Во саду ли, в огороде...

Сейчас на сайте

На даний момент 170 гостей на сайті
Besucherzahler singles
счетчик посещений



Designed by:
SiteGround web hosting Joomla Templates
PDF Друк e-mail
Днепровские плавни - Легенды Днепровских плавней
Середа, 09 лютого 2011, 16:35

Тороп С.О.
Биолог, краевед
г. Никополь, Украина
Биография

Материал предоставлен в авторской редакции

 

Казак и Дикий конь

На протяжении столетий предшествующая светлому празднику Рождества ночь была окружена в сознании многих народов Европы неким мистическим ореолом. Считалось, что именно в эту ночь на нашей грешной земле чаще всего происходили самые невероятные чудеса.

Например, можно было сказочным образом разбогатеть или отыскать спрятанный в земле клад. Обычно такие награды заслуженно получали от небесных сил простые люди за проявленные ими доброту, милосердие, сострадание. Но в ночь на Рождество заметно активизировалась и всевозможная нечисть, испытывавшая на прочность веру людей и нередко обманом завладевавшая их душами. О встречах с подобными посланцами из ада было сложено немало сказок и легенд.

В конце XVIII века одна из них была широко распространена на Никопольщине и на всей территории бывшего Войска Запорожского... Однажды перед Рождеством один удалой запорожский казак поспорил со своими товарищами, что сможет оседлать Дикого коня и проскакать на нем по степи сто верст. Когда наступила ночь, он, помолившись, отправился в степь, спрятался за заготовленным поселенцами стогом сена и принялся ждать. Крепчал мороз, на темном небе зажглись яркие звезды.

Казак начал терять всяческое терпение, когда, наконец, из заснеженной дали послышалось громкое ржание. Притаившись за своим укрытием, он увидел, как из степи прискакал пепельно-серый конь, глаза которого горели огнем. Дикий жеребец направился к стогу и принялся поедать сено. Выждав благоприятный момент, казак вскочил ему на спину и крепко вцепился в гриву. Дикий конь пронзительно заржал и унес на себе удалого запорожца в бескрайние просторы.

Долго скакали они по степи, сильный жеребец отчаянно брыкался, не раз норовя сбросить с себя седока, но тот лишь сильнее цеплялся за его гриву.

Наконец, жеребец остановился и, тяжело дыша, начал рыть копытами снег. Его злобные глаза горели адским огнем. Казалось, он совсем выдохся и уже не в силах был продолжать свой стремительный и неудержимый бег, подчиняясь воле отважного человека. Однако Дикий конь даже не думал так просто сдаваться. Неожиданно он оторвался от земли и со скоростью ветра помчался по воздуху, поднимая запорожца все выше в небо. Где-то внизу промелькнули Днепровские плавни, маковки церквей, еле заметные огоньки домов.
 
 
Казак и Дикий конь
Рисунок Торопа С.О.
 
Испуганный казак посмотрел на Днепр, который показался ему тоньше самой тонкой нити. Вскоре совсем не стало видно земли - только одно бесконечное небо и яркие звезды. А серый жеребец брыкался все сильнее да поднимался все выше. Казак, крепко вцепившись в жесткую гриву, молил пресвятую Богородицу и все небесное воинство о спасении. Он закрыл глаза, а когда вновь решился их открыть, то увидел, что Дикий конь скачет уже по земле. Всю ночь носил на себе пепельно-серый жеребец запорожца по степи.

Домчав до самого берега Черного моря, он, вконец обессиленный, рухнул на песок подле воды. Тогда казак достал плетку и со всей силы стеганул ею Дикого коня, и черт (а это был именно он!) моментально принял свой истинный облик. Нечистый дух стал неистово просить отважного запорожца о пощаде, обещая заплатить за свое освобождение щедрый выкуп.

Выкурив трубку табака и подумав, казак согласился принять его предложение, но перед этим решил взять с черта клятву, что тот никогда больше не станет появляться на Святой Руси и губить души православных христиан. Нечистый дух слезно пообещал ему больше никогда не делать этого. Напоследок казак еще раз огрел черта плеткой, после чего, перекрестившись, отпустил его на все четыре стороны. Черт злобно взвыл и, вздымая бурю по всему морю, полетел прочь - в поганую землю турецкую да неверные края басурманские...

