Во саду ли, в огороде...

Сейчас на сайте

На даний момент 71 гостей на сайті
Besucherzahler singles
счетчик посещений



Designed by:
SiteGround web hosting Joomla Templates
PDF Друк e-mail
Днепровские плавни - Легенды Днепровских плавней
Середа, 25 листопада 2009, 16:47

Тороп С.О.
Биолог, краевед
г. Никополь, Украина
Биография

Материал предоставлен в авторской редакции

 

Днепровские русалки

Много лет назад я побывал на практике в приднепровском селе, находящемся в Херсонской области. Собрав немало ценных сведений о гнездящихся в этой местности птицах и растущих здесь травах, я решил немного отдохнуть на берегу. Стояла невыносимая жара, а на небе с самого утра не показалось ни единого облачка. Ища спасения от невыносимого зноя, несколько местных ребятишек, наспех скинув с себя одежду, спешило окунуться в ласковую днепровскую воду. Я решил последовать их примеру, но старый рыбак, помнивший времена Днепровских плавней, стал отговаривать нас от этого поступка.
- Ребята, сегодня вам лучше не купаться.
- А почему?
- Так ведь Троица сегодня.
- Ну и что?
- А то, что русалка под воду утащить может.

Если честно признаться, мы восприняли слова суеверного старика не без иронии, но все же купаться почему-то не стали. И это несмотря на тридцатиградусную жару!
 
 
 
- А ты ее ниже пояса видел?
Малюнок Торопа С.О.
 
Прошли годы, я окончил институт, но связанное с русалкой поверье крепко засело в моей памяти. Из общения со старожилами мне удалось выяснить, что еще в начале ХХ века по всему нынешнему югу Украины было распространено немало легенд и поверий, связанных с русалками. Кстати, на Троицу (в некоторых местах и в течение всей предшествовавшей ей недели) запрещалось не только купаться, но и ездить в плавни за дровами. В данный период по всему Великому Лугу не косили траву, не заготавливали сено. Крестьяне обычно воздерживались от работы в поле, а женщины от шитья, «щоб русалци очей не зашиты».

Напомню, что русалка – женский демонологический персонаж, согласно народным поверьям, обычно пребывающий на земле в течение Троицкой или Русальной недели. В нашей местности эту неделю иногда также называли Мокрой, Сырой, и даже Жабьей. У нас, на юге, Русальная неделя обычно предшествовала Троице, а в более северных губерниях, наоборот, следовала за ней. Без сомнения, это можно объяснить климатическими особенностями и вегетацией растений (на юге, как известно, злаки всегда цветут раньше). С древних времен считалось, что русалки защищают посевы, содействуют цветению и урожаю. Дабы не мешать им, крестьяне не выходили в поле, «щоб гарно вродыло», и не косили траву - «хай русалка у ний спочатку покатаеться».
 
Как и другие демонологические персонажи русалки могли управлять природными стихиями и атмосферными процессами: насылать бури, ливни, град, засуху и т.п.

Обладали они и способностью превращаться в птиц и зверей. На Никопольщине верили, что русалка способна превратиться в выпь. После Троицы она вообще якобы продолжала пребывать исключительно в образе этой птицы. Вот почему в ХІХ – в начале ХХ вв. никопольские рыбаки считали выпь «скверной птицей», а услышав ее голос – крестились. 
 
 
 
Выпь. Рисунок Торопа С.О.
 
Согласно народным поверьям, превратившая в выпь русалка всегда стремилась помешать рыбакам вернуться домой с хорошим уловом. Своим противным голосом выпь, то есть превратившаяся в нее русалка, могла накликать ненастье. В Днепровских плавнях русалки могли повредить колесо телеги или сбить путника с дороги. Среди привычных занятий русалок обычно называли следующие: по ночам они плескались в воде, расчесывали возле нее свои длинные волосы, качались на ветках ив. Днем эти демонологические создания грелись на солнышке, кувыркались в траве, плели венки, пели.

После отведенного им срока пребывания на земле, русалки (в разных губерниях) уходили в реки и моря, возвращались в могилы, улетали в небо, прятались по деревьям. На Никопольщине они обычно превращались в выпь.

