили голод, холод, жажду и жару; в войне неутомимы, отважные, сильные, или, точнее, дерзновенные и мало дорожат своей жизнью». Французский посол в Константинополе барон де Сези с восхищением писал: «Эти люди уверенно чувствуют себя на суше, в воде и в воздухе, везде умеют справиться и взять верх во всех стихиях».

 
 
Фото: www.hopakchicago.com
 
Запорожцы настолько прославились своим мужеством и мастерством, что даже высшие российские офицеры и сановники считали за честь записаться в их курени, стать их почетными членами и получить аттестат на звание «куренного товарища». В архиве, в частности, выявлен аттестат, выданный Михаилу Илларионовичу Кутузову (тогда еще подполковнику), о включении его в реестр запорожского войска. М. И. Кутузов был вписан как «знатный товарищ Ирклеевского куреня. Григорий Потемкин также был вписан в казацкие куренные списки под прозвищем Грицька Нечоса, поскольку он носил большой парик. Аттестаты других куреней были выданы командующему российскими войсками П. Панину, А. Прозоровскому. 4 августа 1770 года, почетного звания запорожца был удостоен всемирно известный астроном - тогда «астрономической энциклопедии главный предводитель артиллерии бомбардирского полка господин поручик Христофор Леонтиев Зйлер».

Слава запорожского войска была так велика, что многие историки сравнивали казаков с самыми сильными и самыми мужественными народами мира. Бернар Коннф в своей «Истории Польши в личных письмах к знатным особам» подчеркивает выносливость, храбрость и военную изобретательность казаков, сравнивая их с испанскими магилетами или же с шотландскими горцами.
 
 
Фото: www.hopakchicago.com
 
Английский исследователь Симур в книге «Россия на Черном и Азовском морях» (1885г.), характеризуя запорожских казаков, замечает: "Собственно говоря, это были пираты, владели искусством боя в такой же мере, что и наши давние предки англы, саксы, юты и даны".

Спустя восемьдесят с лишним лет была опубликована еще одна монография Вауелза и Меха на казацкую тематику. В целом, британские историки, очень высоко ценили военную доблесть и моральные ценности казаков: «Издавна они прославились как отличные кавалеристы и ловкие разведчики. Каждый казак, благодаря участию в бесконечных военных походах и упражнениях, отличался такими прекрасными качествами, как личное мужество и доблесть. Казаки были бесстрашными флибустьерами, но, что особенно привлекает, так это их боевое товарищество и верность. Это сближает казаков с викингами или тевтонскими рыцарями, братьями Ливонского ордена меченосцев. Казаки проявляли больше благородных черт, чем польские, российские или украинские дворяне и вельможи, которые могли использовать казаков для собственных потребностей, чтобы потом их вероломно предать».
 
 
Фото: www.hopakchicago.com
 
Француз Н. де Бартеон дает такую характеристику запорожским казакам: «Эти люди выросли в труде, как скифы, закаленные всевозможными бедствиями, как гунны, способные к войне, как готы, загоревшие на солнце, как индейцы, и жестокие, как сарматы. Львы в преследовании врага, похожие на турок в коварстве, подобные скифам в ярости, по своей вере – христиане».

По всему этому набору сравнений и эпитетов у Бартеона виден эмоциональный восторг казаками, которых он щедро наделяет высоким и самым грозным военными качествами, присущими разным народам.

Западные авторы XVII и особенно XVIII вв. любили сравнивать Запорожскую Сечь с прославленными городами-государствами античности и рыцарскими орденами средневековья. В 1790 оду И.X. Энгель опубликовал латиноязычную магистерскую диссертацию на весьма оригинальную тему: «Сравнение «военных республик» древних спартанцев, критян и украинских казаков». П. Мериме и Ш. Лезюр сравнивают запорожцев с римлянами. Посол Венецианской республики Альберт Вимини, что был в Украине 1650 г., сравнивает казаков со спартанцами.
 
 
Фото: www.hopakchicago.com
 
Шерер в книге «Анналы Малороссии», вышедшей в 1788 г., сравнивает казацкую республику с республиками Спарты и Рима. Но одновременно Шерер находит и историческое различие между казацкой республикой и республиками античности: «воспитанные, как спартанцы, и привычные к войне, как римляне, граждане казацкой республики, однако, никогда не стремились к завоеванию чужих земель, а лишь к защите своих алтарей и домашних очагов. С чем они никогда не могли примириться, так это с несвободой». Как отмечает Старовольский: «Все они, собранные из наших деревень и городков, не имеют образования, но несмотря на это, имеют в своих лагерях дисциплину древних римлян, а военным мужеством и опытом не уступят ни одной нации в мире».

Американский историк Джордж Вернадский в книге "Богдан - гетман Украины" сравнивает политику украинского гетмана с действиями Александра Македонского, а казацких войнов - с войнами античных времен. Например, осаду Збаража - с осадой Трои, битву под Пилявцами - с битвой при Каннах. Исследователь называет Запорожье "Новым Светом" Восточной Европы, а дух, царивший в казацкой среде – «духом пионеров-первопроходцев Северной Америки». Сечевиков он сравнивал с минитменами - американскими колонистами, добровольными воинами народной милиции, которые всегда были готовы с оружием в руках дать отпор британским колониальным войскам. Американский историк заключает: «Запорожцы вполне справедливо называли себя «рыцарями».