Как повествует легенда, казак возвратился назад с полной шапкой золотых монет и драгоценных камней. Прошло много лет. Бывший запорожец женился и построил в городе дом, глядя на который, дивились даже некоторые богачи. На светлый праздник Рождества в его просторном доме всегда собиралось много гостей. Затаив дыхание, люди слушали рассказы старого казака о славных временах Войска Запорожского, о героических походах и войнах с Османской империей.

Под конец он всегда рассказывал о том, как однажды в канун Рождества повстречался с самим чертом и сумел его победить. Находились те, кто не верили его словам и начинали смеяться. Тогда бывший запорожец доставал завернутый в тряпицу огромный драгоценный камень невиданной красоты. Он сиял так светло и ярко, как светит первая звезда, восходящая в сумрачном рождественском небе.
 
 
Герб города Никополя
 
 
Пять из восьми Запорожских Сечей находились на Никопольщине,
в местности около Днепровских плавней

По всей видимости, время создания данной легенды - конец 80-х - начало 90-х годов XVIII века. В ней нашли отображение многогранные исторические события, связанные с освоением и заселением новых земель, переселением бывших запорожцев из зимовников в города и слободы. Славные победы, одержанные в русско-турецких войнах 1768-1774 и 1787-1791 годов, когда тысячи казаков, сражавшихся под руководством Сидора Белого, Захария Чепеги и Антона Головатого, отличились при штурме Очакова и Измаила.

Униженный и поставленный на колени злой дух совсем не зря улетает в «поганую землю турецкую да края басурманские». Ясно, кого именно он олицетворяет в этой легенде - коварного османского захватчика, веками удерживавшего под своим контролем низовья Днепра и выходы к Черному морю, совершавшего разбойные набеги на южные земли и уводившего в турецкий полон невольников. В связи с этим данная чертом клятва (больше никогда не появляться на Святой Руси и не губить души православных христиан) выглядит вполне закономерной. Она как бы подводит черту под господством Османской империи на северных брегах Черного моря.

В сложенных на Руси и во многих странах Европы легендах, черти, а зачастую и сам дьявол, для похищения душ людей нередко принимают вид черного коня или рыцаря на черном коне. Легенды о Дьяволе-коне дали сюжеты нескольким балладам Роберта Саути (баллада, в которой описывается, как одна старушка ехала на черном коне) и Людвига Уланда, известным в русской литературе благодаря прекрасным переводам Василия Андреевича Жуковского (1783-1852 гг.), участника Отечественной войны 1812 года и воспитателя наследника (будущего императора Александра II).
 
 
Жуковский В.А.
Фото: www.ru.wikipedia.org  
 
 
Александр II
Фото: www.ru.wikipedia.org  
 
Старинные легенды и сказания о «конях Люцифера» или «конях из Ада» вдохновили мастера жанра «страшного рассказа» Эдгара Алана По (1809-1849 гг.) на создание гениального произведения под названием «Метценгерштейн». С Дьяволом-конем связана и известная легенда о похищении короля готов Теодориха Великого. Старый король, прельщенный предложением сесть на вороного коня невиданной красоты, не смог устоять перед соблазном.
 
 
 
Эдгар По
 
Едва Теодорих очутился на коне, тот помчался быстрее птицы: «Напрасно лучший из всадников свиты хочет догнать его, напрасно мчатся вслед ему собаки, спущенные со своры. Напрасно сам Теодорих, почуяв сверхъестественную силу коня, пробует спрыгнуть на землю. Он намертво прилип к нему! Тогда лучший из всадников свиты стал издали звать своего несчастного короля: «Государь! Зачем ты скачешь так и когда вернешься?» - и слышит в ответ: «Это черт уносит меня. Вернусь, когда будет угодно Богу и Деве Марии...».

Однако в наших степях с Дьяволом-конем происходит, на первый взгляд, весьма странная метаморфоза, на которую просто-таки нельзя не обратить внимание. Он меняет свою привычную (так сказать, «профессиональную») черную окраску на пепельно-серую. Именно такую масть имеет коварный конь, носивший по степи и поднимавший отважного казака в звездное небо. Странная «перекраска» таинственного жеребца происходит совсем не случайно - в его роли выступает реальное животное, еще каких-нибудь 130-140 лет назад обитавшее на просторах Никопольщины.