Следует отметить, что жители Екатеринославской и ряда других южных губерний Российской империи (в целом) и стран Европы имели различные представления о внешнем виде русалок. Европейцы обычно изображали их девушками с рыбьими хвостами, а жители северных губерний Российской империи – уродливыми и страшными бабами, с отвислой грудью, которую они закидывали за плечи. Ближе к Полесью русалок представляли в виде девушек или молодых женщин, с красивой грудью и распущенными волосами, обычно полностью обнаженных. На Нижнем Днепре русалки теряли как европейские  («рыбьи») признаки, так и свойственные «нежити» (холодные руки, закрытые глаза, бледная кожа) характеристики, которыми их частенько наделяли жители более северных губерний.

Начиная от Екатеринослава (ныне – Днепропетровск) и ниже по Днепру русалок представляли в образе высоких женщин, с нормальными ногами, опрятным внешним видом. Облачены они были в белые одежды, либо наряды, в которых утонули. Часто носили бусы, серьги и другие украшения. Свои волосы эти существа старательно расчесывали или заплетали в косы. Разве что невзначай запутавшаяся в волосах речная водоросль и следы тины на одежде могли выдать нашу русалку. Наши речные духи в канун Троицы любили украшать свои головы изысканными венками, сплетенными из водных и наземных растений.

На Русальной неделе их можно было повстречать не только в отдаленных уголках Днепровских плавней, но даже в рыбацких поселках и городах. Правда, едва услышав крики первых петухов, как и положено типичным представителям потустороннего мира, они спешили скрыться подальше от глаз людских, возвращаясь в воду.

Столь разительные отличия в представлениях о внешнем виде русалок возникли не случайно. Дело в том, что в Екатеринославской губернии большинство связанных с ними легенд возникло не в древние времена, а в эпоху, когда по Днепру уже ходили первые колесные пароходы. Интенсивное освоение и заселение нашего края в конце XVIII – в начале XIX века, безусловно, сказалось на местных легендах и поверьях. Переселенцы из других губерний Российской империи и стран Европы обогатили их новыми сюжетами, произошел синтез местных и «привезенных» представлений о злобных демонологических персонажах.

Наложил свой отпечаток и «просвещенный» XIX век, когда наука окончательно разделила фантазии и реальность, а в прозе и поэзии возродился интерес к романтике.

Но даже утратив многие присущие нечисти «отталкивающие черты», даже обретя некий притягательный ореол загадочности и таинственности, днепровские русалки отнюдь не стали добрыми феями. Им по-прежнему были не чужды присущие злобным духам «проказы»! Они могли повредить невод, освободить из сетей рыбу и лишить рыбаков улова. В плавнях они «забавлялись» тем, что могли повредить колесо телеги или сбить путника с дороги. В приднепровских селах верили, что по ночам русалки способны отбирать у коров молоко. Иногда они «подшучивали» над оказавшимся в воде человеком – хватали его за ноги, щекотали, могли даже слегка притопить. Как правило, после подобных «развлечений» днепровские русалки отпускали пловца на берег целым и невредимым. Они могли погубить лишь тех людей, которые причинили им зло…

Согласно бытовавшим в наших краях поверьям, русалками становились вовсе не случайные утопленницы, а жертвы неверных женихов и мужей, в отчаянии лишившие себя жизни. Став злобными водяными духами, они не успокаивались до тех пор, пока не сводили счеты со своими обидчиками. Нередко днепровские русалки  выступают в роли защитниц всех обиженных девушек, мстя их неверным женихам.

Именно такими изображает этих демонологических созданий известный русский поэт Пушкин А.С. в своем драматическом произведении «Русалка», завершенном в 1832 году. 
 
 
 
Тропинин В.А. Портрет Пушкина. 1827 г.
 
 
Кстати, на его сюжет написанная одноименная опера Даргомыжского А.С.
       
                Русалка
                   Ступай же.
                      (Одна)
                         С той поры,
Как бросилась без памяти я в воду
Отчаянной и презренной девчонкой
И в глубине Днепра-реки очнулась
Русалкою холодной и могучей,
Прошло семь долгих лет – я каждый день
О мщенье помышляю…
И ныне, кажется, мой час настал.
 
 
 
Русалка. Иллюстрация художника Трутовского К.
 