Исходя из этого, можно сделать вывод, что запорожцы создали достаточно эффективные специальные физические и психофизические упражнения, направленные на самопознание, саморазвитие, телесное, психофизическое и нравственное совершенствование воина. Эта система, по утверждению современников, была одной из лучших в мире. Выше цитируемый С. Старовольский замечает, что если бы в эту систему привлечь лучшую молодежь со всего королевства и дать им военную науку, под руководством комендантов и шляхетских тысячников, то ни один христианский монарх во всем мире не имел бы в своем королевстве силы, равной польскому королю.

О том, что Сеч была своеобразной школой рыцарства и мужества, которую проходило много украинцев, пишет Проспер Мериме: «Сюда приходили учиться военному ремеслу, упражнялись в морских походах, пробовали свои способности в отважных вылазках». И далее: «...Большинство украинцев, в молодости, воевали в рядах запорожского войска».

На большую популярность казацкой науки указывает и такой факт - будущий казак должен был проплыть определенное расстояние против течения по Днепровским порогам.
 
 
Фото: www.hopakchicago.com
 
Но и то не все. Запорожцы принимали в Сеч, как уверяет А. Сокур, только того, кто, оседлав дикого жеребца – лицом к хвосту - без седла и уздечки, мог проскакать полем и вернуться невредимым.

По словам И. Мюллера, казаки отбирали из сельской молодежи «самых храбрых, которые не чураются оружия». О том, что не все беженцы, которые прибывали на Сеч, становились казаками, пишет и О. Апанович: «Среди населения Запорожской Сечи почти половину составляли крестьяне, занимавшиеся земледелием и огородничеством, частично скотоводством. Если новенький и вступал в Сеч, то становился настоящим казаком лишь тогда, когда изучил казацкие правила и военную науку».

Клавдий Роно, английский резидент в Петербурге, писал (1736г.): «Запорожцы принимают в свое братство в целом все, без различия национальности, если примут православную веру и согласятся перейти семилетнюю подготовку перед присвоением звания «рыцаря». «Звание «рыцаря» могут получить в их обществе только очень сильные люди и хорошо сложенные (телом), но каждый может быть принят как холоп или помощник...».

В работах других исследователей указывается на меньшую длительность срока пребывания на начальных стадиях казацкой школы. Кто хотел стать казаком, приходилось заранее служить три года у старого казака как чура. Чура (слуга) делал всякую работу, а потом, когда выучивался от того казака орудовать оружием и набирал исправности в битвах, становился истинным казаком и получал оружие: ружье, саблю, копье, лук и стрелы.

Исходя из приведенных исторических сведений, можно сделать вывод о том, что единых критериев отбора молодых казаков не существовало. Настоящим казаком становился только тот, кто проявил себя в военном походе, доказал свою военную зрелость и способность переносить все невзгоды военной жизни.

У каждого степенного запорожца был джура. Судя по этимологическому значению, слово «джура» или «чура» означает пленник. Именно в таком значении оно употреблялось у арабов. У среднеазиатских сарматов «джура» означает невольник, раб. Но это были не просто слуги при кошевом или других старшинах. Они были и помощниками в походах, и учениками, и оруженосцами - чистили старшине оружие, ездили с ними в походы, учились у них военному мастерству. Кто к военному делу не подходил, того отсылали из Сечи. Арабский путешественник Павел Халебский, побывавший на Украине в 1654 г., писал: «Эти юноши с детства учатся верховой езде, стрельбе из ружей и луков. Выучившись у опытных воинов военному делу, джуры, дождавшись юношеских лет, становились самым ярыми запорожскими казаками.

Джуры, наряду с другими, обязательно учились в сечевых школах. В школе, существовавшей при церкви Святого Покрова, обучались мальчики. Здесь было два отдела: в одном учили тех отроков, которые готовились на пономарей и диаконов, их было всегда 30. В другом отделе учились сироты, крестники казацкого старшины и другие дети. В школе, воспитанники овладевали чтением, письмом, хоровым пением и музыкой, их приучали к национальному образу жизни и поведению, оборонно-военному делу.

В школах соблюдался строгий курс физического и военного воспитания. С. Сирополко, который исследовал систему воспитания в сечевых школах, писал: «... молодого человека в школе и вне школы учили Богу хорошо молиться, на коне ладно сидеть, саблей рубить и отбиваться, из ружья зорко стрелять и копьем колоть». Важное место отводилось также формированию у учащихся умению плавать, грести, управлять лодкой. Воспитанников учили хорошо маскироваться в разных условиях, от чего часто зависели их жизни. Сюда входило обучение пребывания под водой с помощью трости: «... вырежьте себе трость, проткните в коленке ее дырочку и, взяв в рот, ныряйте в воду с головой». Краешек трости, выставленный из воды, между камышом и осокой вовсе был незаметен, однако казак через него дышал и мог довольно долго сидеть под водой, пока татары отходили дальше.