Тарпаны или турпаны (Equus gmelini) были дикими лошадьми - быстрыми и выносливыми. Они являлись предками всех современных лошадей. О резвости и выносливости тарпанов в наших краях в былые времена рассказывали истории, многие из которых сегодня кажутся невероятными и даже фантастическими. Так, однажды один бравый гусар преследовал на своем скакуне, считавшимся самым быстрым в полку, раненую (!!!) дикую лошадь. Тарпан благополучно ушел от преследования и скрылся в степи, а гусар лишь напрасно насмерть загнал своего коня, о чем потом долго и горько жалел...
 
 
Тарпан
 
Любопытно, что в более ранних легендах, появившихся на Руси еще до начала массового заселения Дикого поля, всевозможные сивки-бурки и чудо-кони, прототипами которых выступают опять-таки тарпаны, являются исключительно... положительными персонажами. Они верой и правдой служат своим хозяевам, не раз спасают их от беды и помогают сказочным образом разбогатеть. Эти легенды и народные сказания были использованы Петром Ершовым (1815-1869 гг.) при создании хорошо известной сказки «Конек-горбунок».
 
 
Ершов П.П.

По мере заселения наших степей отношение людей к тарпанам становилось все более негативным. В конце 80-х-начале 90-х годов XVIII века (к этому времени, судя по всему, относится создание легенды о казаке и Диком коне) поселенцы уже вели с ними самую настоящую войну. Тарпаны часто появлялись на полях и в огородах, травили посевы, а зимой иногда начисто поедали сено, заготовленное поселенцами в степи и сложенное в стога.
 
 
 
Показательно, что на иллюстрации художника Сайфуллина Р. к сказке Ершова П.П. "Конек-горбунок" волшебный конь виглядит похожим на тарпана
 
 
 

 
Так художники изображают конька-горбунка сегодня
 
Председатель Днепровской уездной управы Колчанов А.М., с увлечением собиравший сведения об этих животных, отмечал: «Бывали случаи, когда степные лошади, особенно кобылицы, приставали к стаду тарпанов. Говаривали даже, что тарпаны-жеребцы сами отбивали самок из табунов домашних лошадей и вступали в бой с жеребцами таковых, но никогда не одерживали победы». Тарпанов всюду истребляли, а там, где их было особенно много, поселенцы выставляли караулы и сообща оберегали свои поля. С ружьями их стерегли у водопоев и стогов с сеном.

Для поселенческого юга пепельно-серые дикие кони стали особенно вредными существами, поэтому становится ясно, почему повстречавшийся казаку перед рождеством черт является именно тарпаном.

Представленный в легенде казак - человек слегка самонадеянный и даже авантюристичный. Но в то же время его смелости и находчивости можно только позавидовать - далеко не каждый смог бы выдержать подобное испытание. Он также выступает преданным защитником родной земли и православной веры. Как известно, Запорожское Войско свято почитало все, что было связано с православной церковью, и во все время своего существования являлось надежной защитой и оплотом православия.

Не случайно запорожцы в 1734 году, сразу после основания Новой Сечи, приступили к строительству церкви, которая по традиции возводилась во имя Покровы Пресвятой Богородицы - небесной покровительницы всего казачьего войска. Именно к Пресвятой Богородице в легенде возносит свои молитвы казак, оказавшийся перед лицом гибели. Именно вера, в конечном итоге, помогает ему одержать победу над злом, которое не бывает всесильным.
 
 
 
 
 
Так выглядят Днепровские плавни сегодня. с. Красногригорьевка. 2009 г.
Фото: Рудоманова Е.Е.
 
 
 
Источник: Тороп С.О. "Казак и Дикий конь" // Проспект Трубников. - 2011. - № 2. - 6 янв.
 
 
Перевод в электронный вид: Бутенко О.П.
На нашем сайте Вы можете узнать больше о Днепровских плавнях:
Останнє оновлення на Вівторок, 10 травня 2011, 15:54
 
, Powered by Joomla! and designed by SiteGround web hosting