 
Русалка. Иллюстрация к поэме Пушкина А.С.
Фото:  www.render.ru
 
 
Не исключено, что Пушкин написал это произведение под впечатлением одного из рассказов о днепровских русалках, который он мог услышать во время своего пребывания в Екатеринославе (ныне – Днепропетровск) в 1820 году.

В середине ХІХ века на всем Нижнем Днепре (от Екатеринослава до Херсона) среди рыбаков и вольных матросов наиболее популярными были рассказы о русалке, которую называли Марусей-бакенщицей или просто Бакенщицей. В разных местах они имели не существенные отличия и повествовали о том, как удалой бакенщик Иван «засватал» Марусю – девушку из бедной семьи, обладавшую поистине сказочным голосом. Незадолго до свадьбы он нашел на одном из днепровских островов клад старинных монет. Иван отправился в город за подарком для невесты, но едва переступив порог кабака, напрочь забыл обо всем, пустившись в разгул и пьяное веселье.

Тем временем Маруся, обеспокоенная долгим отсутствием жениха, отправилась в город на его поиски. Увидев подвыпившего Ивана в компании с гулящими женщинами, она рыдая побежала к реке, бросившись с высокой днепровской кручи в воду. Иван долго горевал по Марусе, но несколько лет спустя нашел себе новую невесту и женился. Жизнь у него постепенно наладилась, однако каждый раз плывя по реке, Иван слышал голос Маруси, будто бы раздающийся где-то вдали. Однажды во время сильного ненастья его лодку занесло на самую середину Днепра… И тут он услышал пение Маруси совсем близко. Из всех сил Иван налегал на весла, стараясь подальше уплыть от «проклятого места», но голос звучал все громче и громче, а испуганный бакенщик выбился из сил. И тут ему показалось, что из днепровской волны вынырнула его несчастная невеста и поманила к себе рукой. Иван, не помня себя, прыгнул в воду. Вскоре днепровская волна накрыла его с головой…
 
 
 
Бакенщица. Рисунок Торопа С.О.
 
 
Характерно, что свершив долгожданную месть, Маруся успокоилась и больше никому не причиняла зла. Верили даже, что она иногда спасала тонущих детей и помогала в непогоду рыбакам вернуться домой, «отводя» ненастье…

Под особым покровительством днепровских русалок находились белые и желтые кувшинки (кубышки). Бдительно охраняя свои любимые цветы в предутренние и вечерние часы, они якобы могли схватить попытавшегося сорвать их человека за руку, и гневно посмотреть ему в глаза. Это, согласно народным поверьям, оказывалось вполне достаточным для того, чтобы навсегда отбить у последнего охоту прикасаться к их любимым растениям. Кто знает, может быть, благодаря вере в русалок, белые и желтые кувшинки встречались в Днепровских плавнях в изобилии.
 
 
 
Кувшинка белая. Рисунок Торопа С.О.
 
 
Кувшинка желтая или кубышка желтая.  Рисунок Торопа С.О.
 
 
Система оберегов от русалок в наших краях, как и везде, во многом совпадала с приемами защиты от нечистой силы (крест, молитва, магический круг). Действенными средствами оберега от русалок на Нижнем Днепре также слыли такие растения, как полынь и чабрец (богородская трава). Русалку можно было заставить убраться, если кинуть ей под ноги пучок чабреца. А один-единственный цветок этого растения, не заметно вплетенный русалке в волосы, мог даже ее погубить.

Уже в конце ХІХ века большинство населения в наших краях, кажется, не воспринимало легенды и рассказы о русалках всерьез, а заезжие натуралисты не упускали случая, дабы не посмеяться над «басенками дремучих стариков». В приднепровских селах, однако, еще долго продолжали соблюдать связанные с Русальной неделей запреты.

После революции 1917 года в наших краях с остатками веры в русалок боролись не менее активно, чем с кулачеством. В пылу этой борьбы даже небольшое озеро в Днепровских плавнях, которое старые рыбаки иногда называли Русальным, было переименовано в Красноармейское.
 
 
 

Узнать больше о русалках Вы можете здесь:
 
 
 
В случае использования материалов этого сайта ссылка на сайт обязательна 
Останнє оновлення на Четвер, 26 листопада 2009, 16:27
 
, Powered by Joomla! and designed by SiteGround web hosting