Все это физически развивало учеников, поднимало их дух, вселяло оптимизм, веру в свои силы и возможности.

Как и бывалое казачество, молодежь на празднества народного календаря, во время народных игр соревновалась на ловкость, силу, находчивость, точность. Традиционными были соревнования на лошадях - скачки, гонки и др.

Казацкая молодежь постоянно развивала свои природные задатки, совершенствовала тело и душу в играх, танцах, хороводах, разных видах состязаний и борьбы. 
 
 
Фото: www.hopakchicago.com
 
Каждую весну выше Днепровских порогов, поперек бурной реки, казаки устраивали соревнования по гребле. Побеждал тот, чья лодка финишировала на противоположном берегу точно напротив места старта.

Часто проводились соревнования по нырянию в воду. Для этого старшина упускал прокуренную трубку в реку, и молодые казаки наперегонки ныряли, чтобы достать ее со дна. Особенно почетным считалось взять трубку из речного песка без помощи рук - одними зубами - и так вынести ее на поверхность.

А в непроходимых днепровских плавнях казацкая молодежь под присмотром опытных запорожцев в постоянной работе закаляла свое здоровье, силу и ловкость. Этому способствовало охота, плавание, рыболовство, постоянные соревнования по гребле.

Самым ответственным испытанием для молодежи было преодоление Днепровских порогов, и только тогда, как уже отмечалось, они получали звание «истинного» запорожского казака.

Преодолеть пороги было делом весьма тяжелым и опасным. Вот как описывает переход через пороги Е. Лясота: «Пороги - это подводные камни или каменистые места где Днепр течет через сплошные каменные скалы, часть из которых под водой, часть на уровне с ней, а некоторые выступают высоко на водой, поэтому плыть очень опасно, особенно когда вода низкая. В опасных местах люди выходят, и часть их придерживает лодки на длинных веревках или канатах, а чаще заходят в воду, поднимают лодки над острыми камнями и переносят. При этом те, кто придерживает лодки канатами, должны внимательно следить за теми, кто в воде, и натягивать или отпускать канаты по их команде, чтобы лодка не ударилась, потому что ее легко повредить».

Во время запорожских состязаний джуры тоже выбегали за сечевые окопы и, глядя на казаков, начинали тоже бороться и шалить, приобретая умение и упорство.
 
 
Фото: www.hors.org.ua
 
Опытные казаки, казацкие старшины внимательно и тщательно, с ответственностью проверяли закалку и выносливость новобранцев в жару и холод, дождь и снег, в отсутствии одежды и еды.

Попутно заметим, что даже тогда, когда молодого человека принимали в «истинное казачество», он не оставлял занятия физическими упражнениями. По нашему мнению, в Запорожской Сечи, как и в древней Греции, существовал культ физического совершенства. Человек, который был физически несовершенен, чувствовал свое неравенство и поэтому искренне стремился повысить свою физическую выучку. Как свидетельствуют летописи, слабого человека сечевое общество никогда не выбирало в старшины. По этому поводу, современник казаков, немецкий исследователь Мюллер писал: «Войско без вождя - тело без души, а у крепкого вождя - крепкое тело. Исходя из военной необходимости, они выбирают вождя среди сильных людей, таким могущественным вождем был Иван Подкова, гетман низовых казаков, который был такой прочной породы, что гнул подковы. Вот почему за ним и повелось прозвище Подкова».

Хорошее физическое развитие имели Б. Хмельницкий, П. Сагайдачный, Г. Богун, И. Свирчевский и др. А о гетмане Мазепе французский дипломат Жан Балюз писал: «... тело его крепче, чем тело немецкого рейтара, и ездок из него знаменитый».

Поэтому большинство запорожцев свое свободное время использовали для физической подготовки, в частности объезжали лошадей, упражнялись в стрельбе, фехтовании на саблях. Аналогичные свидетельства приводит и Д. И. Яворницкий: «Кто объезжал коня, кто рассматривал оружие, кто упражнялся в стрельбе, а кто просто лежал на боку, рассказывая, о собственных подвигах на войне...».

В то время немалой популярностью пользовались различные соревнования на силу, ловкость, выносливость. Как утверждает А. Ф. Кащенко: «…казаки, взяв из военного косяка своих лошадей, часто выезжали за сечевые окопы на поединок. Наиболее охочей ко всякого рода соревнованиям была сечевая молодежь. Молодые казаки вытворяли на лошадях всевозможные трюки: разогнав коня, становились ногами на седло, подбрасывали вверх шапку и попадали в нее пулей из винтовки, перепрыгивали лошадьми рвы и заборы, выбегали лошадьми на крутые могилы и т.д., а дальше сводились друг с другом рубиться саблями «до первой крови».

Смотреть на поединки выходили из Сечи почти все вольные казаки, и как только увидят у одного из дерущихся на поединке, кровь, то сейчас же разводили тех бойцов - как бы в пылу они друг друга не убили.

Также, по сечевым окопами, часто шла борьба между запорожцами, а порой и кулачки - курень на курень.
 
 
Фото: www.hors.org.ua
 
Большой популярностью у казаков пользовались танцы. Особенно любили танцевать запорожцы под звуки кобзы. «А танцуют бывало так, что против них не устоит никто в мире: целый день будет музыка играть, весь день и будут танцевать, да еще и приговаривают: -«Играй-играй! Вот закину сейчас ноги аж за спину, чтобы мир удивился, какой казак, удался...».

«Если музыка перестанет играть, то они возьмут в руки лавки, с одного конца возьмется один, а с другой - второй, станут друг против друга и танцуют», - свидетельствует столетний казак Николай Корж.

Среди запорожских казаков значительно распространены различные виды единоборств. Самая известная легла в основу казацкого танца гопак. В зажигательном и страстном, неудержимом и отчаянном, со сложными физическими, даже головокружительными приемами в гопаке и сегодня заметна его первооснова - боевитость духа, вера в собственные силы, порыв к жизни, напряжение своих духовных и физических сил, наступательный и оборонительный характер действий, торжество победы. Психофизический и историко-этнографический «разрез гопака убеждает в том, что все сохранившиеся на сегодня элементы - сложные акробатические упражнения, много ударов ногами и руками - были составными самозащиты наших предков в борьбе с врагами».

По мнению В.А. Артикула, боевой гопак представляет собой прыжковую систему дальнего боя, не уступающую мировым стилям восточной борьбы.

Этот вывод подтверждает Лебедев, который, рассмотрев структуру движений украинского танца, отыскал в нем элементы поединка, которые по своей сложности превышают арсенал восточных систем совершенствования человека.

По мнению Е.Н. Приступы и В.С. Пилата, в гопаке выделяются два основных компонента: основы физической и психической подготовки казаков для личной защиты и поражения противника. На практике они реализовались в гармоничном сочетании с моральным, военным и патриотическим воспитанием, существенно дополняя друг друга. Прикладной характер гопака заключается в овладении средствами и методами ведения поединка. Арсенал техники этого искусства включал следующие подразделы: стойки, передвижения, приземление, способы поражения противника, приемы защиты и т.д.
 
 
Фото: www.arthopak.com.ua
 
Стойки в борьбе гопак делились на две группы. К первым принадлежали стойки, которые выполнялись казаками перед началом поединка - это было приветствие партнера. К этой группе принадлежало положение – «трезубец». Оно принималось во время различных ритуальных обрядов, в частности во время молитвы или во время медитации. Во вторую группу входили боевые стойки. Здесь много выразительных поз, которые отличаются в основном положением рук и ног. Например, при стойке «свечка» ступни ног расположены вместе, руки опущены вниз, плечи выпрямлены, а при стойке «шеренга» носки ног расставлены в стороны. Эти стойки использовались преимущественно перед началом выполнения упражнений или перед поединком. В наступательных боевых стойках руки борцов подняты до уровня подбородка, а проекция центра тяжести несимметричная. Центр тяжести значительно смещен и в зависимости от того, на какую ногу смещен вес тела вперед или назад, они делятся на наступательные: «вой», «щит» и защитные: «стена», «башня». К ним же принадлежит симметричная стойка «всадник», с опорой на одной ноге – «журавль» и стойка «медведь» с поднятыми вверх руками и согнутыми в коленях ногами. Как видим, подавляющее их большинство в той или иной степени моделировали особенности движения и позы птиц и зверей, отдельных видов деятельности людей. Это является характерным признаком того, что борьба гопак совершенствовалась на протяжении многих веков на основе наблюдений за живой природой. Подтверждением этого были разнообразные специфические позиции, в которые становился казак после удара противника, и выполнение собственных движений. В частности, это «паук», «лягушка», «собачка», которые являются удобными для наступательных ударов ногами.

Главными средствами передвижения во время поединка в гопаке были боевые действия, бег, прыжки, переползания.

Среди шагов выделялись: основной шаг, «тропотянка», мягкий шаг, галоп, скользящий шаг, шаг аркана, задний шаг, шаг «прибой», перекрестный шаг, шаг «чесанка», шаг "дубоны" и др. Анализ названий подчеркивает их тактически-боевую направленность. Так, шаг «чесанка» отвлекал внимание противника специфическими движениями ног. Шаг «дубоны» (от глагола «дубонеть» - поднимать шум притопыванием ног) отвлекал внимание противника от основных намерений. Из боевого бега выделялись: «дорожка», «выгибанка», «дрибушка», бег с подпрыгиванием, галоп. В подавляющем большинстве бег играл такую же тактически-боевую роль, как и шаги.

Важным разделом техники боевого гопака были способы поражения противника. Они делились на удары частями тела (руками, туловищем, головой, ногой) и предметами (палкой, бунчуком, копьем, саблей).

 
Фото: www.arthopak.com.ua
 
В свою очередь, удары одной или двумя руками, исходя из направления действий, делились на удары ладонью, предплечьем, локтем, плечом, которые выполнялись прямо, сбоку, снизу и сверху. Они направлялись в голову, туловище и ноги противника. Богатый технический арсенал имели способы поражения противника частями ладони. В частности, это «селезень», «пощечина», «злыч», «секач», «чикольник», «гупан», «тумак», «запястье», «дрель», «штрык» и т.п. Эти и другие способы позволяли максимально использовать длину рук, ударные плоскости ладони и не подпускать к себе противника слишком близко.

Самой богатой частью боевого гопака были попытки поражения ногами. Составляя основы этого боевого искусства, эти способы дифференцировались в зависимости от части ноги, которой казак наносил удар. В этом плане удары осуществлялись ступней, голенью, коленом, бедром одной или двумя ногами. Эти приемы осуществлялись с места или в прыжке в воздухе. Сюда относились «ползуны» - способы ведения борьбы ногами против нижней части тела, «пинками» и «тычки» - способы поражения средней и верхней частей тела ударами ног в прыжке в воздухе. Сюда же входят «разножка» - удар в прыжке обеими ногами в бока; «щучка» - удар в прыжке двумя ногами вперед, «пистолет» - удар одной ногой в прыжке в сторону, «черт» - удар в прыжке с поворотом тела на 360 градусов, «коза»- удар в прыжке в обороте и др.

Составной частью техники боевого гопака были способы защиты от ударов противника. У запорожских казаков обучения технике боевого искусства было поставлено таким образом, что каждое наступательно-атакующее действие противника имело свою альтернативу, т.е. эффективную защиту. Исходя из этого, при изучении любого атакующего действия одновременно акцентировалось внимание на основах техники защиты от нее. Эта техника включала в себя способы уклонения от ударов, способы защиты и отражения их. Способы уклонения от ударов, в свою очередь, делились на отходы, отскоки, приседания.

Как видим, боевое искусство запорожских казаков в гопаке имело довольно развитую систему действий, основу которых составляла отличная физическая, техническая и психическая подготовка. Важными критериями эффективности этих приемов считались скоростно-силовые характеристики их выполнения и их биомеханическая рациональность. Это в той или иной мере заимствовано из живой природы, жизни и деятельности людей.

На Запорожье существовали и другие виды казацкой борьбы. Среди них – «гойдок», «спас», на ремнях, накрест, на палках и т.д.

Борьба «гойдок» главным образом была предназначена для разведчиков-пластунов. По этой системе боец «приклеивался» к сопернику, повторял все его движения, а в случае ошибки (через растерянность, неосмотрительность, страх, отчаяние) нападал на него, брал в плен или обезвреживал. Арсенал приемов этого вида позволял казаку драться ночью с несколькими своими противниками.

Наименее известная сегодня система казацкой борьбы «спас». Она имела не атакующий, а сугубо оборонительный характер. Для нее характерно многократная, скрупулезная отработка блокировки действий противника. Тренировка казаков для овладения техникой и тактикой этих видов борьбы основывалось на высоконравственных принципах, что обеспечивало всестороннее развитие личности.

Жизнь запорожских казаков отличалось своеобразным аскетизмом, который был обогащен собственным, а не заимствованным опытом. Отдельные казаки, свободные от брачных связей, целью своей жизни считали максимальное физическое и психофизическое развитие. Они настолько развивали свои возможности, что многие современники были убеждены в том, что будто в них вселялись какие-то сверхъестественные силы, как-будто казаки владели чарами. Таких казаков называли характерниками. Борьба характерников с врагами считалась вершиной казацких боевых искусств (она еще известна под названием «хозяин ночи»). В народной памяти этот вид борьбы овеян неувядаемой славой, ореолом легендарности.
 
 
Фото: www.arthopak.com.ua
 
Казаки-характерники владели умением, несколько сходным с тем, которое в наше время демонстрируют экстрасенсы. Они часто влияли на моральную сторону личности противника, пытались напугать его, распространить информацию о своей силе и непобедимости, о том, что их не берет ни огонь, ни вода, ни сабля, ни обычная пуля, кроме серебряной. Враги нередко верили, что казаки могли открывать без ключей замки, брать голыми руками раскаленные ядра, видеть за несколько верст вокруг себя, заговаривать себя от вражеского оружия, руками ловить пули.

Характерники умели «насылать» на врагов «манну», чтобы им казалось совсем не то, что действительно происходило, «очаровывать» их, выведывать у них военные тайны.

Среди запорожцев были и настоящие богатыри. «Они толстые металлические полосы, как снопы в поле, вокруг шеи ляхов скручивали. Очень тугие луки, над которыми в Польше несколько человек напрасно силились, натягивали, играя».

Отдельные казаки специальными упражнениями достигали невероятного эффекта - «тело играет» - в таком случае болевые удары противника не ощущались. Такие казаки мгновенно концентрировали внутреннюю энергию в той части своего тела, куда направлялся удар.
 
Подобные явления присущи и восточным системам борьбы, например искусству тибетских монахов катеда и «Школе железной рубашки» в кунг-фу и каратэ.

Казаки, которые постоянно занимались совершенствованием своего физического и психофизического состояния, овладевали специфическими дыхательными упражнениями - подобно йогам. Д. И. Яворницкий писал: «У них в Сечи, среди других богатырей, жил васюринский казарлюга: это был такой сильный казак, что когда он причащался, то четыре человека поддерживали священника, чтобы он не упал от одного духа богатыря. Потому, что как только он дыхнет, то от того дыхания человек падал с ног. А когда разрушали Сечь, то там был такой силач, который одним дыханием мог убить человека».

Такое явление, как доказывают исследователи, наблюдается у китайских цигунов, японских кико, тайна силы которых - в «работе с внутренней энергии через дыхательные упражнения». Современная наука признает приведенные факты, однако научное их объяснение и обоснование принадлежит будущему.

Понятно, что казаку, как воину, кроме всестороннего физического и психофизического развития, нужно было блестяще владеть в бою всеми видами оружия. Как свидетельствуют иностранцы и отечественные исследователи, запорожцы использовали все типы холодного и огнестрельного оружия, бывшее в употреблении у поляков, турок, татар и др.

Среди огнестрельного оружия широко использовались мушкеты, ружья и пистолеты. Больше всего ценилась ружье. Не случайно современники называли казаков «ружейным войском». В походе у казака часто было по два и более ружей. Судя по летописным и документальным материалам, запорожцы в совершенстве владели огнестрельным оружием. Посол Венецианской республики Альберт Вимини с восхищением говорил о стрелковом искусстве казаков: «Мне случалось видеть, как они пулей гасят свечу, отстреливая нагар так, что можно подумать, будто это сделано с помощью щипцов».

Папский посол Гамберини в 1584 г. писал: «Оружие их - сабли и несколько ружей, из которых они никогда не промахиваются».
 
 
Фото: www.arthopak.com.ua
 
Этот тезис подтверждает и Боплан, говоря об обороне казаков в лагере, где они очень метко стреляют из ружей, которые являются их обычным оружием. Применение ружей сделало ненужным старинный лук. Уже в 1619 году при осмотре войска «почти все были с огнестрельным оружием, мало кто с луком». Вместе с тем на Запорожье лук держался до половины XVIII века, а запорожцы славились как отличные стрелки-лучники. Из оружия в рукопашном бою на первом месте стояли сабли. Сабля считалась крайне необходимой для казака, и в песнях казацких она всегда называлась «саблей – сестрицей», «матушкой родной», «женой-панночкой молодой»:

Ой, панночко наша шаблюко! (Ой, барышня наша сабля!)
З бусурманами зустрічалась, (С басурманами встречалась,)
Не раз, не два цілувалась. (Не раз и не два целовалась.)

Казацкие сабли были тонкие и легкие, не особо кривые и не особенно длинные, средней длины, примерно 1,3 м, с украшенной рукояткой и ножнами. Как истинный рыцарь запорожец предпочитал саблю, называя ее «чудесным оружием».

Довольно распространенным у казаков было копье. В 1628 г. гетман Михаил Дорошенко в бою под Белой Церковью «семерых татар убил копьем, одного так сильно ударил, что не мог копья вытащить». В XVIII в. копьями пользовалась казацкая конница, особенно запорожцы.

Существовала даже поговорка: «Казаку без копья, как девушке без ожерелья». Казацкие копья, сохранившиеся до нашего времени, сделанные из тонкого и легкого дерева, 3,5 м длиной, с железным наконечником на одном конце и с дырами под ременную петлю на второй. Эту петлю накидывали на ногу, чтобы легче было копье держать.

Кроме сабель и копий, из «рукопашного» оружия были известны боевые молотки – чеканы или келепы.

Свое оружие запорожские казаки всегда держали в большой чистоте, от чего и появился термин «ясное оружие». «Оружие у них было одето в золото и серебро; на оружие они все богатство свое тратили: тот не казак, если у него плохое оружие».

Начавшим внедрение специализированной физической и военной подготовки в казачьем войске считается гетман Евстафий Ружинский. В юности Ружинский жил в Германии, Франции, где занимался различными науками, в частности, овладел и военным делом. Именно это, очевидно, и вызвано тем, что в историю казачества он вошел как реформатор воинской организации казаков.

Но наиболее целенаправленной подготовка запорожского войска стала во время гетманства П. Сагайдачного. Гетман Конашевич-Сагайдачный был из небольшого благородного рода в Галиции (из-под Самбора). Учился в славной в то время Острожской академии. Сагайдачный вступил в запорожское войско и прошел военную школу под руководством Самойла Кошки. «С детства приучился натягивать лук, оружия и коня из рук не выпускать, с непогодой бороться не покрывалами, а выносливостью; легко переносить любые трудности, голод, труд; не бояться врага и в опасности проявлять мужество».

По словам Якова Собеского «Это был человек великого духа, искал опасности, легко относился к жизни, в бой шел первым, уходил последним, ловкий, деятельный. В лагере был всегда на стороже, мало спал...».

Заведя строгую дисциплину, П. Сагайдачный начал внедрять элементы постоянной военной подготовки. Ядром его армии стали вышколенные полки - они задавали всему войску тон и удерживали его на высоком уровне организации и боевой способности. Вот описание от 1637 г. казацкого построения перед королевским послом: «Вывели все войско в поле, говорили им презентовать и давать залп за здоровье короля, и выполняли они это так порядочно, что каждый мог убедиться, как хорошо приготовлены они до морского похода».

Таким образом, десятилетнее гетманство Конашевича-Сагайдачного способствовало тому, что среди казачества были введены элементы целенаправленной специальной подготовки, так что оно окончательно стало украинским национальным войском.

В более позднее время также проводились отдельные муштры. В годы Хмельницкого в 1649 г. был осмотр войска под Киевом над рекой Лыбедью. Московский посол в 1658 г. осматривал войско Выговского.

Кстати, отметим, что, несмотря на все старания, систематических военных занятий не проводилось. В этом следует видеть свободолюбивый характер украинских казаков. Вместе с тем среди казачьего войска сохранялась достаточно высокая внутренняя дисциплина, и в публичных выступлениях казацкие полки умели удерживать порядок. Вот как об этом вспоминал Иван Котляревский: «Так просто войско строилось, не зная простого «Стой, не шевелись!». Так славные полки казацкие - лубенский, гадячский, полтавский - в шапках - как мак цветут. Как грянет, сотнями ударять, вперед копья наставлять – то, как метлой все метут!»
С большим уважением в народных песнях упоминается о запорожцах, что на маленьких и легких «Чайках» переплывали бурное и коварное Черное море, доводя скорость плавания почти до мировых рекордов. Французский дипломат и путешественник Пьер Шевалье в 1663 г. в книге «История войны казаков против Польши», рассказывая о нападении казаков на турецкий город, писал: «...Тревога распространяется сразу по всей стране и приходит в Константинополь, откуда рассылаются гонцы повсюду - в Анатолию, Румелию и Болгарию, чтобы каждый был настороже, но скорость казаков так велика, что обычно они перегоняют всех гонцов с сообщением об их прибытии и так умело используют время и время года, что через сорок часов приходят в Анатолию».

По словам В. И. Сергейчука, служба на «Чайке» была тяжелой, ее экипаж работал под солнцем, дождем, под ветром и снегом. Сложные обстоятельства требовали от экипажа большого психического и физического напряжения. В бушующем море лодка утопала и появлялась, и это вызывало у членов команды тошноту, боль и головокружение, ослабление внимания, памяти, сонливость и равнодушие, особенно у тех, кто не греб, а сидел безучастно. Эти тяжелые морские обстоятельства вызывали также вялость, упадок сил и быструю утомляемость, что делало греблю некачественной. Поэтому часто меняли смены гребцов. А вот когда стояла хорошая погода, экипаж «Чайки» подвергался действию утомительной монотонности окружающей среды: морской бесконечности, постоянству одних и тех же лиц, шума воды и ритмичной работы весел. Поэтому перед походом проводили строгий отбор людей: казаков, неспособных выдержать службу на «Чайке», не брали. С целью приучить к трудностям службы в морских походах брали каждый раз определенное количество молодых казаков.

В привыкании к морским походам главную роль играло плаванье по Днепру и его притокам, упражнения на преодоление порогов, благодаря чему казаки были знаменитыми гребцами.

Самым эффективным способом борьбы «Чаек» с турецкими кораблями был абордаж. Группа «Чаек» маневрируя, заставляла атакованный корабль распылять артиллерийский огонь. В минуты, когда пушкари готовили пушки для следующих выстрелов, «Чайки» с молниеносной скоростью подходили к кораблю. Поскольку взрывчатка из пушек, расставленных на палубе высоких галер, летела выше «Чайки», не причиняя ей вреда, казаки сразу забирались на палубу и вступали в бой.

Во время боя казаки вели огонь из ружей и пистолетов, боролись саблями, ножами и даже кулаками. Отличная физическая подготовка служила хорошим подспорьем казакам в борьбе с турецкими галерами. Адмирал Крей подчеркивал, что туркам во время морского боя лишь в редких случаях удавалось захватить казака в плен, да и то лишь в открытом море, а не у берегов, так как казаки были большими мастерами плавать, а на берегу их было трудно догнать.

С каждым годом такие походы становились все более масштабными и грозными, и «теперь казаки стали такими отважными, не только при равных силах, но и с двадцатью «Чайками» не боятся тридцати галер падишаха...».

Сила и значение казацкого флота под руководством П. Сагайдачного настолько возросли, что второе десятилетие XVII века стало периодом, почти безраздельного, господства казаков на Черном море.

В Запорожской Сечи воспитание юношей - будущих воинов - было подчинено физическому развитию. О том, что казаки достаточно эффективно умели использовать оздоровительные силы природы и гигиенические факторы для оздоровления и закалки людей, говорят сообщения о состоянии здоровья учащихся иеромонаха Леонида слободскому врачу: «На присланный запрос объявляю: в прошлом октябре месяце в сечевой школе три человека заболели лихорадками... полихорадило их по 5-7 дней и в разные дни умерли. И далее: «Поскольку в школе не малолюдно и дети собираются из разных мест, в одном дворе и все находятся, начали болеть лихорадками и поносами... По совету господина кошевого, выехал был я со своими школьниками на луга на свежую воду, где находился до ноября. Умерших похоронил с исповедью, а с остальными вернулся. Все здоровы, кроме одного мальчика. Больных больше нет».

На основе детального анализа исторических документов и свидетельств исследователей становится возможным, хотя бы в главном, воссоздать систему закалки запорожских казаков.

Как известно, казаки жили среди цветущей природы с чистым и свежим воздухом. По старинке, большую часть года они ходили в легкой одежде, без головных уборов, часто босыми и с обнаженным торсом, что давало хороший эффект от воздушных ванн.

Благодаря постоянному пребыванию на воздухе организм казаков постепенно приспосабливался к температуре окружающей среды, низшей от температуры тела. Благодаря воздействию воздуха, незаметно исчезало возбуждение, улучшался сон, появлялось бодрое настроение; положительно влияли воздушные ванны и на сердечно-сосудистую систему, способствуя нормализации артериального давления и улучшению работы сердца.

Большое значение для закалки казаков имел сон на свежем воздухе. Это повышало устойчивость организма к простудным заболеваниям верхних дыхательных путей.

Среди запорожцев, было широко распространено закаливание водой. По словам Д.И. Яворницкого: «Казаки вставали на ноги с восходом солнца, сразу же умывались холодной, родниковой или речной водой». Это же подтверждает А.Ф. Кащенко: «Все запорожцы вставали до восхода солнца и шли на реку умываться или купаться».

Рациональным является то, что казаки принимали водные процедуры рано утром, когда кожа равномерно согрета, что обеспечивает хорошую сосудистую реакцию.

Закаливание водой, по сравнению с воздухом, имело большее влияние. Это объясняется тем, что холодная вода сначала вызывает сужение поверхностных кровеносных сосудов, содержащихся в коже и под кожей. Именно в утреннее время кровь из них перемещается в глубоко расположенные сосуды, появляется «гусиная кожа»2, после чего сердце начинает работать более энергично, кровеносные сосуды кожи расширяются, кровь снова перемещается к коже, появляется ощущение теплоты. Такая своеобразная гимнастика, благодаря которой сосуды расширяются и сужаются в зависимости от температурных условий, позволяла казаку быстро адаптироваться в соответствующей среде.

Среди разнообразных физических упражнений казаки нередко отдавали предпочтение плаванию. С одной стороны, плавание носило прикладную направленность. Без умения плавать было очень трудно, практически невозможно выжить в то время. С другой стороны, плавание - один из самых эффективных способов закаливания. Оно имеет большое оздоровительное значение, укрепляет сердечно-сосудистую, дыхательную и мышечную системы, способствует гармоничному развитию личности.

Как отмечает А.Ф. Кащенко: «Купались запорожцы не только летом, но и осенью, а кто - так и всю зиму».

Так же, как и древние славяне, запорожские казаки очень высоко ценили целебные свойства солнечных лучей, и поэтому стремились как можно больше времени находиться под его действием.

Француз Н. де Бартеон, характеризуя казаков, сравнивал их с индейцами: «... Загорелые на солнце, как индейцы». Известный историк И. Мюллер писал: «...Казаки представляют собой сильных, закаленных на солнце людей...».

Под действием солнечных лучей у казаков повышался тонус центральной нервной системы, усиливалось потоотделение, уничтожались микробы и разрушались яды, которые производят эти микробы.

Нужно также учитывать, что казаки жили на берегах рек, озер, прудов, где ультрафиолетовых лучей значительно больше.

Таким образом, систематическое выполнение физических упражнений и эффективная система закалки воспитали тот тип казаков, которые легко переносили жажду, голод, жару и холод и были надежными защитниками, как мы знаем из истории, всего украинского народа.

 

Литература

  1. Бабишин С.Д. Школи Запорозької Січі // Рідна школа. - № 91. - С. 83-85.
  2. Історія  українського війська: у 2  т.  Т.  1. - Львів, 1936. - С. 8.
  3. Мірошниченко В. Флібустьєри, мінітмени, лицарі // Наука і суспільство. - 1993. - № 1.  - С.  24-25.
  4. Мюллер Й. Історична дисертація про козаків. // Всесвіт. - 1988. - № 6. - С. 131-137.
  5. Пристула О. Спас - бойове мистецтво запорозьких козаків // Шлях перемоги. - 1993. - 12 червня. -  С. 8.
 
 
 
Взято: www.bereginya-rodu.org

Узнать больше о боевом гопаке Вы можете здесь:

 
 
 
В случае использования материалов этого сайта ссылка на сайт обязательна
Останнє оновлення на Понеділок, 27 грудня 2010, 16:07
 
, Powered by Joomla! and designed by SiteGround web hosting